Как заработать на своих половых клетках? Этическая сторона донорства половых клеток в положениях ESHRE История развития донорства половых клеток.

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Стать донором половых клеток - сперматозоидов или яйцеклеток - в Беларуси официально разрешено в соответствии с Законом «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Теоретически доноры должны быть. Но фактически их нет. Когда знакомым понадобились донорские сперматозоиды, им пришлось воспользоваться зарубежным банком доноров половых клеток.

Корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила на эту тему с директором Республиканского научно-практического центра «Мать и дитя» Константином Вильчуком.

- Говорить о донорстве половых клеток в Беларуси рановато, - отмечает К. Вильчук. - И не потому, что оно не востребовано - к нам обращаются семейные пары с бесплодием. Но пока желающих стать донорами единицы.

- То есть доноры все-таки есть?

- Мизер, а после медицинских обследований и того меньше.

- Серьезные проверки проходит человек?

- Естественно. Для начала человек приходит в наш центр, пишет письменное заявление. По законодательству д онором сперматозоидов может быть мужчина в возрасте от 18 до 40 лет, не имеющий медицинских противопоказаний к донорству (сперматозоидов) и прошедший медицинский осмотр. Донором яйцеклеток может быть 18–35-летняя женщина, имеющая ребенка, у которой также нет противопоказаний к донорству (яйцеклеток), и только после медосмотра. Лицо, совершившее тяжкое, особо тяжкое преступление против человека, в качестве донора не рассматривается.

- Мы говорим об анонимном донорстве половых клеток?

- О донорстве половых клеток в принципе - анонимном и неанонимном. Пока мы имели дело только с неанонимным, когда донорами выступали близкие люди - брат или сестра. В нашей стране неанонимным донором может быть только родственник. Эти донорские половые клетки могут быть использованы без их криоконсервации (замораживания) и прохождения карантинного периода, а человек, которому они нужны, ознакомлен с возможными рисками, связанными с применением данных клеток. Соответствующая информация вносится в медицинские документы и подписывается пациентом и лечащим врачом.

Использование половых клеток анонимного донора возможно только после криоконсервации и карантина длительностью шесть месяцев. Максимальный срок их хранения - до 10 лет.

- Допустим, донорские клетки применили по назначению, но не все. Что делают с остатком?

- Крайне редко, но при наличии письменного согласия пациента-донора невостребованные клетки подлежат замораживанию или утилизации.

- Если к вам обратятся с просьбой подбора анонимного донора, сможете помочь?

- Пациенты сами подбирают себе доноров по каталогам в зарубежных криобанках, они же и платят за это. Биоматериал в наш центр доставляют курьеры с необходимыми документами. У нас были такие ситуации. За донорский материал платят «заказчики».

В настоящее время ведется работа по совершенствованию белорусского законодательства в области вспомогательных репродуктивных технологий. Со временем будут меняться некоторые правовые нормы, в том числе в отношении анонимного донорства половых клеток. Сейчас не урегулировано главное - оплата. Без денежного вознаграждения такое донорство невозможно. За рубежом так.

Особенности анонимного донорства за рубежом

Анонимный донор имеет право на материальное вознаграждение за предоставленный биоматериал, но не имеет права на получение информации о дальнейшем использовании своих половых клеток. А также на выяснение личности ребенка, зачатого с использованием его половых клеток, и родителей этого ребенка.

Обычно анонимных доноров заносят в регистр. Супружеские пары выбирают «отца» или «мать» по каталогу. Их описание содержит информацию, не составляющую врачебную тайну: возраст, рост, вес, цвет волос и глаз, расовая и национальная принадлежность, образование, группа крови и резус-фактор. Потенциальные родители могут посмотреть фото претендента, но только его (ее) детские, юношеские снимки.

Фото Сергея Шелега

Юрий, 34 года, Москва

Донор спермы

Я решил стать донором спермы в декабре этого года. Донором можно быть до 35 лет, то есть у меня остался всего год.

Чтобы стать донором спермы в банке репродуктивных клеток или в клинике ЭКО, нужно пройти серьезный отбор. Сначала ты сдаешь биоматериал на анализ. Специалисты делают спермограмму и проверяют, как твои сперматозоиды реагируют на криозаморозку и как чувствуют себя после размораживания. После этого необходимо пройти подробное обследование у терапевтов, урологов и психологов. А затем - генетический тест и консультацию генетика. Я еще и донор крови, поэтому часто прохожу разные медкомиссии.

Перед забором спермы нужно придерживаться некоторых правил. Этому процессу уделяется много внимания. Необходимо соблюдать воздержание от 2 до 4 дней, накануне нельзя употреблять алкоголь, острую, соленую и жирную пищу. У меня с этим проблем нет - я привык вести здоровый образ жизни.

Процесс сдачи спермы устроен так. Вы приходите в комнату донора - как правило, она уютная, с приглушенным светом. В этой комнате стоит писсуар: перед спермодачей нужно помочиться, помыть руки и половой орган. Вся сперма по итогам процесса должна попасть в контейнер. Это важно - даже в анкете, заполняемой после процедуры, есть пункт о том, не было ли утери биоматериала.

По условиям договора, я должен сдавать сперму не реже чем раз в неделю. Обычно я делаю это 2 раза в неделю: во вторник и в пятницу. У меня есть жена и маленькая дочка. Я спланировал визиты в банк таким образом, чтобы отношения с супругой не страдали: обязательно уделяю время жене в выходной день. Она относится к моему занятию с юмором, подшучивает надо мной: «Что-то ты в хорошем настроении - наверное, ездил в репробанк».

Я работаю в отельном бизнесе и неплохо зарабатываю. Донорством занимаюсь не ради денег, хотя на этом действительно можно заработать. Каждая успешная спермодача оценивается в 3 тысячи рублей. В конце месяца я получаю 1,5 тысячи рублей за каждую спермодачу. Оставшиеся 1,5 тысячи выплачиваются через 6 месяцев. Это связано с тем, что некоторые венерические вирусы могут проявиться в донорском материале через полгода. То есть через полгода все недовыплаченные деньги перечисляются донору. Если удается укладываться в идеальное расписание, можно заработать за месяц 26–30 тысяч рублей.

Дети, рожденные с помощью моей спермы, будут здоровыми, веселыми, жизнерадостными и целеустремленными

Я решил стать донором спермы, потому что у меня было большое желание передать кому-то не только часть своего генетического материала, но и свои здоровье и характер. Дети, рожденные с помощью моей спермы, будут здоровыми, веселыми, жизнерадостными и целеустремленными.

Я думал над тем, чтобы сделать свою анкету в репробанке открытой. Это означает, что в 18 лет ребенок сможет узнать, кто его биологический отец, сможет встретиться с ним. С одной стороны, мне бы хотелось познакомиться с биологическими детьми, но с другой - я не люблю сюрпризы. В общем, я решил все-таки оставить анкету закрытой.

Мария, 30 лет, Петербург

Донор яйцеклетки

Я была донором яйцеклетки дважды. В первый раз - 6 лет назад. Причина банальная - сложная материальная ситуация. Я случайно нашла на кухне газету с объявлением «Требуются доноры» и позвонила. Это была не клиника, а агентство, которое занималось подбором доноров в Петербурге. В агентстве меня попросили заполнить анкету - очень подробную, с вопросами про наследственность вплоть до прабабушки: чем болела, от чего умерла.

Процедура донорства яйцеклеток оказалась тяжелым испытанием для организма. К тому же я не знала, что у меня поликистоз. Когда врач вколола мне препарат для стимуляции овуляции, произошла гиперстимуляция - появилось слишком много клеток. Если в обычном цикле у женщины вырастает одна-две яйцеклетки, то у меня их было 28 штук. Яичники были огромного размера, живот в объеме был около ста сантиметров, хотя в обычном состоянии моя талия - 63 сантиметра. Это продолжалось где-то неделю. Чтобы снять отек, мне капали обычный физраствор. Когда я поняла, что мне это не помогает, а другого лечения мне не предложили, я сказала, что подам на клинику в суд. После этого мне стали колоть белок, который снимает отеки. Мне сразу стало лучше.

В ситуациях, когда наносится вред здоровью донора, как правило, никакая материальная компенсация не предполагается. Перед процедурой забора клеток женщина подписывает бумагу, в которой написано, что даже в случае смерти она не имеет никаких претензий к клинике.

Заплатили мне 45 тысяч рублей - это была средняя цена за донорство яйцеклеток в 2010 году. Сейчас, я слышала, и 60 тысяч платят.

Информация о судьбе яйцеклеток, которые я отдала в первый раз, полностью закрыта - я даже не знаю, получилось ли в итоге у девушки, которая ими воспользовалась, забеременеть. Думаю, что получилось: у нее было много попыток с 28 клетками.

Из-за осложнений я не планировала повторять опыт донорства, но все-таки стала донором еще раз. Моя хорошая знакомая рассказала мне, что не может иметь детей, и я решила ей помочь. Удачно совпало, что мы похожи внешне. В этот раз мы с мужем ответственно подошли к вопросу выбора врача.

Моя приятельница живет в другом городе, и сейчас мы не общаемся. После донорства стало неудобно поддерживать близкие отношения. Я знаю, что она родила двух мальчиков и что все хорошо. Сейчас им уже 2 года, в мае будет 3. Если честно, мне очень хотелось бы посмотреть, какие они получились, хоть одним глазком. Но мы подписывали договор, по которому я не имею права общаться с детьми.

Становясь донором яйцеклетки, ты отдаешь частичку себя. Неизвестно, кто будет растить этого ребенка, какая его ждет жизнь. Если развивать эту тему дальше, можно прийти к тому, что я своих детей бросила. Но все же стать суррогатной мамой мне было бы еще тяжелее. Ты носишь ребенка под сердцем, чувствуешь его, общаешься с ним, а потом отдаешь. Я бы не смогла пойти на такое.

Количество раз, которое женщина может становиться донором, зависит от ее запаса яйцеклеток. У меня он большой - намного выше нормы, - но становиться донором еще раз я не планирую. Хотя не исключаю, что сделала бы это для кого-то близкого.

У меня есть дочка. Она не знает, что где-то у нее есть два биологических братика. Возможно, когда-нибудь, когда она станет взрослой, я расскажу ей. Хотя я не уверена, нужно ли это: я стараюсь вообще не думать об этих детях как о своих.

Ирина, 46 лет, Петербург

Реципиент яйцеклетки

Мы с мужем решились на ЭКО после смерти сына. Ему был 21 год, когда случилось несчастье. Зная свои проблемы с женским здоровьем, я сразу пошла в клинику репродукции. Мы решили обратиться за помощью к суррогатной маме. После шести неудачных попыток ЭКО со своими яйцеклетками мы начали протокол с донорским клетками. Продолжать со своими не было ни материальной возможности, ни моральных сил, ни времени. Мы были уже не молоды, а нам вновь предстояло стать родителями. Как оказалось, даже двойни: у нас чудесные мальчик и девочка.

Решение прибегнуть к ЭКО далось мне сложно. Особенно тяжелым был первый протокол. Но с каждым протоколом становится все легче, появляется азарт, желание победить любой ценой и иметь детей становится все сильнее. Сомнения были, конечно. И даже после рождения детей они остались глубоко внутри. Но постепенно, по мере взросления малышей, преодолевая все трудности, я все больше понимаю, что это мои родные дети.

Донора яйцеклетки выбирал мой доктор. Я ему полностью доверилась. Когда приходит опыт протокольной жизни, внешняя красота донора уходит на второй план. Главное - его результативность, которая измеряется даже не количеством эмбрионов, которых даст донор, а их качеством. Как правило, у анонимных доноров внешность обычная, ничем не примечательная. Я знаю только некоторые характеристики со слов доктора: рост, вес, цвет глаз, цвет волос, объем груди, место работы.

Мой муж сразу согласился на донорскую яйцеклетку, когда понял, что другого выхода нет. Это решение далось ему легко, он никогда не вспоминает об этом. Из родных знает только мама, но мы с ней даже не обсуждали эту тему: наши дети - и все. Почему мы не усыновили ребенка? Сложный для меня вопрос. Все-таки я не готова к этому. Для меня важно знать, что отец моих детей - человек, которого я знаю и люблю.

На тему ЭКО с донорской яйцеклеткой я общалась только с девочками на форуме «Пробирка». С некоторыми из них мы подружились в реальной жизни и продолжаем общаться до сих пор. Кроме них знают две близкие подруги, они относятся к моей ситуации с пониманием, полностью меня поддерживают. Больше я ни с кем эту тему не обсуждаю, потому что люди, далекие от наших проблем, воспринимают ее крайне негативно из-за непонимания вопроса.

Я не планирую рассказывать детям о том, что я не их биологическая мама и что их выносила другая женщина. Это придется сделать, только если, не дай бог, понадобится медицинская помощь. И это одна из причин, по которой я не афиширую свою историю.

С суррогатной мамой у нас сложились замечательные отношения, она абсолютно адекватно воспринимает ситуацию. Мы полностью защищены юридически от любых посягательств на детей и вторжений в нашу семейную жизнь.

Я против того, чтобы донорство в России стало полностью открытым. Я считаю, что это создало бы проблемы для семей, прибегнувших к репродуктивному донорству. Многие пары, в стране проживания которых есть подобные условия, вынуждены делать ЭКО за границей.

Я верующий человек. Мне кажется, в негативном отношении церкви к ЭКО и суррогатному материнству есть противоречие. Если бы в этом процессе все было лишь в руках врачей, не требовалось бы стольких попыток ЭКО. Человек не управляет этим процессом - все в руках Божьих. Суррогатное материнство тоже не дает стопроцентной гарантии: у меня 11 попыток, у моих подруг с «Пробирки» - по 13, 17, 25… Но в итоге тысячи людей обрели счастье материнства благодаря таким возможностям современной медицины. Что в этом плохого?

Наши сын и дочь - копия папы. Я счастлива, что они похожи на него и внешне, и характером, и повадками. Когда малыши обнимают меня крепко за шею и прижимаются ко мне, я понимаю, что они только мои и больше ничьи. Конечно, есть и сложные моменты: двойня - это тяжелая нагрузка, у меня бывают срывы и слезы от усталости. Но ни разу я не пожалела, что прошла этот путь, что решилась на донорскую яйцеклетку. Это мои любимые и родные дети.

К сожалению, мой возраст не дает мне возможности завести еще детей. Единственное, о чем я жалею, - что раньше не сделала этот шаг.

Алла, 46 лет, Казахстан

Реципиент яйцеклетки

Я живу в Казахстане, работаю в крупной государственной компании. Дочка родилась совсем недавно, ей сейчас всего 20 дней.

У мужа есть дети от первого брака - да и со спермограммой все в порядке. Ну а мне поставили в Москве бесплодие неясного генеза.

Долгое время мы вообще не планировали заводить ребенка. По работе мы с мужем постоянно находились в разных государствах и забеременеть с таким графиком было нереально. Планировать беременность мы стали, когда мне исполнилось 40. Поскольку мы были в разных городах, решили прибегнуть к ЭКО. Поначалу муж был против - считал, что все и так получится, но мне удалось его убедить. Я понимала, что мы можем не успеть, если тянуть дальше.

Первая попытка ЭКО была сделана в Казахстане. Перспективы были неплохие, но в этот период у меня был большой стресс: на работе меня назначили исполняющей обязанности генерального директора. На этом фоне что-то пошло не так, и имплантация не удалась.

После этого мы решили поменять клинику, но другие специалисты по ЭКО в Казахстане сказали, что перспектив иметь ребенка в таком возрасте у меня уже нет. Тогда я решилась поехать в Москву, тем более что мы хотели провести предимплантационную диагностику эмбриона, а на тот момент диагностику всех пар хромосом делали только в России или в дальнем зарубежье.

Врачи в Москве сказали, что причина, по которой не наступает беременность, ясна - нужны качественные яйцеклетки. Нужно было простимулировать яичники и получить яйцеклетки, но возникла проблема: в Казахстане врачи посоветовали мне удалить миомы, а любая операция в брюшной полости уменьшает резервы яйцеклеток, как мне в последующем объясняли. Поэтому в Москве у меня брали уже только по 2–3 яйцеклетки.

В первый раз, когда мне сделали стимуляцию, развившиеся фолликулы оказались пустыми - без яйцеклеток. Затем мне предложили двойную стимуляцию - в этом же цикле дорастить оставшиеся клетки, что мы и сделали. В итоге у нас получился один эмбрион, а после следующей стимуляции - еще два. Мы отправили все три эмбриона на диагностику. Один был с синдромом Дауна, с лишней хромосомой. У другого, наоборот, недоставало хромосомы. И в третьем тоже были какие-то нарушения.

Одна неудача следовала за другой, было очень тяжело морально. Когда мы получили результаты, я сказала мужу: «Давай остановимся». И мы решили использовать донорские яйцеклетки. Мы стали просматривать базы и столкнулись с тем, что в России найти донора-казашку сложно.

Тогда мы стали рассматривать доноров тюркских национальностей, чтобы различия во внешности не так бросались в глаза. Мы выбирали между азербайджанкой, дагестанкой и тувинкой. Также смотрели татар и корейцев. В итоге остановились на азербайджанке. Донор абсолютно не была похожа на меня.

Мы выкупили 4 яйцеклетки. Из них при разморозке одна стала непригодной. А до 5-го дня развития, когда эмбрион можно имплантировать, дошли 2 из них. Я до последнего не знала, сколько эмбрионов дошло до переноса. И, когда мне сказали, что у нас 2 прекрасных эмбриона, я была на седьмом небе от счастья.

Нужно было принять решение, сколько эмбрионов переносить. Я решила - сразу два. Я понимала, что и выносить, и вырастить двойню будет в два раза сложнее, но не хотела испытывать судьбу. Врачи подтвердили, что состояние здоровья позволяет мне выносить двойню, и я уже начала свыкаться с мыслью, что у меня будут два малыша, но УЗИ на 21-й день после переноса показало, что прижился только один эмбрион.

Наша дочь еще совсем маленькая, но все говорят нам, что она вылитый папа. Правда, я нахожу в ней и черты донора, ведь я видела ее фото. Но теперь меня это совершенно не беспокоит - мы победили, у нас все получилось, я выносила и родила ребенка, и это мой ребенок!

Не хочу, чтобы дочь узнала, что я не ее биологическая мама. Возможно, я бы открыла ей это, если бы это потребовалось по медицинским показаниям. Знаете, у друзей нашей семьи приемный сын. Когда ему было лет 20, посторонние люди рассказали ему о том, что он не родной. Я видела, сколько боли ему принесла эта новость, у него будто выбили землю из-под ног. Я бы не хотела, чтобы мой ребенок пережил подобное.

Автандил Чоговадзе

Руководитель банка репродуктивных клеток и тканей «Репробанк»

Индустрия репродуктивного донорства в России жутко отстает от остального мира по нескольким причинам. Главная из них - наше общество невероятно зашорено. Первые банки спермы появились в США и в Японии в 70-е годы. Голливуд уже давно про это снимает кино - помните комедию про банк спермы с Вупи Голдберг (фильм «Сделано в Америке» 1991 года. - Прим. ред. )? Там не считается зазорным, если одинокая независимая женщина в поисках отца для своего ребенка отправляется не в бар, а в банк спермы. Не зазорно сказать ребенку, что он рожден с помощью донорской спермы. Поэтому на Западе распространено открытое донорство, когда ребенок по достижению совершеннолетия может связаться со своим биологическим родителем - донором.

В России, кстати, нет запрета на открытость. В законе написано, что доноры могут быть как анонимными, так и открытыми. Закрытость - это выбор нашего общества. Нежелание заморачиваться.

До 2014 года в России не было даже специализированного банка спермы. Сейчас такие банки есть в Москве, Нижнем Новгороде и в Казани - 3 на всю страну. До этого были только микробанки при клиниках ЭКО, в которых было по 3–4 донора. В каких-то крупных клиниках доходило до 10–15 доноров спермы.

Чтобы обеспечить выбор для пациентов всех групп крови с положительным и отрицательным резус-фактором, требуется как минимум 8 доноров. Не говоря уже о внешних характеристиках.

Доноров должно быть много еще и по другой причине. Несколько лет назад представители одной из клиник хвастались на конференции, что от их редкого донора с резус-отрицательной группой крови только в регионе родились 40 детей. Проблема в том, что через 20 лет эти дети достигнут репродуктивного возраста, и, если они, не дай бог, вступят в брак друг с другом, мы можем получить новое, до этого неизвестное наследственное заболевание. Таким образом можно создать настоящую генетическую бомбу. Это называется в генетике «эффект основателя».

В России за год насчитывается около 8 тысяч применений донорской спермы и около 5 тысяч применений яйцеклеток. С каждым годом эти цифры растут. Наша цель - подобрать сперму или яйцеклетки, которые дадут потомство, максимально похожее на юридического отца или мать. В идеале никто, кроме врача и семьи, не должен об этом знать, а через год-два всем вообще лучше забыть об этом эпизоде.

К нам обращаются три категории реципиентов. Первая - супружеские пары, где есть мужской фактор бесплодия или женщина вышла из детородного возраста - и ей нужны яйцеклетки. Вторая категория - одинокие женщины за 35. В основном они обращаются за донорской спермой, иногда и за яйцеклетками. Либо они отчаялись найти мужчину, либо хотят ребенка только для себя. Часто эти женщины пользуются услугами суррогатных матерей. Третья категория - лесбийские пары. В основном им требуется донорская сперма, реже яйцеклетки.

У каждой клиники установлен свой размер вознаграждения для доноров. В Москве донору яйцеклетки заплатят от 50 до 100 тысяч рублей. Проходить процедуру можно не чаще чем раз в месяц. У мужчин компенсация в районе 2–4 тысяч рублей за одну сдачу спермы, а сдавать сперму можно несколько раз в неделю.

Чтобы найти одного донора спермы, мы должны обследовать 300, иногда 400 кандидатов. Для женщин отбор проще. Дело в том, что с мужчиной-донором мы можем работать долго. Дорогостоящее медицинское обследование позволяет нам получить 100–200 пробирок спермы. Женщины же из-за сложности процедуры обычно становятся донорами единожды, максимум дважды. Донорство яйцеклеток - серьезное и опасное испытание для женского организма. Если врач неопытен или у женщины есть какие-то проблемы со здоровьем, не выявленные в ходе обследования, исход может быть даже смертельным, и мне известны такие случаи. Поэтому проводить такой же жесткий отбор, как для мужчин, нерентабельно - яйцеклетки попросту становятся золотыми.

Использование донорских яйцеклеток для некоторых женщин - единственная возможность родить долгожданного малыша. Если по определенным причинам у женщины не вырабатываются собственные половые клетки (отсутствие яичников, ранний климакс) или у яйцеклетки обнаружена хромосомная аномалия, то семейная пара обращается за помощью к посторонней женщине, обладающей крепким здоровьем (донор яйцеклетки). Последствия для донора не несут опасности, поскольку программа донации яйцеклеток строго контролируется: со стороны врачей прикладывается максимум усилий, чтобы обезопасить донора яйцеклетки.

В последнее время наиболее востребованным становится донорство яйцеклеток и спермы. Это связано с тем, что количество бездетных пар с каждым годом, к сожалению, увеличивается. Чтобы произошло зачатие, необходимо яйцеклетку оплодотворить.

Если у женщины нет собственных половых клеток или сперматозоиды мужчины неактивны, их мало, то оплодотворение естественным путем невозможно. Единственный шанс стать родителями – это искусственное оплодотворение. Если у женщины выявлены некачественные яйцеклетки, то единственный выход – это использование донорских половых клеток.

ЭКО с использованием клеток донора проводится врачами – эмбриологами в специализированных клиниках ЭКО. ЭКО с донорской яйцеклеткой – процедура репродукции, при которой в матку реципиента подсаживается оплодотворенная клетка донора. Осеменяется яйцеклетка в искусственных условиях спермой мужа. В некоторых случаях сперматозоиды могут быть донорскими. Существенно отличаются условия хранения яйцеклетки от сперматозоидов: донорские половые клетки нельзя подвергать криоконсервации – значительно снижается способность к оплодотворению. Замораживать разрешено сформированные эмбрионы, полученные из донорских клеток.

Известно, что беременность, при которой использовались «чужие» гаметы, не всегда наступает с первого раза. Но с каждым годом процент успеха при процедуре ЭКО с донорскими клетками увеличивается благодаря современным технологиям.

Донорство яйцеклеток

В здоровом менструальном цикле, каждый месяц у женщины формируется одна яйцеклетка. Если зрелая половая клетка не соединяется со сперматозоидом, наступает менструация, и клетка теряется. Если по определенным причинам у женщины отсутствует процесс образования яйцеклетки, используют донорскую гамету.

Донорство яйцеклеток определяется как добровольная передача биологического материала от донора женщине, которой имплантируют эмбрион, образованный путем искусственного оплодотворения.

Донорство яйцеклеток – сложный процесс, при котором выполняется ряд условий. Во-первых, необходимо добиться созревания колонии яйцеклеток. Для этого донор яйцеклеток (последствия для донора: головная боль, приливы жара, боль в яичниках) проходит курс гормональной стимуляции овуляторного цикла. За созреванием фолликулов ведется УЗИ мониторинг. Когда фолликулы достигают 18-20 см в диаметре, проводят пункцию. Специальной иглой под контролем ультразвука выполняют прокол фолликула и отсасывают жидкость, которая содержит яйцеклетки. После процедуры получения ооцитов донор находится под врачебным наблюдением 1-2 часа. Если осложнений не выявлено, женщину выписывают домой. Половые контакты рекомендуется исключить до менструации. По завершении менструального кровотечения донору рекомендуют пройти осмотр гинеколога и УЗИ.

Также главным условием для процедуры ЭКО является синхронизация менструального цикла реципиента и донора. Совпадение менструального цикла необходимо, чтобы повысить «приживляемость» эмбриона.

Основные требования к донору

Женщина, которая решилась на донорство яйцеклеток, должна быть информирована о последствиях. Поскольку донорство – процедура анонимная, ни донор яйцеклетки (последствия для донора оговариваются в договоре), ни женщина, которая пользуется донорской яйцеклеткой, не имеют информации друг о друге. За реципиентом остается право выбора: знакомиться с донором или нет. Законодательно встреча возможна, если в качестве донора выступает хорошо знакомый человек: родственница или друг.

Чаще предпочитают обращаться к услугам анонимного донора, чтобы избежать ненужной огласки. Найти женщину, которая передаст собственную яйцеклетку, можно самостоятельно или обратиться в клинику ЭКО, в которой существует список кандидатов. Для донора все процедуры, исследования выполняются бесплатно. Анонимное донорство – платная услуга. Сумма компенсации определяется клиникой, в которой проходит процедура изъятия яйцеклеток.

Правила при выборе донора:

  • Возраст 20 – 32 года
  • Собственный родной ребенок
  • Абсолютное здоровье
  • Отсутствие вредных привычек
  • Внешность без ярко выраженных особенностей
  • Медицинское заключение, разрешающее донорство яйцеклеток

Перед изъятием яйцеклетки женщина проходит детальный скрининг организма:

  • Исследования крови (общий анализ, группа, резус)
  • Биохимия
  • Сифилис
  • Гепатит
  • Электрокардиограмма
  • Флюорография
  • Мазки из влагалища
  • Онкомаркеры органов репродукции
  • Генетические тесты
  • Заключение психиатра

Донор яйцеклетки. Последствия для донора

Самым большим опасением для доноров является невозможность в будущем родить собственного малыша. По исследованиям медиков – это беспочвенный страх. Когда женщина здорова, то в организме каждый месяц формируется яйцеклетка, способная к оплодотворению. Соответственно, на следующий месяц после изъятия половой клетки, женщина может забеременеть.

Еще один страх – онкопатология. Теоретически развитие раковых процессов возможно. Это подтверждается приемом больших доз гормональных лекарственных средств. Но на практике опухолевая патология практически не диагностируется: Прием гормональных препаратов проходит под тщательным врачебным контролем. Дозы выбираются наиболее безопасные.

Женщин часто пугает перспектива располнеть из-за гормонотерапии. Из-за колебаний гормонального фона лишние килограммы появляются у меньшего числа женщин. Большинство кандидаток сохраняет стройные формы.

Конфиденциальность

Стать донором яйцеклетки в Волгограде в нашей клинике можно на условиях строгой конфиденциальности. С донором заключается договор о сотрудничестве. Донор отказывается от прав на свои яйцеклетки. Донорство осуществляется на условиях полной анонимности между донором и реципиентом.

Женщин одолевает много сомнений, прежде чем согласиться на донорство яйцеклетки. Специалисты клиники «Центр ЭКО» г. Волгоград профессионально объяснят и расскажут о положительных сторонах и возможных последствиях донорства. Важно, чтобы женщина-донор понимала: она помогает появиться на свет малышу в семьях, где долгие годы боролись с бесплодием безрезультатно.

Донорство половых клеток подразумевает изъятие генетического материала у одних людей, и использование его в целях зачатия другими людьми. В каждом случае клетки проходят обязательное лабораторное исследование.

Специалисты, работающие в сфере использования репродуктивных технологий, в последнее время отмечают увеличение количества людей, желающих воспользоваться донорскими яйцеклетками. Этот рост замечают не только эксперты, обычные люди также могут обнаружить в различных печатных изданиях и интернете большое количество объявлений, типа: «Ищу донора яйцеклетки ».

В каких случаях необходимо прибегать к донорским клеткам?

Такой биоматериал используется для устранения проблем с зачатием в следующих ситуациях:

    При удаленных органах репродуктивной системы, не позволяющих наступить беременности. В этом случае люди пользуются услугами сурмам.

    При истощенном потенциале яичников, негативно влияющем на процесс оплодотворения.

    При наступлении менопаузы.

    При низком качестве собственных половых клеток.

    При возможной передаче какого-либо генетического или инфекционного заболевания малышу.

    При проведении многочисленных неудачных попыток экстракорпорального оплодотворения, связанных с низким качеством генетического материала.

Стоит отметить, что бездетные пары прибегают к нескольким вариантам поиска необходимого материала. «Ищу донора яйцеклетки » – объявления такого типа дают некоторые из них, не желающие искать подходящую кандидатуру через посредника. В этом случае они могут сэкономить достаточно крупную сумму средств. Однако не стоит забывать и о негативных последствиях такого решения.

Ищу донора яйцеклетки с фото

При самостоятельном подборе донора, людям стоит помнить, что каждая претендентка на эту роль должна соответствовать определенным критериям. Поскольку донорские клетки будут использоваться для экстракорпорального оплодотворения, необходимо обеспечить высокое качество этого материала. При выборе донора необходимо учитывать не только наличие приятной внешности, но и соответствие его следующим условиям:

    возраст кандидата не должен превышать 33-летний рубеж;

    человек должен иметь отличное физическое и психическое здоровье;

    он должен пройти полное медицинское обследование;

    в его анамнезе не должно быть никаких вредных зависимостей, например, табачной или алкогольной;

    желательно чтобы у донора были собственные дети, имеющие хорошее здоровье.

Поиск донора в других регионах

Довольно часто в сети можно встретить объявления: «Ищу донора яйцеклеток в Москве». Это объясняется не только большим количеством пациентов в столице, как и тем, что люди хотят в дальнейшем осуществить экстракорпоральное оплодотворение в ведущих репродуктивных центрах и клиниках. Тем не менее, специалисты, работающие в этой сфере, советуют людям не зацикливаться на такой идее. Дело в том, что большинство лицензированных клиник, работающих с донорским материалом, одинаково качественно предоставляют свои услуги, в том числе и проведение процедуры ЭКО.

Совсем немного осталось времени до того, как увидит свет обновленный Закон «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Пожалуй, ни одно изменение не вызвало такого бурного обсуждения в Парламенте, как положение, определяющее возможность проведения ЭКО женщине, не состоящей в официальном браке. Одно дело, когда на операцию искусственного оплодотворения решаются супруги, и совсем другое, когда на этот шаг собираются пойти люди, которые в официальной лексике юристов фигурируют как сожители. Давайте разберемся в вопросе.

Специалисты опасаются, что лазейки в законе могут стать почвой для социального ижди венчества.

Фото M.csid.ro

То ли муж родной, то ли аноним

В прежней версии закона было четко прописано: при проведении процедуры ЭКО в роли неанонимного донора половых клеток для пациентки может выступать только ее законный муж. Это не означает, что если женщина не замужем, в ЭКО ей откажут. Процедура искусственного зачатия будет выполнена, но для этого используют биологический материал анонимного донора из криобанка донорских половых клеток.

Собственно говоря, во время обсуждения проекта закона среди парламентариев и прозвучало мнение, что отказ делать ЭКО от неанонимного донора (то есть партнера) неправомерен, поскольку законодательством определено, что любая женщина с бесплодием имеет право на все виды лечения, в том числе и с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. В противном случае пациентка вынуждена будет ехать за услугой в соседние страны, например, Россию или Украину, где наличие официального брака не является обязательным условием.

- Называть ЭКО лечением бесплодия не совсем правильно, - высказал свою позицию член Постоянной комиссии по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Палаты представителей Национального собрания, акушер-гинеколог Александр Старовойтов. - Лечение бесплодия предполагает восстановление фертильности женщины, чего при ЭКО не происходит. Это вид медицинской помощи, позволяющий решить одну из проблем бесплодия - невозможность зачатия - в лабораторных условиях.


Еще один аргумент, к которому апеллируют сторонники разрешения ЭКО для незарегистрированных пар, - то, что внебрачные отношения, так называемые гражданские браки - реальность современной жизни.

Узаконивая для незарегистрированных пар право на вспомогательные репродуктивные технологии, по сути, государство автоматически уравнивает официальный брак и сожительство. А это уже идет вразрез с семейной политикой в стране и противоречит основополагающим документам в этой сфере, в частности Кодексу о браке и семье. Ребенок, рожденный у неофициальной пары, юридически не защищен.

Кроме того, поправка в закон может стать благоприятной почвой для социального иждивенчества. Женщина, родившая ребенка после процедуры ЭКО, официально остается матерью-одиночкой и может пользоваться всеми социальными привилегиями, соответствующими этому статусу. Тем временем у донора-сожителя, который, собственно говоря, является биологическим отцом, обязательства по содержанию и воспитанию будущего ребенка законодательно не закреплены. В любой момент он вправе отказаться от материальной поддержки и заботы о малыше. Возможен и обратный вариант - вдруг он захочет заявить о своих правах спустя годы.


Узаконивая для незарегистрированных пар право на вспомогательные репродуктивные технологии, по сути, государство автоматически уравнивает официальный брак и сожительство.

Фото Kursk.zoon.ru

Окажу услугу

Но самая серьезная проблема, которую может повлечь за собой разрешение ЭКО незарегистрированным парам, - это сложность учета и контроля неанонимных доноров.

Вот как, например, определить, действительно ли мужчина, которого приведет женщина для ЭКО, живет с ней и насколько долго? Поверить ему на слово? Но тогда есть вероятность, что с женщиной придет или достойный, по ее мнению, для роли биологического отца сосед, или, того хуже, малознакомый тип, разместивший объявление в интернете: «Здоровый, без вредных привычек мужчина поможет одинокой женщине узнать счастье материнства за определенную плату». Завтра «народный донор» пойдет в другой центр и поделится там своим биологическим материалом с другой женщиной.

В отдаленной перспективе возникает риск близкородственных связей детей от одного отца и разных женщин, что может привести к непредсказуемым генетическим последствиям и рождению тяжелобольных детей, а это угроза здоровью всей нации, - предупреждает заведующая отделением вспомогательных репродуктивных технологий РНПЦ «Мать и дитя» Алла Камлюк. - При использовании половых клеток от анонимных доноров такой риск исключается, потому что они подлежат более тщательной проверке и их использование строго ограничено.

Если ЭКО будет разрешено незарегистрированным парам, то это потребует создания дополнительных организационных и юридических механизмов по регулированию использования половых клеток, а также по углубленной проверке здоровья неанонимных доноров, - говорит директор РНПЦ «Мать и дитя», член Постоянной комиссии по образованию, науке, культуре и социальному развитию Совета Республики Константин Вильчук. - Как вариант - необходимо будет формировать базы данных половых клеток неанонимных доноров, обязывать последних подписывать документ, гарантирующий выполнение ими родительских обязанностей…

- Не проще ли паре, которая так сильно хочет ребенка, просто пойти в ЗАГС? – задает риторический вопрос Александр Старовойтов. - Сегодня для того, чтобы расписаться, требуются считанные дни. Почему эта «чистая формальность», как говорят сами сторонники свободных отношений, вдруг становится для них непреодолимым препятствием?


В прежней версии закона было четко прописано: при проведении процедуры ЭКО в роли неанонимно го донора половых клеток для пациентки может выступать только ее законный муж

Фото Mcgenesis.ru А если кто-то принципиально не хочет этого делать, то по какой причине? Не потому ли, что не уверены в партнере и в своем выборе? Ни для кого не секрет, что в подобных отношениях имеет место несоответствие понятий: женщина чаще всего считает себя замужем, а вот ее партнер полагает, что он не женат. Как тут не усомниться и в готовности брать на себя обязательства за ребенка!

Хотелось бы, чтобы законопроект о вспомогательных репродуктивных технологиях стимулировал и укреплял личную ответственность человека перед супругом, детьми и государством, а не шел на поводу у сомнительных тенденций. Если сегодня закрепить право на родительство паре, находящейся в свободных отношениях, кто знает, не придется ли лет через десять, когда свободные отношения станут еще более свободными, давать добро на вспомогательные репродуктивные технологии «семье» из… трех человек или гомосексуальным партнерам? Вопрос помощи государства в реализации отцовских и материнских прав придется рассматривать не только в контексте решения медицинских и демографических проблем, но и в контексте сохранения морально-нравственных ценностей в обществе.

ФАКТ

По последним данным, около 14 процентов супружеских пар в нашей стране бесплодны.

ЦИФРА

С применением вспомогательных репродуктивных технологий в стране родилось уже более 20 000 детей

Елена КОЗЛОВСКАЯ

Рассказать друзьям