Сообщение диктатор сердце м т лорис меликов. Верховная распорядительная комиссия, Лорис-Меликов

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

В Петербурге он близко сошёлся с Некрасовым , тогда ещё безвестным юношей, и несколько месяцев жил с ним на одной квартире. 2 августа 1843 г. был выпущен корнетом в Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк , где прослужил четыре года.

Кавказская война

Происходившие в то время непрерывные военные действия на его родине тянули Лорис-Меликова принять в них участие, и он, по его просьбе, был переведён в 1847 году , с чином поручика, состоящим по особым поручениям при главнокомандующем в то время Кавказским корпусом князе Воронцове . В том же году Лорис принимал участие в действиях русских войск под начальством генерала Фрейтага в Малой Чечне , при прокладке широких просек в дремучих лесах Чечни и при отражениях нападений горцев, всячески препятствовавших этой работе. Беспрерывные стычки с горцами дали Лорису случай проявить свою храбрость и свои боевые способности и доставили ему вместе с тем орден св. Анны 4-й степени и золотую саблю с надписью «За храбрость» . В 1848 году он состоял в отряде другого кавказского героя, князя Аргутинского-Долгорукова , действовавшего в Дагестане . Лорис находился при взятии аула Гергебиля и был произведён за отличие в штабс-ротмистры. С целью нанести сильное поражение Шамилю в Дагестане, в 1849 г. был составлен особый отряд, при котором находился и Лорис. Отряд этот двинулся к большому аулу Чох и скоро окружил его: стоявший за Чохом Шамиль со своими силами не решался вступать в сражение. После нескольких штурмов и сильной бомбардировки аул Чох был взят, и отряд вернулся на зимние квартиры, но в начале 1850 г. снова двинулся в ту же местность. Лорис был при этом награждён орденом св. Анны 3-й степени с бантом.

В 1851 г. он участвовал в большой зимней экспедиции на левом фланге Кавказской линии в Большой Чечне, против известного Хаджи-Мурата , а с весны того же года находился на правом фланге линии при возведении укрепления на р. Белой и отражениях сил Мегмет-Аминя и за отличия в военных действиях был произведён в ротмистры.

Крымская война

Главный начальник Верховной распорядительной комиссии

В начале 1880 года, вскоре после взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года, был вызван в Петербург для обсуждения вопроса о мерах для борьбы с революционным движением. 14 февраля 1880 года был назначен Главным начальником учреждённой 12 февраля того же года Верховной распорядительной комиссии, которая была наделена обширными полномочиями; с 3 марта - временным начальником III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Вскоре после назначения Лорис-Меликова в различные концы европейской части империи были снаряжены сенатские ревизии. Итогом их деятельности стало резкое уменьшение количества политических дел на местах. Материалы ревизий позволили Лорис-Меликову сделать вывод о том, что главной причиной общественного недовольства стала незавершенность Великих реформ . Это касалось и крестьянского малоземелья, и разорительных для их хозяйств выкупных платежей, и недопущение представителей общества к решению государственных вопросов .

В целях сосредоточения в одних руках высшего заведования всеми органами, призванными к охранению государственного спокойствия, предложил упразднить III Отделение и передать все его дела и функции во вновь учрежденный Департамент полиции при Министерстве внутренних дел. Им были предложены меры к облегчению участи лиц, высланных административным порядком по политической неблагонадёжности и принадлежавших в значительной мере к числу учащейся молодежи. Некоторое отражение системы Лорис-Меликова можно найти в «Письмах о современном состоянии России» Р. А. Фадеева , бывшего товарища Лорис-Меликова по службе на Кавказе.

Несмотря на совершённое 20 февраля 1880 года неким Молодецким покушение на него, продолжал держаться высказанных им начал в борьбе с революционным движением.

Министр внутренних дел. Цареубийство

М. Т. Лорис-Меликов (гравюра, 1882)

В конце лета 1880 года возбудил вопрос о прекращении деятельности Верховной распорядительной комиссии, которая и была закрыта 6 августа того же года; в тот же день был назначен министром внутренних дел.

Из числа всех мероприятий, задуманных при нём, в промежуток времени с ноября 1880 года по май 1881 года, были осуществлены весьма немногие, как, например, отмена акциза на соль (по финансовому ведомству) или уменьшение выкупных платежей. Из задуманных им мероприятий, уже после его отставки, была осуществлена отмена подушной подати .

В борьбе правительства с пропагандой свержения монархии и с терроризмом держался воззрения, что для предотвращения или раскрытия преступной горсти людей не должно стеснять мирных граждан вообще и что отмена установленных общих ограничений и исключительных мероприятий может отнять почву у антимонархической пропаганды. Тем не менее не отказывался он и от репрессивных мер в отношении народовольцев. За 16 месяцев его правления в России прошло 32 политических судебных процесса и было вынесено 18 смертных приговоров . Лорис-Меликов лично принимал участие в допросах арестованного в ноябре 1879 года террориста Г. Д. Гольденберга и получил от него ценные показания.

Во время его руководства министерством было совершено убийство в Петербурге главы государства при обстоятельствах, свидетельствовавших об отсутствии достаточных мер по охране личной безопасности императора (таково было мнение обер-прокурора Победоносцева и императора Александра III ). Тем не менее за несколько дней до этого Лорис-Меликов настойчиво рекомендовал Александру II временно воздержаться от поездок по столице. Однако император пренебрег рекомендациями своего министра . Благодаря тому, что один из террористов - Н. Рысаков , - убегая с места преступления, был схвачен оказавшимся рядом мостовым сторожем на конно-железной дороге крестьянином Михаилом Назаровым и дал обширные показания следствию, удалось раскрыть всю террористическую организацию (её главарь Желябов был арестован за 2 дня до цареубийства на основании показаний харьковского террориста Гольденберга , которые были даны ещё в конце 1879 года).

Увольнение. В отставке. Смерть

Цареубийство явственно показало правящим кругам крах курса умиротворения либералов и революционеров. В письме от 6 марта 1881 года обер-прокурор К. П. Победоносцев писал новому императору Александру III : «<…> час страшный и время не терпит. Или теперь спасать Россию и Себя, или никогда. Если будут Вам петь прежние песни сирены о том, что надо успокоиться, надо продолжать в либеральном направлении, надобно уступать так называемому общественному мнению, - о, ради Бога, не верьте, Ваше Величество, не слушайте. <…> не оставляйте графа Лорис-Меликова. Я не верю ему. Он фокусник и может ещё играть в двойную игру. <…> Если Вы отдадите Себя в руки ему, он приведёт Вас и Россию к погибели. Он умел только проводить либеральные проекты и вёл игру внутренней интриги. Но в смысле государственном он сам не знает, чего хочет, - что я сам ему высказывал неоднократно. И он - не патриот русский. Берегитесь, ради Бога, Ваше Величество, чтоб он не завладел Вашей волей, и не упускайте времени.» Сам Александр III 21 апреля того же года, после очередного совещания со своими министрами, писал Победоносцеву: «<…> Сегодняшнее наше совещание сделало на меня грустное впечатление. Лорис, Милютин и Абаза положительно продолжают ту же политику и хотят так или иначе довести нас до представительного правительства, но пока я не буду убежден, что для счастия России это необходимо, конечно этого не будет; я не допущу. <…> Странно слушать умных людей, которые могут серьёзно говорить о представительном начале в России <…> Более и более убеждаюсь, что добра от этих министров ждать я не могу. <…> Вы могли слышать, что Владимир , мой брат, правильно смотрит на вещи и совершенно, как и я, не допускает выборного начала.»

28 апреля состоялось совещание министров у Лорис-Меликова, где был зачитан текст Манифеста 29 апреля , вызвавший, по свидетельству присутствовавшего Победоносцева, неудовольствие многих и открытое негодование Абазы . Победоносцев сообщал царю о совещании 28 апреля в письме от 29 апреля: «Смущение было общее, но, кроме смущения, у некоторых явно высказывалась досада. Лорис-Меликов и Абаза прямо сочли себя обиженными <…>» . Составленный Победоносцевым Манифест о незыблемости самодержавия (подписан императором 29 апреля 1881 года) призывал всех верных подданных служить верой и правдой к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую, к утверждению веры и нравственности, к доброму воспитанию детей, истреблению неправды и хищения, к водворению порядка и правды в действии учреждений, дарованных России благодетелем её императором Александром II.

На следующий по издании манифеста день Лорис-Меликов подал прошение об отставке с поста министра внутренних дел - формально по расстроенному здоровью; преемником его был, по совету Победоносцева, назначен граф Николай Павлович Игнатьев . В письме от 30 апреля 1881 года Александр III писал Победоносцеву: «Я получил сегодня утром письмо гр. Лорис-Меликова, в котором он просит об увольнении под видом болезни. Я ему отвечал и принял его просьбу. <…> Я видел вчера гр. Лорис-Меликова на параде и потом на завтраке у пр. Ольденбургского и хотя он мне ничего не говорил, но видно было по его физиономии, что он весьма недоволен и расстроен.»

Могила М. Т. Лорис-Меликова в Тбилиси (Грузия)

В письме императору от 4 мая 1881 года Победоносцев предупреждал о Лорис-Меликове и Абазе: «<…> Ваше Величество, не извольте обманываться. С 29 апреля эти люди - враги Ваши . Они хотят доказать во что бы то ни стало, что они были правы, а Вы неправы <…>» . Отставка с поста министра была официально принята 4 мая 1881 года .

Уехал за границу и проживал большей частью в Ницце . 1 ноября 1882 года был назначен шефом 1-го Сунженско-Владикавказского полка Терского казачьего войска .

29 мая 1883 года уволен в бессрочный отпуск с разрешением присутствовать в Государственном совете, когда позволит здоровье.

Скончался 12 декабря 1888 года в Ницце. Тело его было привезено в Тифлис , где и погребено в армянском Ванкском соборе (на нынешней улице Атонели; после разрушения собора, в 1957 году прах и надгробие были перенесены во двор армянского собора Святого Георгия на Мейдане).

«По политическим своим воззрениям, - говорит доктор Н. А. Белоголовый , близко сошедшийся с Лорис-Меликовым во время его жизни за границей, - Лорис-Меликов был умеренный постепеновец, последовательный либерал, строго убежденный защитник органического прогресса, с одинаковым несочувствием относившийся ко всем явлениям, задерживающим нормальный рост и правильное развитие народов, с какой бы стороны эти явления ни обнаруживались. Непоколебимо веруя в прогресс человечества и в необходимость для России примкнуть к его благам, он стоял за возможно широкое распространение народного образования, за нестесняемость науки, за расширение и большую самостоятельность самоуправления и за привлечение выборных от общества к обсуждению законодательных вопросов в качестве совещательных членов. Дальше этого его реформативные идеалы не шли».

В память о Лорис-Меликове было названо несколько улиц и даже населенных пунктов, самый крупный из них поселок Лорис Краснодарского края.

Адреса в Санкт-Петербурге

Начало 1880-1881 - дом В. Н. Карамзина - Большая Морская улица, 55.

Литературные труды

Обложка книги "Конституция Лорис-Меликова и его частные письма (1904)

Граф Лорис-Меликов уделял время также литературе и написал следующие труды:

  • «О Кавказских правителях с 1776 года до конца XVIII столетия, по делам Ставропольского архива» // «Русский архив» , 1873
  • «Записка о Хаджи-Мурате» // «Русская старина» , 1881, т. 30
  • «О судоходстве по Кубани» // «Новое время», 1882
  • «О состоянии Терской области» // «Русская старина », 1889, № 8-9
  • Письма к графу Лорису-Меликову от Н. Н. Муравьева и М. С. Воронцова напечатаны в «Русской старине » в 1884 г., т. 43.

Примечания

  1. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. - СПб. , 2002. - С. 428.
  2. Написание имени отца согласно: Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. - СПб., 2002. - С. 429.
  3. В дореволюционных источниках отчество обычно писалось как «Тариелович».
  4. : В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896-1918.. - Т. 10. - С. 699.
  5. См., например: Дейч Л. «Заметки по поводу правительственного отчета» // Дело 1-го марта 1881 г. . СПб, 1906, стр. 414.
  6. Дата рождения согласно: Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. - СПб. , 2002. - С. 428.; по другим, 20 декабря 1825 или 21 октября 1825 года
  7. Ляшенко Л. «Бархатный диктатор» // Московские новости . 2012. 14 марта.
  8. К докладу императору от 30 апреля 1881 года Победоносцев прилагал записку «от неизвестного лица» со своей рекомендацией «она написана хорошо и стоит того, чтобы прочесть её» (К. П. Победоносцев и его корреспонденты: Письма и записки. - М .-Пг. , 1923. - Т. 1, полутом 1-й. - С. 52.), на которой Александр III оставил заметку: «Действительно много правды и здравого смысла» (Ibid.); документ, озаглавленный «Самое первое - что теперь нужно России» (Ibid., стр. 53-62.), в частности, утверждал: «<…> Весь последовательный ход страшного события 1-го марта ясно показывает, что цареубийство могло совершиться, единственно, только вследствие того, что 1) лицо, которому вверил покойный Государь охрану своей жизни <…> не исполнило своего первого долга <…> 2) в самый момент совершения злодеяния около Государя <…> не оказалось ни одного человека, знающего своё дело и способного исполнять свои важнейшие обязанности. <…> Граф Лорис-Меликов вполне увлёкся показаниями преступника Гольденберга <…> Для гр. Лорис-Меликова стало ясно и несомненно, что он проник в современные тайники крамолы в России, держит в своих руках и знает самые верные и, притом, самые гуманные и либеральные средства для совершенного прекращения её. Его непомерное честолюбие и властолюбие ещё более укрепляло его в это убеждении и тогда уже твердило ему: „ты уничтожишь в России крамолу и вместе с тем доставишь России свободные, европейские государственные учреждения, ты будешь первым русским премьером “.»
  9. Согласно: Описание события 1-го марта 1881 года, составленное на основании показаний ста тридцати восьми свидетелей-очевидцев . // «Правительственный вестник», 16 (28) апреля 1881, № 81. - С. 2.
  10. Цит. по: Письма Победоносцева к Александру III. - М ., 1925. - Т. I. - С. 316.
  11. К. П. Победоносцев и его корреспонденты: Письма и записки. - М .-Пг. , 1923. - Т. 1, полутом 1-й. - С. 49 (редакция текста по факсимиле подлинника; выделение соответствует подчёркиванию).
  12. К. П. Победоносцев и его корреспонденты: Письма и записки. М.-Пг., 1923. - Т. 1, полутом 1-й. - С. 51 (набросок описания происшедшего Победоносцевым).
  13. Письма Победоносцева к Александру III. - М ., 1925. - Т. I. - C. 334.
  14. К. П. Победоносцев и его корреспонденты: Письма и записки. - М .-Пг. , 1923. - Т. 1, полутом 1-й. - С. 63.
  15. Письма Победоносцева к Александру III. - М ., 1925. - Т I. - С. 337.
  16. Дата согласно: Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. - СПб. , 2002. - С. 430; также: «Правительственный вестник », 5 (17) мая 1881, № 97. - С. 1. Некоторые источники в качестве даты отставки указывают 7 мая 1881 года (см. НЭС . - Т. 24, стб. 913.).

Литература

  • Муромцев С. А. В первые дни министерства гр. М. Т. Лорис-Меликова: Записка о полит. состоянии России весной 1880 г. / [Сост. С. Муромцевым при участии А. И. Чупрова, В. Ю. Скалона и др.]. - Berlin: B. Behr’s Buchh. (E. Bock), 1881 (P. Stankiewicz Burchdr.). - , 45 с.
  • Белоголовый Н. А. Воспоминания. // «Русская старина », 1889 г., № 9
  • / Портр. рис. П. Ф. Брожем и грав. И. Матюшиным, Ю. Барановским и Ф. Герасимовым. - Санкт-Петербург: Турба, 1878.
  • Военная энциклопедия / Под ред. В. Ф. Новицкого и др.. - СПб. : т-во И. В. Сытина, 1911-1915. - Т. 15.
  • Русский биографический словарь : В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896-1918.
  • Список генералам по старшинству на 1886 год. СПб., 1886
  • // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : В 86 томах (82 т. и 4 доп.). - СПб. , 1890-1907.
  • Костанян Ю. Л. Граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов. - СПб., 2005. - 234 с ISBN 5-8465-0382-9
  • Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. - СПб., 2002, стр. 428-432.
  • Колпакиди А., Север А. Спецслужбы Российской империи. - М .: Яуза Эксмо, 2010. - С. 126 - 135. - 768 с. - (Энциклопедия спецслужб). - 3000 экз. -

Михаил Тариэлович Лорис-Меликов являлся российским военачальником и государственным деятелем. Родился в Тифлисе, в семье армянского происхождения 19 октября 1824 года. Сословие Лорис-Меликова входило в состав высшего грузинского дворянства. В 1836 году поступил в институт восточных языков, откуда за мелкое хулиганство был исключён. Затем в 1841 году обучался в Николаевском кавалерийском училище Петербурга.

В 1843 году был выпущен корнетом в Гродненский гусарский полк, в котором прослужил четыре года. В 1847 году по своему желанию Лорис-Меликов в чине поручика был переведён на Кавказскую войну. В составе русских войск принимал участие в прокладке просек в лесах Чечни и отражал нападения горцев, которые препятствовали этой работе. Здесь он проявил свою храбрость и был награжден орденом и золотой саблей.
В составе особого отряда при Куринском укреплении принимал участие в . За отличия в боях с горцами был произведён в полковники. Пребывая в подразделении генерал-лейтенанта князя Бебутова, Лорис-Меликов совершал нападения на турецкую кавалерию, нанеся 13 апреля 1855 г. ей большой урон. За такой героизм награжден орденом. В 1855 году - начальник Карской области, где за девять месяцев управления получил массовое расположение жителей.
В 1856 году Лорис-Меликов произведён в генерал-майоры, а в 1858 году стал начальником войск в Абхазии. По его распоряжению были приняты все меры по защите от нападения горцев и прекращена контрабанда торговли огнестрельным оружием.В марте 1863 года получил назначение начальником Терской области и был произведён в генерал-лейтенанты.

Исполняя обязанности начальника Терской области, Лорис-Меликов направил свою деятельность на восстановление порядка среди горского населения области, попытки со стороны горцев к сопротивлению власти были с успехом подавлены. Во время занимался формированием особого корпуса войск для ведения боевых действий против турок в Азии. В составе этого корпуса вступил в апреле 1877 года на территорию Турции, где с успехом атаковал турок.
В апреле 1879 года получил назначение генерал-губернатором Харьковской губернии. В ходе исполнения своих обязанностей заслужил уважение жителей Харькова. Летом 1880 года назначен министром внутренних дел. В период его нахождения на этой должности было совершено убийство главы государства в . Обстоятельства происшедшего свидетельствовали об отсутствии мер по охране безопасности императора. С этой должности Лорис-Меликов 4 мая 1881 года ушел в отставку в связи с проблемами со здоровьем.
После отставки в основном проживал в Ницце, но 1 ноября 1882 года получил назначение на должность шефа 1-го Сунженско-Владикавказского полка, входящего в состав Терского казачьего войска. Эту должность покинул 29 мая 1883 года путем ухода в бессрочный отпуск. Ушел из жизни 12 декабря 1888 года за границей, в Ницце. Похоронен с почестями в армянском Ванкском соборе Тифлиса.

История России с начала XVIII до конца XIX века Боханов Александр Николаевич

§ 6. «Диктатура сердца» М. Т. Лорис - Меликова и конец реформ

Вскоре после взрыва Александр II объявил о создании Верховной распорядительной комиссии. Во главе ее был поставлен Михаил Тариелович Лорис-Меликов (1825–1888). Он происходил из армянских дворян. Боевой генерал, герой русско-турецкой войны.

Верховная распорядительная комиссия имела большие полномочия, но фактически не действовала, а все ее дела были в руках Лорис-Меликова. Но ему казалось неудобным выступать в роли «великого визиря» на турецкий манер, и через несколько месяцев комиссия была распущена, а Лорис-Меликов стал министром внутренних дел.

Главной своей задачей Лорис-Меликов считал борьбу с терроризмом. В этом он был беспощаден. Но вместе с тем он добивался того, чтобы репрессии направлялись только против революционеров и не затрагивали мирных обывателей. По его предложению было ликвидировано Третье отделение императорской канцелярии, показавшее свою несостоятельность, когда дело приняло серьезный оборот. Вместо него был создан Департамент полиции, вошедший в состав Министерства внутренних дел.

Д.А. Толстой был снят с постов министра народного просвещения и обер-прокурора Синода. Было удалено еще несколько одиозных фигур. На освободившиеся места назначались либеральные деятели, правда, не всегда безошибочно. Именно тогда на посту обер-прокурора Синода оказался сенатор К.П. Победоносцев.

Время от времени Лорис-Меликов собирал на совещания редакторов столичных газет и земских деятелей, желая узнать их мнение по разным вопросам. Либералы, не избалованные таким вниманием, назвали время правления Лорис-Меликова «диктатурой сердца». Но демократы сохраняли настороженность. Ведущий критик «Отечественных записок» Н.К. Михайловский считал, что это политика «пушистого лисьего хвоста» и «волчьей пасти».

Под руководством Лорис-Меликова стала разрабатываться программа реформ на ближайшие годы. Предполагалось понизить выкупные платежи. Встал вопрос и о представительном собрании. Министр понимал, что без решения этого вопроса он не сможет сблизиться с «благомыслящей частью общества» и изолировать революционеров. Но он был против немедленного создания парламента по западному образцу, считая, что это внесло бы в Россию «полную смуту». В докладе царю он предложил воспользоваться опытом, полученным при разработке крестьянской реформы: созвать комиссию с участием представителей земств и некоторых крупных городов. Это был отдаленный прообраз представительного собрания.

Тем временем полиции удалось арестовать Желябова. Но Перовская настояла на немедленном исполнении разработанного во всех деталях плана. Были назначены бомбометатели - Николай Рысаков, Игнатий Гриневицкий и Тимофей Михайлов. Народовольцы знали, что цареубийство не приведет к немедленному восстанию. Но они надеялись, что напряженность усилится, в верхах начнется паника. Шаг за шагом, удар за ударом, и правительство растеряет весь свой престиж и свою власть, которая падет к ногам «Народной воли».

В последний год своего царствования Александр II чувствовал себя усталым и одиноким человеком. Неудачи во внешней и внутренней политике дополнялись семейными несчастьями и неурядицами. После смерти императрицы Марии Александровны он женился вторым браком на княгине Е.М. Юрьевской. Но наследник престола Александр Александрович отказывался ее признавать. Между отцом и сыном сложились напряженные отношения.

В воскресенье 1 марта 1881 г. утром император принимал министра внутренних дел. Александру понравился его план, который как бы возвращал его в счастливые дни начала царствования. Он одобрил доклад министра и назначил на 4 марта заседание Совета министров под своим председательством. В заключение министр попросил царя не ездить в этот день на развод войск. Такая просьба в последнее время повторялась неоднократно, и Александр почти перестал бывать на разводах. Это его возмутило: «Я не желал бы, чтобы мой народ счел меня трусом!» Разговор, казалось, был окончен, но лукавый министр знал, насколько Александр подвержен женскому влиянию. Хотя и не без труда, но Юрьевской удалось уговорить мужа. Развод отменили. Во дворец явилась великая княгиня Александра Иосифовна. Ее младший сын, племянник царя, должен был предстать перед ним на том разводе первый раз в новом мундире. Она не хотела, чтобы мальчик лишился такого счастья. Александр окончательно решил ехать.

В третьем часу пополудни император возвращался во дворец. Столица казалась необычайно притихшей. Чувствовалось какое-то скрытое напряжение. Царская карета следовала в окружении казаков, за ней - сани полицмейстера. Выехали на Екатерининский канал - и тут словно кто-то выстрелил из пушки. Карету тряхнуло и окутало дымом. Александр велел остановиться. Выбравшись наружу, он увидел двух окровавленных казаков и кричащего от боли мальчика, случайно пробегавшего мимо. Поодаль молодой человек с длинными волосами (Николай Рысаков) отбивался от наседавшей толпы: «Не трогай меня, не бей меня, несчастный, заблужденный народ!» Александр подошел к нему и спросил: «Что ты сделал, сумасшедший?» Подбежал полицмейстер: «Ваше величество, не ранены?» - «Слава Богу, нет», - сказал царь. «Что? Слава Богу? - вдруг с вызовом переспросил Рысаков. - Смотрите, не ошиблись ли?» Никто не понял скрытый смысл его слов.

Александр склонился над затихшим мальчиком, перекрестил его и пошел к своему экипажу. Вдруг - опять словно выстрел из пушки, густое облако дыма. Когда дым рассеялся, эставшиеся невредимыми увидели человек двадцать тяжелораненых, царя, прислонившегося к решетке канала, в разорванной шинели и без ног, а напротив него - в таком же состоянии - его убийцу Гриневицкого. «Во дворец… Там - умереть…», - еле слышно сказал Александр II. Через час с «большим он скончался в своем кабинете в Зимнем дворце.

Совет министров собрался только 8 марта. Несмотря на то, что доклад Лорис-Меликова был одобрен покойным государем, новый император Александр III заявил, что «вопрос не следует считать предрешенным». Высказывались мнения за и против. Чаши весов колебались, пока не взял слово К.П. Победоносцев, худой и с виду невзрачный. Многим, особенно из числа сторонников проекта, показалось, что он говорил целую вечность.

Обер-прокурор Синода доказывал, что только «чистое» самодержавие, такое, каким оно сложилось при Петре I и Николае I, может противостоять революции. Неумелые реформаторы своими уступками и полууступками, реформами и полуреформами способны только расшатать здание самодержавного государства. Когда Победоносцев умолк, Лорис-Меликов почувствовал себя в отставке. Александр III облегченно вздохнул и сказал, что над проектом еще надо подумать. Больше к проекту не возвращались.

Исполнительный комитет «Народной воли» почти полностью был арестован. 3 апреля 1881 г. были публично повешены пятеро народовольцев: А.И. Желябов, С.Л. Перовская, Н.И. Рысаков, Т.М. Михайлов и Н.И. Кибальчич (конструктор метательных снарядов).

В этих событиях - I и 8 марта, 3 апреля - разрядился политический кризис. Вскоре были разгромлены военные ячейки «Народной воли». Грозная организация распалась на ряд мелких кружков и групп.

Событиями 1881 г. завершился целый этап общественного движения в России. У истоков его стояли гуманисты Белинский, Герцен, Хомяков. На этом этапе общественное движение явственно разделилось на три направления: революционно-демократическое, либеральное и консервативное. Каждое из них выдвинуло ярких лидеров: Чернышевского, Бакунина и Лаврова (революционно-демократическое), Кавелина (либеральное), Победоносцева (консервативное). Подобное деление общественных сил на три лагеря встречается во многих странах. Но в России наблюдалось чрезмерное развитие крайних группировок при относительной слабости центральной (либеральной). Поэтому внутриполитическая обстановка в стране отличалась резкими переменами, смотря по тому, какая из крайних группировок начинала задавать тон.

Слабость либерального движения объяснялась прежде всего политической инертностью городской буржуазии. Либералы выходили в основном из числа дворян, а купечество по традиции сторонилось политики. Слабым местом либералов было также то, что они требовали только политических свобод и конституции, мало интересуясь социальными вопросами.

В глазах народников, наоборот, социальные вопросы имели всепоглощающее значение. Чрезмерно уверовав в социалистическую утопию, они вознамерились путем революции, разом и в одночасье разрешить все социальные вопросы, а заодно и политические. Так не бывает. Жизнь совершенствуется шаг за шагом. Прорыв на одном участке иногда сопровождается отступлением на другом. Процесс совершенствования жизни требует терпения. Он бесконечен.

Репрессии правительства привели к появлению и развитию экстремистских группировок в революционно-демократическом лагере. Они были крайне опасны, ибо ставили целью заменить самодержавие режимом революционного деспотизма. И все же крайние группы не составляли большинства в революционно-демократическом лагере. Но в обстановке революционной ситуации они вышли на первый план. Почему события приняли такой опасный оборот?

Победоносцев был умный человек. Он не зря говорил, что только «чистое» самодержавие может противостоять революции. Николаевскую Империю трудно было расшатать. Победоносцев только не упомянул, что она была крайне невосприимчива к переменам. Растущее отставание от передовых стран неизбежно должно было привести к тяжелым последствиям.

При Александре II самодержавие вступило на путь реформ. Этот путь - от неограниченного самодержавия до прочного конституционного режима - очень опасен. В ходе его государство теряет свою устойчивость и становится очень уязвимо. Этот путь следовало пройти спокойно и осмотрительно, продвигаясь от реформы к реформе, согласно логике их развития, не останавливаясь перед теми, к которым не лежит душа, которые кажутся слишком опасны. Ибо самое опасное на этом пути - остановки. Страна, следующая за правительством по пути реформ, не может вдруг остановиться. Она опрокинет нерешительного реформатора и пойдет дальше, уже никем не управляемая.

Александр II в значительной мере был сам повинен в разыгравшейся драме. К счастью, бразды правления перехватила властная рука Александра III. К несчастью, это была рука ретрограда.

И все же Александр II оставил по себе добрую память. Прошло много лет, произошло множество событий. И когда уже в начале XX в. темных русских крестьян спрашивали, кого из исторических деятелей они знают, мужики отвечали, напрягая память: Стеньку Разина, Емельку Пугачева… Петра, Катерину (Екатерину II)… Суворова, Кутузова, Скобелева… Александра, царя - Освободителя…

Из книги История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты автора

М. Т. Лорис-Меликов 1866 год считается важным этапом в истории Великих реформ. В это время усилилось сопротивление консерваторов, которые особенно воспрянули духом после покушения Дмитрия Каракозова на Александра II в начале апреля 1866 г. возле Летнего сада. Стало ясно, что

Из книги Древнеегипетская книга мертвых. Слово устремленного к Свету автора Эзотерика Автор неизвестен --

Из книги Третий пояс мудрости. (Блеск языческой Европы) автора Снисаренко Александр Борисович

Из книги Александр III - богатырь на русском троне автора Майорова Елена Ивановна

«Диктатура сердца» Лорис-Меликова Через четыре дня после покушения Степана Халтурина Александр II созвал совещание для обсуждения возможностей примирения с обществом. Но наследник Александр Александрович выступил с предложением создать чрезвычайную следственную

Из книги Трагедия России. Цареубийство 1 марта 1881 г. автора Брюханов Владимир Андреевич

4.4. Диктатура сердца или волчья пасть и лисий хвост Сама дата взрыва в Зимнем дворце - 5 февраля 1880 года - наводит на серьезные размышления.19 февраля была годовщина вступления Александра II на престол, на этот раз - юбилейная, двадцать пятая! В каждом году к этой дате

Из книги Национал-большевизм автора Устрялов Николай Васильевич

Смущенные сердца Да не смущается сердце ваше. Иоанн, гл. XIV, ст. 1. 1Чем определеннее выясняется идеология южно-русского движения ген. Врангеля, тем отчетливее становится страшная истина:- Это не что иное, как движение великого отчаяния и потрясающего неверия. Его вожди

автора Толмачев Евгений Петрович

3. ДИКТАТУРА ЛОРИС-МЕЛИКОВА Взрыв в Зимнем дворце вызвал у первых лиц империи необходимость введения оперативных мер против революционного экстремизма. Уже 7 февраля царь обсуждал этот вопрос со своим сыном Александром Александровичем. «Утро всё провёл у Папа, много

Из книги Александр III и его время автора Толмачев Евгений Петрович

5. «КОНСТИТУЦИЯ» ЛОРИС-МЕЛИКОВА Верховная распорядительная комиссия просуществовала всего шесть месяцев и была ликвидирована указом 6 августа 1880 г. (2 ПСЗ, т. LV № 61279).Последовала некоторая реорганизация центральных государственных органов: упразднялось ненавистное III

Из книги Хронология российской истории. Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

1880–1881 Правительство М. Т. Лорис-Меликова По мере развития реформ усиливалось сопротивление консерваторов, которые особенно воспрянули духом после покушения Дмитрия Каракозова на Александра II в начале апреля 1866 г. возле Летнего сада. Стало ясно, что реформы не встретили

Из книги Медики, изменившие мир автора Сухомлинов Кирилл

Арифметика сердца С 1615 года Гарвей в ранге профессора возглавляет кафедры анатомии и хирургии в Коллегии. Известно, что в 1616 году на одной из лекций он впервые излагает слушателям основные аспекты открытой им теории кровообращения. Однако с публикацией своих идей он

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

Из книги Полководцы империи автора Копылов Н. А.

Лорис-Меликов Михаил Тариелович Сражения и победыГосударственный и военный деятель России, генерал от кавалерии (1875), член Государственного совета (1880).Герой Кавказа и «бархатный диктатор». Личная храбрость, талант администратора и природный ум позволили ему с успехом

Из книги Политическая полиция Российской империи между реформами [От В. К. Плеве до В. Ф. Джунковского] автора Щербаков Е. И.

№ 1. Из всеподданнейшей записки начальника Верховной распорядительной комиссии М. Т. Лорис-Меликова о преобразовании полиции 1 августа 1880 г.Вопрос о преобразовании полиции разрабатывается в особой комиссии, учреждённой при Министерстве Внутренних Дел. Вопрос этот

Из книги Война за справедливость, или Мобилизационные основы социальной системы России автора Макарцев Владимир Михайлович

Диктатура Временного правительства – диктатура без власти Сегодня социализм – это как какое-то «проклятье фараонов». А тогда о нем мечтало несколько поколений, им грезили, его приближали как могли. В России эти идеи овладели практически всеми слоями общества (в 1918 г.

Из книги Трагедия и доблесть Афгана автора Ляховский Александр Антонович

Диктатура пролетариата или диктатура партии? Для советских представителей в Кабуле, а также для наших спецслужб военный переворот 27 апреля 1978 г. явился как «гром среди ясного неба», они попросту «проспали» его. Руководители НДПА скрывали от советской стороны свои планы

Из книги ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ (1850-ых-1920-ых гг.) автора Шуб Давид Натанович

ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА И ДИКТАТУРА ОДНОГО ЛИЦА «Чтобы уничтожить классы, нужен период диктатуры одного класса, именно того из угнетенных классов, который способен не только свергнуть эксплуататоров, не только подавить беспощадно их сопротивление, но и порвать идейно

(граф Михаил Тариэлович, 1825-1888) - один из замечательнейших государственных и военных деятелей России, родился в Тифлисе в семье состоятельного армянина, ведшего обширную торговлю с Лейпцигом; учился сначала в Лазаревском институте восточных языков, потом в школе гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. В Петербурге он близко сошелся с Некрасовым, тогда еще безвестным юношей, и несколько месяцев жил с ним на одной квартире. В 1843 г. Лорис-Меликов выпущен был корнетом в лейб-гвардейский гродненский гусарский полк, а в 1847 г. переведен на Кавказ, где участвовал в нескольких экспедициях. Когда во время Восточной войны 1853-56 гг. Н. Н. Муравьев обложил Карс, ему нужна была партизанская команда, которая пресекла бы всякие внешние сношения блокированной крепости. Лорис-Меликов организовал многочисленный отряд, состоявший из армян, грузин, курдов и других (здесь, как и во многом другом, Лорис-Меликову помогало знание нескольких восточных языков), и блистательно исполнил возложенную на него задачу. В 1861 г. Лорис-Меликов сделан был военным начальником Южного Дагестана и дербентским градоначальником, а в 1863 г. - начальником Терской области. Здесь он пробыл почти 10 лет, проявив блестящие административные способности: в несколько лет он так хорошо подготовил население к восприятию гражданственности, что уже в 1869 г. оказалось возможным установить управление областью на основании общего губернского учреждения и даже ввести в действие судебные уставы императора Александра II. Особую заботливость проявлял Лорис-Меликов о народном образовании: число учебных заведений из нескольких десятков возросло при нем до 300 слишком; на его личные средства учреждено во Владикавказе ремесленное училище, носящее его имя.

При открытии русско-турецкой войны 1877-78 гг. Лорис-Меликов, состоявший уже в чине ген. от кавалерии и в звании генерала-адъютанта, назначен был командующим отдельным корпусом на кавказско-турецкой границе. 12 апр. 1877 г. Лорис-Меликов вступил в турецкие владения, штурмом взял Ардаган и сосредоточил свои главные силы близ Карса, отрядив ген. Тергукасова на Эрзерум. Между тем турки собрали большие силы под начальством Мухтара-паши и опасения за отряд ген. Тергукасова побудили Лорис-Меликова атаковать их у Зевина (см.). Атака была неудачна; Мухтар спустился с Саганлуга, а русские войска сняли осаду Карса (27 июня). Получив подкрепления, Лорис-Меликов вновь перешел в наступление, разбил Мухтара-пашу на Аладже (см.), взял штурмом Карс (см.), считавшийся неприступным, разгромил соединенные силы Мухтара- и Измаила-пашей на Деве-Бойну и среди жестокой зимы, в безлесной местности, на высоте 700 фт. предпринял блокаду Эрзерума. Благодаря доверию к Лорис-Меликову местного населения и подрядчиков он даже на неприятельской территории вел войну на кредитные деньги, чем доставил казне сбережение в несколько десятков миллионов. По заключении мира Лорис-Меликов награжден титулом графа (1878).

В январе 1879 г., когда в Ветлянке (см.) появилась чума, Лорис-Меликов назначен был временным астраханским, саратовским и самарским генерал-губернатором, облеченным неограниченными полномочиями. Когда он 27 января прибыл в Царицын, эпидемия уже потухала, отчасти благодаря крайне суровым карантинным мерам, принятым самим населением зачумленных станиц, так что Лорис-Меликову оставалось лишь предупредить возобновление ее путем улучшения местных санитарных условий. Оцепив четверным кордоном войск всю Астраханскую губ., Лорис-Меликов лично посетил Ветлянку и, убедившись в миновании опасности, сам представил об уничтожении своего генерал-губернаторства, израсходовав из разрешенного ему 4-млн. кредита не более 308 тыс. руб.

Возвращение Лорис-Меликова в Петербург совпало с учреждением временных генерал-губернаторов, облеченных почти безграничными полномочиями в видах искоренения крамолы (апрель 1879 г.). Лорис-Меликов послан был в качестве временного генерал-губернатора 6 губерний в Харьков, где незадолго перед тем был убит губернатор кн. Крапоткин. Из всех временных ген.-губернаторов Лорис-Меликов был единственным, старавшимся не колебать законного течения дел, умиротворять общество и укреплять связь его с правительством на началах взаимного содействия. Исключительный успех, увенчавший деятельность Лорис-Меликова в Харькове, привел к его призыву (12 февраля 1880 г.) на пост главного начальника верховной распорядительной комиссии (см.). Назначение это было встречено всеобщим сочувствием, особенно ввиду заявления Лорис-Меликова, что в поддержке общества он видит "главную силу, могущую содействовать власти в возобновлении правильного течения государственной жизни". 20 февраля Млодецким было сделано неудачное покушение на жизнь Лорис-Меликова. После упразднения верховной комиссии (6 августа 1880 г.) Лорис-Меликов был назначен министром внутренних дел и продолжал играть руководящую роль; большинство других министров докладывали государю в его присутствии.

Исходной точкой деятельности Лорис-Меликова служило убеждение, что нет никакой надобности стеснять всех мирных граждан для предотвращения или раскрытия преступлений горсти людей, как бы опасны они ни были, и что, наоборот, отмена общих ограничений и исключительных мероприятий, успокаивая общество, может только отнять почву у революционной пропаганды. Некоторое отражение системы Лорис-Меликова можно найти в "Письмах о современном состоянии России" Р. А. Фадеева, бывшего товарища Лорис-Меликова по службе на Кавказе. Лорис-Меликов испросил у государя разрешение на напечатание этой книги за границей и на допущение ее затем в Россию. Излагая сущность книги, Лорис-Меликов в докладе своем государю (см. "Русскую мысль", 1889 г., кн. I. стр. 169) пояснял, что с отменой крепостного права, лишившей дворянство его прежнего значения, между правительством и подданными образовался как бы промежуток, дающий место и простор всяким противообщественным явлениям; земство - единственная живая общественная сила, могущая стать для власти такой же несокрушимой опорой, какой было прежде дворянство; а так как громадное большинство русских людей искренно верует в царскую власть, то земство, выражающее собой это большинство, представляет вместе с тем и силу самую благонадежную.

В качестве подготовительных шагов к осуществлению системы Лорис-Меликова предпринят был ряд мер, которые можно назвать общим именем освободительных (упразднение III отделения, ограничение административной расправы, фактическое расширение круга действий земского и городского самоуправления, облегчения в цензурной практике , учреждение комиссии для пересмотра законов о печати, реформы в учебном деле; гр. Д. А. Толстой уступил место А. А. Сабурову). В то же время задуман был ряд мер, направленных к улучшению экономического положения народа. В видах лучшего уяснения народных нужд предприняты были сенаторские ревизии, а декабрьским циркуляром предложено было земским собраниям обсудить желательные изменения в законоположениях о крестьянах. Ревизующим сенаторам вменялось в обязанность собрать и выяснить факты, свидетельствующие как об экономическом положении крестьянского и фабричного населения и о влиянии на него правительственных мер, так и о настроении умов и о степени воздействия на них практиковавшихся правительством в борьбе с "неблагонадежными элементами общества" мероприятий вроде административной высылки; им предлагалось также постараться раскрыть "причину неуспеха деятельности земств", не скрывая, что такая причина может быть найдена в плохой организации земских выборов или в стеснении земств администрацией, и ставя вопрос, "может ли быть изыскана удобная форма для совместных суждений земств разных губерний по таким вопросам, которые бы требовали совокупных мер"; в качестве таких вопросов инструкция намечала борьбу с эпидемиями, эпизоотиями, вредными насекомыми и устройство пограничных мостов и переправ.

В обширной записке о нуждах сельского населения (отрывок в "Трудах Московского общества сельского хозяйства", вып. XI, стр. 8-9, M., 1882) Лорис-Меликов указывал, что "улучшение сельскохозяйственной культуры всегда было результатом общего подъема как нравственных, так и материальных сил"; что "в настоящую минуту улучшение сельского хозяйства в среде крестьян зависит не столько от тех или других способов возделывания земли, сколько от условий их личного положения"; что "мерами наиболее существенными и наиболее способными оказать благотворное влияние в этом отношении могут быть признаны только такие, которые поставили бы крестьянина в лучшие условия по отношению к существующим уже формам культур". Как главнейшие из таких мер Лорис-Меликов намечал: 1) понижение выкупных платежей, 2) содействие крестьянам в покупке земли при помощи ссуд и 3) облегчение условий переселения и содействие к выселению крестьян из густонаселенных губерний. Из реформ экономического характера Лорис-Меликов успел провести только отмену соляного налога и повышение гильдейских пошлин.

Ход преобразований тормозила борьба с революционной агитацией, не прекращавшаяся ни на одну минуту. Раскрытие революционной организации шло весьма деятельно; число захваченных и осужденных анархистов было велико; известно, что и Желябов, главный организатор катастрофы 1 марта, был арестован ранее этого дня. Тем не менее, Лорис-Меликов продолжал выработку общего плана реформ. На центральные учреждения предполагалось возложить обязанность ко времени окончания сенаторских ревизий собрать материал, относившийся к возбужденным министром внутренних дел вопросам, и установить основные задачи, требовавшие разрешения. Разработанные этими учреждениями предположения, равно как и материалы сенаторских ревизий, должны были поступить на рассмотрение "подготовительных комиссий", которые составились бы из членов правительственных ведомств и приглашенных с высочайшего соизволения сведущих (служащих и неслужащих) лиц; подготовительные комиссии обязаны были выработать законопроекты, которые до внесения в Государственный совет были бы переданы на обсуждение "общей комиссии". В состав последней имелось в виду призвать: 1) лиц, принимавших участие в работах подготовительных комиссий, 2) выборных от губернских земств тех губерний, в которых введено положение о земских учреждениях (по одному или по два члена, смотря по населенности губернии), и от городских дум некоторых значительных городов (в столицах - по два, в других городах - по одному члену), причем выбор мог падать как на гласных, так и на других лиц, принадлежащих к населению губернии или города, и 3) назначенных особым порядком членов от неземских губерний. Для занятий общей комиссии назначался определенный срок; работы ее должны были иметь в глазах правительства лишь совещательное значение. Этот план одобрен был имп. Александром II 17 февраля 1881 г., и день 4 марта был назначен для выслушания его в заседании совета министров.

Страшное событие 1 марта оказалось роковым для начинаний Лорис-Меликова. Потрясенный нравственно и физически, Лорис-Меликов остался верен своим прежним взглядам, но скоро убедился в невозможности их осуществления. 7 мая 1881 г. он сложил с себя должность министра внутренних дел и последние годы жизни провел, по расстроенному здоровью, за границей; ум. 12 декабря 1888 р. в Ницце, похоронен в Тифлисе. Несмотря на удаление Лорис-Меликова, многие черты его программы, получившей впоследствии в известном лагере ироническое название "новых веяний", не были забыты и привели к довольно крупным результатам. Сюда относятся поземельное устройство тех групп крестьян, на которые не распространялись положения 1861 г., некоторые другие законоположения 1880-х годов о крестьянах (см.), охрана фабричных рабочих, перенесение части податного бремени на более достаточные классы населения (налог с наследств, налог на денежные капиталы, раскладочный сбор и т. п.).

Человек редкого бескорыстия, остроумный и веселый собеседник, всем доступный, со всеми обходительный, Лорис-Меликов охотно и внимательно выслушивал возражения, но, отличаясь терпимостью к чужим мнениям, оставался непоколебим в своих основных убеждениях. По политическим своим воззрениям, говорит известный доктор Н. А. Белоголовый, близко сошедшийся с Лорис-Меликовым во время его жизни за границей (см. воспоминания Белоголового в "Рус. старине", 1889 г., № 9), Лорис-Меликов был "умеренный постепеновец, последовательный либерал, строго убежденный защитник органического прогресса, с одинаковым несочувствием относившийся ко всем явлениям, задерживающим нормальный рост и правильное развитие народов, с какой бы стороны эти явления ни обнаруживались. Непоколебимо веруя в прогресс человечества и в необходимость для России примкнуть к его благам, он стоял за возможно широкое распространение народного образования, за нестесняемость науки, за расширение и большую самостоятельность самоуправления и за привлечение выборных от общества к обсуждению законодательных вопросов в качестве совещательных членов. Дальше этого его реформативные идеалы не шли".

Недюжинный оратор, Лорис-Меликов хорошо владел и пером. В печати появились следующие его труды: "О кавказских правителях с 1776 г. до конца XVIII стол., по делам ставропольского архива" ("Русск. архив", 1873 г.); "Записка о Хаджи-Мурате" ("Русск. старина", 1881 г., т. XXX); "О судоходстве на Кубани" ("Новое время", 1882 г.) и "Записка о состоянии Терской области" ("Русская старина", 1889 г. № 8). Письма к нему H. H. Муравьева и кн. М. С. Воронцова - в "Русской старине" (1884 г., т. ХLII). См. Внутреннее обозрение в "Вестнике Европы", 1881 г., № 6, и 1889 г., № 1.


О беседе графа Лорис-Меликова с представителями петербургских периодических изданий, происходившей 6 сентября 1880 г.,см. № 9 "Отечественных записок" и № 11 "Вестника Европы" за 1880 г. (внутреннее обозрение).


Н.В. Мезенцева уже обращалось к обществу «за содействием», как бы отдавая команду обеспечить себе это содействие, и, соответственно, общественного резонанса его обращение тогда не получило 286 . Выступление Лорис-Меликова отличалось непривычным для власти тоном, стилем и содержанием. «Общество было объявлено имеющим право на самобытное существование. Верно или неверно передавался смысл заявления графа - дело не в этом. Дело в том, что этот смысл был придан ему молвою, и в этом выразилось общественное настроение, общественное чувство» 287 . Газета «Земство» писала о воззвании графа как симптоме «резкого поворота в направлении нашей внутренней политики». Казалось, правительство пришло к убеждению, «что не репрессиями может быть достигнуто умиротворение, что в обществе государство должно видеть не врага, а союзника. Общество вздохнуло свободнее, в нем воскресли надежды на коренное улучшение нашей внутренней жизни» 288 .

Цитируя обращение Лорис-Меликова «К жителям столицы», передовица «Голоса» заявляла: «Если это слова диктатора, то должно признать, что диктатура его - диктатура сердца и мысли» 289 . Это определение диктатуры Лорис-Меликова не раз будет повторено в печати: в либеральной - с восторгом, в консервативной - с едкой издевкой (см. док. № 30).

По-иному воспринял призыв Лорис-Меликова к обществу о содействии правительства М.Н. Катков. «В обществе не установившемся и переживающем переходную пору, кроме злонамеренных людей бывает много малодушных и неразумных, людей, надменных личным знанием, фантазеров и пустословов. Будут ли помощь и действие таких людей полезны правительству», - ставил вопрос Катков скорее перед властью, нежели перед обществом, подразумевая один возможный ответ на него. Он останавливается на этой первой, по сути, программной акции Лорис-Меликова и в последующих передовых, сознавая ее особое значение, четко обозначив свое отношение к ней: «Нет надобности обращаться к обществу за поддержкой и пособием. Оно само обратится к правительству на всякую добрую помощь и содействие, лишь бы только правительство должным образом дисциплинировало своих деятелей сверху донизу и искало себе опоры в патриотическом духе и русском мнении» 290 .

ГРАФ ЛОРИС-МЕЛИКОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ

Нигилистическая оценка идеологом самодержавия общества и его роли жизни страны сказалась здесь в полной мере. Но надо признать, что в решении проблемы «правительство и общество» Катков был по-своему логичен, исходя из природы власти в империи. Чтобы быть самодержавной, она должна была оставаться всемогущей и всеохватывающей, не нуждающейся в общественной поддержке. Только общество должно было искать поддержку у власти, а не наоборот: нарушался традиционный образ самодержавия, тщательно оберегаемый его идеологом.

Воспринимал ли Лорис-Меликов надежды, связанные с его приходом к власти, с воодушевлением, или они вселяли тревогу, заставляя ощущать огромную ответственность, но действовать он начал в первые же дни после назначения. Однако прошла лишь неделя после подписания указа, круто изменившего судьбу графа, как сама его жизнь чуть не оборвалась.

20 февраля Лорис-Меликов приехал домой на Морскую - пообедать и передохнуть: предстояло длительное и трудное продолжение рабочего дня, заканчивавшегося обычно около полуночи. Михаил Та-риелович вылез из саней и, направляясь к подъезду, был настигнут выстрелом поджидавшего в засаде террориста. Выстрел был сделан хотя и в упор, но, по-видимому, нетвердой рукой: пуля лишь прошила шинель, но не задела графа. Он не потерял присутствия духа, помогая конвойному казаку скрутить злоумышленника. Успокоив домашних, в простреленной шинели тут же отправился во дворец доложить о случившемся императору. Весть о покушении на начальника Верховной распорядительной комиссии мгновенно облетела столицу. 20 февраля 1880 г. генеральша А. В. Богданович записывает в дневнике, что «после покушения у Лориса собрались цесаревич, вся семья царская, министры, послы, много обывателей» 291 . События следовали с необычной дотоле быстротой: 21 февраля военный суд приговорил совершившего покушение И.П. Млодецкого к смертной казни. 22 февраля Млодецкий был повешен на Семеновском плацу. На месте казни присутствовал Ф.М. Достоевский, тяжело ее переживший.

В ночь перед казнью Аорис-Меликова посетил В.М. Гаршин, в то время уже достаточно известный писатель, чтобы Михаил Тариелович не мог не знать о нем, уем более что у него были рассказы и о Русско-турецкой войне. Он пришел убедить диктатора отменить казнь и тем самым «убить нравственную силу людей, вложивших в его руку

револьвер», - прервать цепь насилия, когда террор порождает казни, а казни вызывают все новые покушения. У Гаршина создалось впечатление, что граф попытается поговорить с царем, показать ему письмо писателя и предотвратить исполнение приговора 292 .

На другой день после покушения Лорис-Меликов был в глазах общества подлинным героем: событие 20 февраля свидетельствовало, насколько опасна и сопряжена с риском роль «спасителя России». Казнь Млодецкого, с которой начиналась борьба с крамольниками, наложила свой отпечаток на восприятие «диктатуры сердца». Если такие личности, как В. Гаршин или Ф. Достоевский, обостренно пережили случившееся, связывая с ним раздумья о судьбах родины, то для многих обывателей оно стало плохой приметой - своего рода «знаком беды», предшествующим правлению диктатора.

Исполнительный комитет «Народной воли» разъяснял в специальной прокламации, что покушение на диктатора не санкционировал и что Млодецкий совершил его по своей инициативе. Лорис-Меликов был единственным генерал-губернатором, которому не был вынесен смертный приговор: революционеры вынуждены были считаться с общественным мнением. Именно поэтому при назначении графа на новый пост народовольцы воздержались от высказываний. Казнь Млодецкого создала возможность дать первую оценку Лорис-Меликову, которая уже не могла восприниматься предвзятой и беспочвенной, а заставляла задуматься. «Тяжек нравственный облик этого диктатора - обновителя России», - заявили народовольцы о Лорис-Меликове, подписавшем первый смертный приговор на своем новом посту 293 . Но, справедливо осуждая виселицы, обвинение власти с позиции нравственности предъявляли те, кто в стремлении «обновить» страну путем переворота действовал динамитом.

По указу Александра II 12 февраля 1880 г. начальнику Верховной распорядительной комиссии было предоставлено право «призывать в комиссию всех лиц, присутствие коих будет полезным». Назначать их следовало по велениям царя, испрашиваемым главой комиссии 294 . Свобода Лорис-Меликова в выборе членов комиссии, нужных ему для сотрудничества, по сути, была ограничена необходимостью учесть мнение царя и наследника, а также представителей различных группировок в «верхах». В составе Верховной распорядительной комиссии оказались: великий князь Александр Александрович и такие лица из его ближайшего окружения, как член Государственного совета К.П. Победоносцев и генерал-майор свиты императора П.А. Черевин. Наследник не сомневался, что именно ему удалось отстоять мысль о диктатуре с самыми широкими и жесткими методами управления, и Лорис-Меликов эту его уверенность поддерживал. Из военных в комиссию были введены также генерал-майор свиты М.И. Батьянов и князь А. К. Имеретинский, которого Лорис-Меликов знал ехце по Кавказу, а затем как отличившегося в Русско-турецкой войне при взятии Плевны сподвижника М.Д. Скобелева. Несколько позднее к комиссии были причислены близкие наследнику генерал Е.В. Богданович, полковник Н.М. Баранов и генерал-майор Р.А. Фадеев, состоявший при Главном штабе 295 . Сенаторы М.Е. Ковалевский и И.И. Шамшин, обер-прокурор Сената П.А. Марков, управляющий делами Комитета министров М.С. Каханов, правитель канцелярии министра внутренних дел С.С. Перфильев представляли в комиссии административноуправленческий элемент.

В итоге в новом правительственном органе оказались и консерваторы, противники преобразований, и люди, остро чувствующие их необходимость. Но при всей пестроте и неоднородности состава комиссии он не был случайным. Согласовывая кандидатуры с царем и наследником, советуясь с теми, чье мнение считал значимым (Д.А. Милютиным, А.А. Абазой, П.А. Валуевым), граф руководствовался собственными соображениями о функциях комиссии. Он пригласил к сотрудничеству как людей влиятельных, с большими связями в государственном аппарате, так и тех, кто имел большой управленческий опыт. В деловых качествах многих из них Михаил Тариелович не разочаровался. Сенаторы М.Е. Ковалевский и И.И. Шамшин к либеральной бюрократии не принадлежали, но их компетентность, честность, объективность была большой поддержкой для Аорис-Меликова в его начинаниях. М.И. Батьянов, М.С. Каханов будут поддерживать диктатора как единомышленники, а наследник, К.П. Победоносцев, П.А. Черевин, С.С. Перфильев станут сначала скрытыми, а потом явными его врагами. Но 4 марта 1880 г. на первое заседание Верховной распорядительной комиссии ее члены собрались, одинаково воодушевленные задачей восстановить потрясенный в стране порядок, обеспечить ей «путь дальнейшего мирного преуспеяния» 296 .

Рассказать друзьям