Волеизъявление о крови. Отказ пациента от подписания ИДС — общие положения и деликатные моменты

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

«Информированное» и «добровольное» — не просто слова

Решение о согласии на оказание медицинской помощи или об отказе от неё должно приниматься пациентом не с потолка и не из-под палки. Сотрудник медорганизации обязан ознакомить пациента с тем, как, чем и зачем его собираются лечить, с возможными рисками, которые возможны в результате проведения выбранного лечения.

Обозначить главную цель подписания ИДС можно следующим образом: пациент должен быть сознательно согласен или не согласен с тем, что говорит ему сотрудник медицинской организации. Пациент не должен ощущать, что врач просто прикрывается документом, чтобы защитить себя, иначе его доверие будет слабым.

Необходимо объяснить пациенту, для чего нужно подписать документ. Объяснить, что документ защищает самого пациента и это предусмотрено законом. Это не какая-то прихоть медицинской организации и не личное пожелание врача; главный предлог: есть закон, который мы, врачи, соблюдаем. Чем доступнее сотрудник ЛПУ изложит всю нужную информацию пациенту (не профессиональным языком, а простым), тем больше доверия будет со стороны пациента к документу и, соответственно, больше шансов, что пациент согласится подписать информированное добровольное согласие.

В чём выражается добровольность? На пациента не должно оказываться давление со стороны медработников. Нельзя при пациенте настаивать на быстроте или обязательности подписания ИДС. Пациент имеет право даже не знакомиться с документом, однако это не значит, что сотрудник ЛПУ в таком случае приобретает право не оказывать пациенту медицинскую помощь.

Желательно устно сразу дать понять, что приём начнётся только после того, как пациент сам полностью осознает, для чего нужна в данной ситуации медицинская помощь, почему именно этими конкретными способами она будет оказана, какие преимущества и недостатки существуют. Законная причина для врача отказать пациенту в медицинской помощи — это возражение пациента против оказания медицинских услуг по собственной инициативе с ознакомлением и подписанием соответствующего документа (бланк отказа от ИДС). Также, врач имеет право отказать пациенту в медицинской помощи, если пациент настаивает на технологиях и методах лечения, выдвинутых по собственной инициативе, которые, по мнению врача, будут неэффективными.

Вспомним Перечень медицинских вмешательств, на которые требуется письменное ИДС клиента ЛПУ :

Вспомним, как сегодня выглядят бланки отказа от медицинского вмешательства :

Информируем пациента о рисках при отказе от медицинского вмешательства

При отказе от медицинского вмешательства пациент должен быть информирован о потенциальных рисках, на которые он соглашается, подписывая документ. Делаться это должно наряду с донесением общей информации о медицинской помощи, которую предполагается оказывать.

И касается это двух бланков об отказе и, соответственно, ситуаций с ними связанных. Тогда же пациенту предоставляется выбор: отказаться от медицинской помощи или принять условия её оказания.

Из истории


Приведём случай, произошедший в 2011 году в петербургском государственном медицинском университете имени И. П. Павлова, куда поступил пациент (молодой мужчина) с серьёзным диагнозом. Ему потребовалось переливание крови. Юноша отказался от этой процедуры, изъявив отказ от конкретного вида медицинского вмешательства в письменном виде под расписку для медицинских работников. Отказался от переливания крови ввиду своих религиозных убеждений. Спасти его не удалось.

В Петербурге подобные случаи на то время не были редкостью. Петербургским медикам часто приходилось сталкиваться с такими ситуациями, когда больные отказывались от процедуры переливания крови, объясняя своё решение религиозными взглядами. А врачам приходилось метаться меж двух огней. Без согласия пациентов им нельзя было переливать кровь, а неоказание медицинской помощи — это уголовная ответственность. Если бы тот молодой человек не подписался под решением отказа от переливания крови, принятым по собственной инициативе и если бы этот документ не был сохранён в медицинской карте, то врача можно было бы на законных основаниях привлекать к уголовной ответственности.

Применимо к этому печальному случаю смоделируем ситуацию. Есть тяжело больной пациент. Ему требуется переливание крови, иначе он не выживет. Врач должен оповестить пациента о необходимости переливания. Также врач должен оповестить пациента о последствиях отказа от данной процедуры, учитывая и летальный исход. Если пациент, полностью понимая все последствия отказа, всё же подписывает документ об отказе от процедуры переливания крови, то ответственность за последствия отказа от лечения он полностью берёт на себя. Вины врача в тех негативных последствиях, о которых он письменно и устно проинформировал пациента, не будет.

Немного о недееспособных пациентах


В настоящее время учитывается волеизъявление пациента, даже если он недееспособен. Действующий закон гласит, что если человек имеет статус недееспособного, но имеет возможность самостоятельно выразить согласие или несогласие на предложенное лечение, то решать за него не имеют права иные физические или юридические лица.

По закону от 06.04.2011 № 67-ФЗ недееспособные пациенты, проходящие лечение в психиатрических лечебных учреждениях, приобрели права, которых не было у недееспособных больных общесоматического профиля. Есть требование, согласно которому нужно получать у недееспособного гражданина ИДС на оказание психиатрической помощи. И до сих пор это касается любого вмешательства: госпитализации, лечения и даже освидетельствования. Если гражданин в состоянии выразить отказ, — отказ должен быть принят.

Некоторое время существовала абсурдная ситуация: в психиатрическом стационаре ИДС или отказ недееспособный гражданин подписывал самостоятельно, а в общесоматических стационарных лечебных учреждениях за него это делал опекун. Недоразумение взяло своё начало из-за того, что в базовый закон об охране труда граждан не были внесены соответствующие изменения. Теперь эта ситуация исправлена. В случаях, когда недееспособный гражданин не может изъявить своё согласие или несогласие на оказание медицинских услуг — всё остаётся так же, как и было прежде — за него это делает законный представитель.

Главное для работников медорганизаций — понимать, что недееспособный гражданин имеет право самостоятельно принимать решения в вопросах оказания ему медицинской (в том числе и психиатрической) помощи при обращении в ЛПУ. Для этого ему далеко не всегда нужен законный представитель.

Приглашаем вас принять участие в Международной конференции для частных клиник , где вы получите инструменты для создания положительного имиджа вашей клиники, что повысит спрос на медицинские услуги и увеличит прибыль. Сделайте первый шаг на пути развития вашей клиники.

Свидетели Иеговы как религиозная конфессия

Организация Свидетелей Иеговы - ветвь христианства, исповедующая скрупулёзное исполнение всех нравственных устоев, изложенных в Библии. Эти устои включают заповедь Иеговы никогда не использовать чужую кровь. В текстах Библии, где упоминается эта заповедь (Бытие, 9, 3-4; Левит, 17,П-12, Деяния*, 15, 28-29), говорится о запрете Бога Иеговы съедать кровь, а не вливать её внутривенно.

Внутривенные инфузии возникли не ранее 16 в. и дело, конечно, не в рационалистических толкованиях библейских текстов, а в жёстком соблюдении Свидетелями Иеговы идеалов, изложенных в Библии. Кстати, такое соблюдение ими заповедей относится не только к запрету использовать чужую кровь, а и ко всем другим современным идеалам, пришедшим из священного писания.

Однако именно эта догма - отказ от чужой крови - привела к возникновению конфликтов между Свидетелями Иеговы и медициной как частью общества, потому что их категорический отказ от гемотрансфузии иногда создаёт значительные трудности для врачей и кажется многим из медиков причудой, противоречащей здравому смыслу и даже некоторым идеалам общества.

В наши задачи не входит теологическая оценка веры Свидетелей Иеговы, но поскольку многие врачи, сталкивающиеся в своей клинической практике со Свидетелями Иеговы, считают их запрет на переливание крови религиозной придурью, а их самих оголтелыми сектантами-самоубийцами, отметим следующие важные факты.

При этом Свидетели Иеговы отнюдь не самоубийцы, не психопаты: они просят использовать для их лечения и тем более - спасения жизни-любые методы лечения, включая анестезию, интенсивную терапию, реанимацию, трансфузию самых различных препаратов, но только не кровь или её компоненты.

Сегодня в 230 странах мира насчитывается около 6 млн. Свидетелей Иеговы и около 8 млн. сочувствующих, которые посещают их молитвенные собрания. Такое значительное количество потенциальных больных, которые отказываются от гемотрансфузии по неубедительным для большинства атеистов и верующих других конфессий причинам, создаёт проблему, которую надо решать.

Рассмотрим методы, относящиеся к трансфузионной терапии, которые Свидетели Иеговы принимают, и те, от которых они отказываются. Как мы уже отмечали, вся остальная медицинская практика принимается Свидетелями Иеговы с благодарностью.

Приемлемые методы

  • Вся трансфузионная терапия препаратами, не содержащими кровь
  • Экстракорпоральные методы (искусственное кровообращение, гемодиализ, сорбционные методы и др.) при условии, что перфузор изначально заполнен не донорской кровью, а любым коллоидным или кристалловидным раствором
  • Реинфузия собственной крови, изливающейся в полости, в том числе через дренажи после операции. Подразумевается, что движение излившейся крови не прекращалось, а перфузоры, возвращающие кровь в сосуды больного могут считаться продолжением системы кровообращения.
  • Инфузия альбумина, гаммаглобулина, криопреципитата, факторов свёртывания крови, применение фибринового клея.
  • Применение эритропоэтина, всех гемостатических препаратов.

Неприемлемые методы

  • Гемотрансфузия донорской крови и её компонентов.
  • Гемотрансфузия аутокрови, если она хранилась во флаконе, пластиковом пакете, консервировалась, т.е. не двигалась.

Вот и все медицинские ограничения «свободы» врачей, выдвигаемые Свидетелями Иеговы - так ли уж они мешают нам лечить этих больных!

Однако существует множество врачей, в сознание которых с трудом укладывается, что какой-то больной или чаще больная, не имеющие медицинского образования, позволяют себе управлять врачом!

Амбициозность подобных взглядов мы рассмотрим в следующей главе, здесь же ещё раз отметим, что фактически гемотрансфузия донорской крови и значительная часть методов аутогемотрансфузии для Свидетелей Иеговы закрыта. Однако, так ли уж безвыходно положение врача у постели больной - Свидетельницы Иеговы - с массивной кровопотерей, категорически отказывающейся от трансфузии и её компонентов?

Переливание Свидетели Иеговы

Прежде всего отметим три важных обстоятельства.

1. Сегодня пересмотрено отношение к гемотрансфузии как единственному или главному методу интенсивной терапии больных с острой кровопотерей. Более того, доказано, что гемотрансфузия имеет опасные недостатки, которые могут превышать достоинства её применения.

2. Изменились наши представления о клинической физиологии геморрагического шока, в том числе благодаря ведению Свидетелей Иеговы с геморрагическим шоком без гемотрансфузии. Стало ясно, что основные функциональные расстройства связаны не с резким снижением гемоглобина, а с сокращением объема крови (гиповолемией), расстройствами микроциркуляции и с нарушением свертывающих свойств крови (коагулопатия). Пределы выживаемости больных с огромной кровопотерей существенно расширились.

Заметим, что тем самым Свидетели Иеговы невольно изменили в лучшую сторону важнейший раздел медицины критических состояний-ведение больных с геморрагическим шоком. Переиначивая, мы можем сказать, что если бы Свидетелей Иеговы не существовало, их следовало бы выдумать.

3. Свидетели Иеговы, как здоровые, так и больные, это вполне контактные люди, с которыми можно дискутировать и пытаться договариваться хотя бы о частичных отступлениях от их догмы - абсолютного отказа от гемотрансфузии. Конечно, врач может быть убеждён в абсолютной необходимости гемотрансфузии для спасения жизни больного. Тогда он должен постараться передать свою убежденность больному, чтобы тот сохранил собственную жизнь, пусть даже такой дорогой для него ценой. Сами старейшины Свидетелей Иеговы считают, что это дело совести каждого человека. Они не препятствуют ему согласиться на гемотрансфузию, но и не подталкивают к этому.

Если всё же больной настаивает на своём полном отказе (подчёркиваем, что и согласие, и отказ - дело совести каждого человека), последовательность медицинских действий должна быть такова:

1. Попытка остановить кровотечение. Это и все последующие действия выполняются на фоне оксигенотерапии.

2. Функииональная оценка состояния больного: особое внимание диурезу, ЦВД, состоянию сознания: не делать культа из величины гемоглобина, артериального давления, не применять для era повышения вазопрессоры.

3. Немедленно, не ожидая результатов исследования гемоглобина, гематокрита, инфицировать кристалловидные растворы, контролируя объём их введения главным образом по динамике ЦВД.

4. Определить свертывающие свойства крови, опасаясь завершения любой кровопотери синдромом РВС и в дальнейшем проводить динамический контроль этих показателей.

5. Инфузировать альбумин и другие коллоидные растворы, следя за их воздействием на свертывающие свойства крови.

6. При наличии приближающихся к нормальным показателям ЦВД, диуреза, адекватного сознания и при остановленном кровотечении оставить больного в покое, при любых значениях гемоглобина, гематокрита и артериального давления.

7. Использовать как можно раньше доступный комплекс средств, стимулирующих гемопоэз (эритропоэтин, препараты железа, витамины и пр.).

8. Корригировать свертывающие свойства крови (витамин К, гепарин, антифибринолитики и др.), не забывая о чёткой взаимозависимости свертывающей, антикоагулянтной и фибринолитической систем.

9. При неэффективности пп. 3-5 использовать трансфузию перфторана.

10. Провести функциональный контроль всех жизненных систем организма, памятуя о поли-органной недостаточности, которой является по своей сути любой геморрагический шок. Корригировать полиорганную недостаточность соответственно результатам функционального контроля.

11. При достижении первичного успеха не пытаться улучшать качество крови искусственными мерами: позволить это сделать системам ауторегуляции. Тогда улучшение будет более медленным, но зато безопасным.

12. Способствовать полному восстановлению функций больного после кровопотери надо с помощью: а) покоя, б) аналгезии, в) диеты, г) различных медикаментов.

Таким образом, острая кровопотеря и геморрагический шок у Свидетелей Иеговы, отказывающихся от гемотрансфузии донорской крови, исключительно редко создают для врача безвыходное положение.

Если врач ознакомлен с современными представлениями о клинической физиологии крови, кровопотери и гемотрансфузии, он найдёт альтернативные методы, пригодные для конкретного больного, и обойдётся без переливания донорской крови или её компонентов. Такой врач всегда оказывается на высоте своего положения при плановых спокойных ситуациях и редко попадает в безвыходные положения при острых ситуациях.

И тем не менее, множество этических и юридических аспектов возникает при ведении Свидетелей Иеговы в больницах, когда им - согласно традиционным медицинским канонам - требуется гемотрансфузия. Этих аспектов так много, что они выделены в следующую главу.

Главной причиной множества конфликтов является не сами по себе религиозные догмы Свидетелей Иеговы. Просто они грамотнее остальных больных в проблемах не только гемотрансфузии, но и прав больного. Эта их грамотность - следствие постоянной работы существующей в России и в других странах Службы больничной информации Свидетелей Иеговы.

Если бы все больные - атеисты и верующие других религиозных конфессий - пользовались услугами этой или подобной ей Службы, возможно, медицинские работники по новому взглянули бы не только на свои права и обязанности, но и на права и обязанности больных. И тогда в больницах исчезли бы конфликты и воцарилась смертельная скука. Насколько нам известно, от неё (хоть она и смертельная) ещё никто не умер, а от гемотрансфузии и неправильной интенсивной терапии геморрагического шока - смерти, к сожалению, встречаются.

ЭТИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕМОТРАНСФУЗИИ

Есть две главные причины этических и юридических конфликтов, связанных с гемотрансфузией - ятрогения и забвение прав больных.

Гемотрансфузия является методом интенсивной терапии, который чреват неизбежным вредом для организма больного, наряду с пользой, ради которой применяется этот метод. Нанесение вреда больному - это смежная сфера обсуждения врачами и юристами, и мы начнём эти рассуждения с ятрогении, сопровождающей гемотрансфузию.

Ятрогенные поражения при гемотрансфузии

Когда-то ятрогенией называли патологию, возникающую из-за неправильных действий врача или неправильного истолкования их больным. Однако методы медицины становились более агрессивными, в связи с чем всё чаще возникали неблагоприятные следствия даже правильных медицинских действий. Поэтому ятрогенное поражение следует определить так:

Ятрогенное поражение - это неумышленное или неизбежное повреждение функций или структуры организма, вызванное медицинским действием

Главные обстоятельства при оценке ятрогенных повреждений, относящихся к гемотрансфузии:

1) чужеродность крови, ведущую к неизбежным иммунным реакциям организма, даже при наличии подтверждённой совместимости по группам крови;

2) возможную инфицированность, метаболическую и функциональную неадекватность консервированной крови,

3) сравнительно сложную технологию гемотрансфузии, хотя и регламентированную существующими инструкциями, но, тем не менее, чреватую возможностью процедурных осложнений на всех этапах - от заготовки до переливания крови.

Эти три обстоятельства позволяют систематизировать ятрогенные поражения, связанные с гемотрансфузией, следующим образом:

  • иммунные реакции на кровь - от умеренного озноба или гемолиза до гемотрансфузионного шока и полиорганной недостаточности;
  • инфицирование больных, в том числе возбудителями гепатита, сифилиса, иммунодефицита человека (ВИЧ) и мн. др.;
  • метаболические расстройства;
  • коагулопатия;
  • осложнения процедуры - от флебита до газовой эмболии.

Многие неблагоприятные эффекты гемотрансфузии, неизбежные в силу иммунной несовместимости крови, могут протекать скрыто и остаться незамеченными, однако проявить себя в последующем.

В юридическом аспекте всю возникающую при гемотрансфузии ятрогенную патологию можно увязать с каждой из перечисленных ниже причин или с их комплексом:

1) неизбежное действие метода, входящее в суть и программу самой гемотрансфузии.

2) неправильный выбор препарата, дозы или режима трансфузии, в том числе в связи с неучтенными индивидуальными физическими и психологическими особенностями больного.

3) погрешности процедуры, нередко связанные с несоблюдением или нарушением существующих инструкций.

Поэтому показания к гемотрансфузии должны ограничиваться только настоятельной реальной необходимостью, а не определяться давними традициями. Существующие в последние годы достаточно эффективные методы, альтернативные гемотрансфузии, позволяют рассматривать гемотрансфузию как оперативное вмешательство, которое всегда повреждает ткани и органы и поэтому выполняется лишь в тех случаях, когда методы консервативного лечения не эффективны или для их применения не хватает времени.

Ятрогенные поражения - как неизбежные, так и связанные с неправильным выбором препарата крови или режима трансфузии, а также и с погрешностями процедуры - являются главной основой юридических конфликтов, возникающих в связи с гемотрансфузией.

Другая причина этических и юридических конфликтов при гемотрансфузии - это нарушение прав больных.

Гемотрансфузия и права больных

Права больных чётко регламентированы в «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», принятых в 1993 г. и действующих в настоящее время. Основные статьи этого законодательства, относящиеся к правам больных, повторены в проекте «Федерального закона о здравоохранении в Российской Федерации», принятом Государственной думой в первом чтении в 1999 г.

В ст. 1 «Основ законодательства» указано, что «Государство гарантирует охрану здоровья граждан в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации».

К сожалению, медицинские работники зачастую меньше знакомы с правами больных, чем сами больные. Из-за этого нередко возникают этические и юридические конфликты, которых можно было бы избежать.

Заинтересованное, уважительное отношение к правам больных должно быть нормой повседневной медицинской практики ещё и потому, что гемотрансфузия является медицинским действием, которое, как и большинство любых медицинских действий, сопровождается определенным риском. В связи с этим необходимо обсудить следующие этические и юридические проблемы, чреватые возможностью возникновения конфликтов:

  • информирование больного о характере патологии, требующей применения гемотрансфузии, и о самой гемотрансфузии как медицинском действии.
  • согласие больного на выполнение гемотрансфузии.
  • отказ больного от выполнения гемотрансфузии.
  • право больного на получение альтернативных гемотрансфузии методов.
  • принятие окончательного решения по гемотрансфузии, если возникли расхождения во взглядах больного, его законных представителей и медицинских работников.

Информирование больных

Больные имеют право, обоснованное законом, получить полную информацию обо всех проблемах, относящихся к назначаемой им гемотрансфузии.

Больной должен получить именно те сведения, которые могут повлиять на его решение, и эти сведения должны быть представлены в такой форме, которая доступна для интеллекта и образования больного или его законных представителей.

В виду особой важности этой проблемы, нередко порождающей юридические конфликты, приводим полностью ст.31 «Основ законодательства Российской Федерации по охране здоровья граждан».

Статья 31. Право граждан на информацию о состоянии здоровья

Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведённого лечения.

Информация о состоянии здоровья гражданина предоставляется ему, а в отношении лиц, не достигших возраста 15 лет, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, - ux законным представителям лечащим врачом, заведующим отделением лечебно-профилактического учреждения или другими специалистами, принимающими непосредственное участие в обследовании и лечении.

Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. В случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину и членам его семьи, если гражданин не запрет л сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получить консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляются копии медицинских документов, отражающих состояние его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны.

Информация, содержащаяся в медицинских документах гражданина, составляет врачебную тайну и может предоставляться без согласия гражданина только по основаниям, предусмотренным статьей 61 настоящих Основ.

В соответствии с законом больной, которому предстоит гемотрансфузия, должен быть информирован по следующим пунктам, чтобы принятое им решение могло считаться осознанным (информированным):

1) суть, достоинства, необходимость и ожидаемый результат гемотрансфузии,

2) возможные опасности метода с учётом индивидуальных особенностей больного,

3) возможные последствия отказа от гемотрансфузии,

4) наличие альтернативных методов, пригодных для данного больного, их достоинства и недостатки.

Излагаемая больному информация и по сути, и по форме должна быть объективной, не вводить больного в заблуждение, и тем более - не пугать его. При опасных для жизни ситуациях от врача требуется особая чуткость и индивидуальный психологический подход, чтобы больной принял пра-

вильное, обоснованное медицинской наукой и повседневной практикой решение.

Нам надо помнить слова врача, философа, музыканта, Нобелевского лауреата Альберта Швейцера (1875-1965), приведённые в рамке:

Медицина - это не только наука, но и искусство достичь взаимодействия нашей собственной индивидуальности с индивидуальностью больного.

Согласие на гемотрансфузию

В соответствии с существующим законом любое медицинское действие - диагностическое или лечебное - может выполняться только при наличии согласия больного, информированного о сути этого медицинского действия. Согласие больного в типичных ситуациях может быть устным, а иногда письменным - с подписью больного или только в виде сделанной врачом записи. Не существует обязательных юридических форм такого согласия, и характер записи в истории болезни зависит от состояния больного, его индивидуальных особенностей, наличия относительных противопоказаний и т.п.

Полагаем, что детализированное перечисление всех возможных опасностей, ошибок и осложнений метода при информировании больного, не имеющего медицинского образования, облегчает последующее юридическое разбирательство, если оно потребуется. Но оно не идёт на пользу ни врачу, ни больному. Они оба заинтересованы в существовании доброго и постоянного психологического контакта, и садистское по сути, но формально совершенно правильное детальное изложение возможных несчастий, едва ли способствует такому контакту. Так же может действовать и настойчивое вымогание» подписи больного под письменным согласием, информированием и т.п. Юридически подпись больного необходима только в случае отказа от лечения, если такой отказ опасен для жизни и больной об этом информирован (см. ниже ст.33). В остальных случаях подпись больного не является обязательной.

Следует помнить о двух важных обстоятельствах.

Первое: есть один единственный способ написать да или нет, но тысячи способов произнести эти простые слова. И для принятия больным решения не менее, чем сама сущность беседы, важны интонации, в которых она ведётся и которые свидетельствуют о заинтересованности врача в благополучии больного, а не в получении алиби на случай, если произойдёт несчастье.

Второе: история болезни не должна превращаться в письмовник для лечащего врача, консультантов и больного. Утверждение, что история болезни - единственный документ, оправдывающий или осуждающий врача при возникновении уголовного дела, ошибочно. Не меньшее, а иногда - даже большее значение имеют свидетельства других больных, медицинских работников и т.п.

Юридические принципы получения или невозможности получения согласия больного, изложенные в ст. 32 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», полностью относятся и к гемотрансфузии:

Статья 32. Согласие на медицинское вмешательство

Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина.

В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения.

Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших возраста 15 лет, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, дают их законные представители после сообщения им сведений, предусмотренных частью первой статьи 31 настоящих Основ. При отсутствии законных представителей решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум, а при невозможности собрать консилиум - непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения и законных представителей.

Как следует из этой статьи, условия медицины критических состояний часто не позволяют получить действительно осознанное добровольное согласие, в том числе при гемотрансфузии. Следует подчеркнуть, что неполучение такого согласия и причины этого должны быть отражены в медицинской документации со своевременным уведомлением должностных лиц.

Различные методы диагностики и лечения, имеющие реальный риск осложнений, требуют письменного оформления осознанного согласия больного. Гемотрансфузия, анестезиологическое пособие, интенсивная терапия, инвазивные методы диагностики и т.п, относятся именно к таким методам.

Ко всем случаям подходит запись в истории болезни, сделанная врачом по такой схеме:

Больной(ая) информирован(а) о характере патологии, предлагаемом лечении, возможных опасностях метода (ов) и дал(а) своё согласие на предложенный план.

Подписи больных в большинстве случаев не требуется, и применяться такая форма должна только для методов диагностики и лечения, чреватых предвидимыми опасными осложнениями, к которым безусловно относится и гемотрансфузия.

Существуют самые различные формы согласия больных на оперативное вмешательство и другие медицинские действия. Все они должны рассматриваться как внутрибольничная форма организации труда, облегчающая последующее разрешение возможных конфликтов. Однако нежелание больного подписать такую форму не может служить поводом к отказу от лечения больного вообще, к его выписке из больницы и другим репрессивным мерам. Следует лишь отметить в истории болезни этот факт, если разногласия не удалось устранить с помощью консультантов и других специалистов.

Отказ от гемотрансфузии

Право больных отказаться от любого вида лечения, в том числе от гемотрансфузии, обосновано ст.33 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан».

Статья ЗЗ. Отказ от медицинского вмешательства

Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ.

При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином, либо его законным представителем, а также медициной м работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста 15 лет, либо законных представителей лица, признанного в установленном порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц.

Упомянутая в праве на отказ от лечения ст. 34 - «Оказание медицинской помощи без согласия граждан» - относится только к гражданам, представляющим опасность для окружающих своим заболеванием (психическим, инфекционным) или поведением (совершившим преступления).

Наиболее частой причиной отказа больных от гемотрансфузии является опасность инфицирования. Все чаще встречается отказ от гемотрансфузии, обоснованный религиозными взглядами (члены организации Свидетелей Иеговы).

Отказ больных от гемотрансфузии по религиозным мотивам требует уважительного отношения врачей, поскольку такое право обосновано п.1 ст.5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицирована Федеральным законом РФ от 30.03.1998 № 54-ФЗ), а также п. 1 ст. 22 Конституции РФ, в соответствии с которыми каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность как физическую, так и моральную (духовную). Ст.17 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» гласит:

Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, должностного положения, социального положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Кроме того, юридическое право отказаться от гемотрансфузии по религиозным мотивам подтверждается и ст.28 Конституции РФ, а также Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, подтвержденной 11.05.1994 Советом Европы:

Ст. 9, ч.2: Свобода исповедовать религию или убеждение подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности населения или для защиты прав и свобод других лиц.

Следовательно, до тех пор, пока больные своим отказом от гемотрансфузии не покушаются ни на общественный порядок, ни на права других граждан, их требование должно быть уважено. Это, однако, не исключает необходимости разъяснить больным возможные жизненно опасные следствия их решения. При этом медицинские работники должны действовать только методами убеждения, но ни в коем случае не какими-либо угрозами, репрессиями, включая отказ больному вообще лечить его и выписку его из больницы.

Отказ от оказания любой, в том числе альтернативной медицинской помощи, за которой обратился пациент, является нарушением ч. 1, ст. 41 Конституции РФ и ст. 6 Закона РФ «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», согласно которым каждый имеет право на получение медицинской помощи и медицинских услуг.

Убеждая больного согласиться на гемотрансфузию, врач должен иметь в виду и изменившиеся сегодня представления о границах относительной безопасности кровопотери, и наличие многообразных альтернативных методов, и несомненно существующие опасности гемотрансфузии. Попытка врача добиться согласия больного заведомо ложными доводами может свидетельствовать о профессиональном невежестве врача, его недостаточной этике и культуре и нередко чревата последующим возникновением юридического конфликта.

Свидетели Иеговы не являются принципиальными противниками любых методов современной медицины, включая трансплантацию органов. Они лишь отказываются от переливания донорской крови и её компонентов. Однако многие из них, как уже отмечалось, соглашаются на реинфузию крови, излившуюся в полость, на аутогемотрансфузию в ходе гемодилюции во время операции, на инфузию некоторых препаратов, полученных из крови (например, альбумина, гамма-глобулина, факторов свертываемости и др.), на использование с оговорками экстракорпорального кровообращения при гемодиализе и других методах, когда искусственное кровообращение необходимо.

Следовательно, надо пытаться договориться с такими больными об условиях, объёмах и пределах гемотрансфузии, но согласие должно быть получено только добровольно и без обмана больного, даже если такая ложь представляется врачу спасительной. Необходимо помнить, что больные, отказывающиеся от гемотрансфузии, нередко бывают не хуже, а подчас даже лучше врачей информированы и о реальных (а не мифических) опасностях гемотрансфузии, и об альтернативных методах, и о преувеличенных достоинствах переливания крови.

Документирование отказа

Если после всех разъяснений больной продолжает отказываться от гемотрансфузии, его отказ следует оформить таким или сходным с этим документом;

В связи с моими личными или религиозными убеждениями я требую, чтобы во время госпитализации у меня не применялись ни кровь, ни препараты крови, даже если по мнению моего лечащего врача или его помощников такое лечение будет необходимо, чтобы сохранить мою жизнь или способствовать моему выздоровлению.

Поэтому я снимаю всякую ответственность с врача (лечащий врач), его сотрудников, помощников, консультантов, больничного отделения заготовки и переливания крови, больницы и ее персонала, какие бы неблагоприятные и нежелательные следствия и результаты не возникли бы из-за моего отказа разрешить применение крови или препаратов крови.

Я полностью понимаю возможные следствия такого отказа, исходящего от меня.

(свидетель) (подпись больного)

(дата, время) (подпись ближайшего родственника больного)

Подобная форма является рекомендательной и может быть заполнена больным заранее, при поступлении в больницу и во время пребывания в ней. Больной должен быть информирован и о том, что он в любой момент может отказаться от своего ранее оформленного решения.

Этот документ должен быть приобщен к истории болезни. Рекомендуется, чтобы на лицевой странице истории болезни, в месте, где указывается группа крови больного, была сделана пометка о запрете больным гемотрансфузии.

Если компетентный во всех отношениях больной принял решение отказаться от гемотрансфузии и оформил такое решение, гемотрансфузия у него применяться не должна, но должны быть использованы альтернативные методы, рассмотренные в главе 5.

Альтернативные методы

При отказе больного от гемотрансфузии по религиозным или другим мотивам врач обязан использовать альтернативные методы лечения, даже если они не могут полностью заменить гемотрансфузию. В настоящее время существуют десятки программ консервативного и оперативного лечения гематологических и хирургических больных без использования гемотрансфузии.

Если больному, отказавшемуся от гемотрансфузии, но нуждающемуся в лечении, не применяются альтернативные методы, то к врачам, принявшим такое неправильное решение, могут быть предприняты различные меры воздействия и наказания вплоть до применения статьи Уголовного Кодекса РФ, которая гласит:

Статья 124. Неоказание помощи больному

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным её оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если зто повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного,-

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного

дохода осуждённого за период до одного месяца, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырёх месяцев.

2. То. же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью,-

наказьсвается лишением свободы на срок до трёх лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Принятие решений в трудных ситуациях

При отказе больного от гемотрансфузии, противоречащим современным взглядам медицины, приоритет решения всё-таки остается за больным, если он компетентен по своему физическому и психическому состоянию. Без его согласия и тем более вопреки его запрету никакие медицинские действия, в том числе гемотрансфузия, не должны выполняться. Следует считать преступными попытки исключить сопротивление компетентного больного с помощью психотропных препаратов, наркоза и т.п.

Врач обязан принять все меры, чтобы переубедить больного привлечением авторитетных для больного людей, своих и его коллег, но он не имеет права действовать вопреки решению больного. В соответствии со ст.58 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» врач имеет право отказаться от ведения такого больного, за исключением ситуаций, оговорённых в этой статье:

Ст. 58: Лечащий врач может отказаться по согласованию с соответствующим должностным лицом от наблюдения и лечения пациента, если это не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих, в случаях несоблюдения пациентом предписаний или правил внутреннего распорядка лечебно-профилактического учреждения.

Ни консилиум врачей, ни администрация лечебного учреждения и вышестоящих органов управления не имеют юридического права преодолеть запрет компетентного больного на любое медицинское действие, в том числе и на гемотрансфузию.

При некомпетентности больного принять за него решение могут его законные представители, должным образом оформленные (родственники, друзья, адвокат и др.). Если медицинские работники не согласны с решением законных представителей, они могут оспорить его в суде, когда ситуация позволяет тратить на это время.

При наличии предварительно оформленного запрета больного на гемотрансфузию, этот документ остается приоритетным и не может быть оспорен в суде.

Врачам следует привыкнуть к тому, что правильных мнений и взглядов может быть больше одного единственного (собственного или любого авторитета), что моральные убеждения могут различаться, но закон един для всех, и при расхождении взглядов действует только закон.

Этический комитет (комиссия) может отмечать наличие смягчающих или отягчающих обстоятельств при нарушении закона, но не подменять закон. Поэтому отказ больного от гемотрансфузии не может быть дезавуирован Этическим комитетом и основные усилия членов Этического комитета должны быть направлены на переубеждение больного или - если этого не удастся достичь - на защиту его прав.

Юридический алгоритм действий медицинских работников при отказе больного от гемотрансфузии представлен ниже.

Таким образом, в трудных ситуациях, относящихся к гемотрансфузии, когда мнения разных сторон не совпадают, надо придерживаться следующего принципа принятия окончательного решения:

  • решение больного является приоритетным;
  • медицинские работники являются консультантами, заинтересованными в благополучии больного;
  • государство (минздрав, суд, этический комитет и т.д.) следит за соблюдением закона.

Юридическая ответственность медицинских работников

Юридическая ответственность медицинских работников чаще всего возникает при следующих дефектах работы, относящихся к гемотрансфузии:

1) нарушение правил заготовки крови, 2) нарушение инструкций по переливанию крови, 3) нарушение прав больных: неинформирование или недостаточное информирование больного, несогласованная гемотрансфузия, гемотрансфузия вопреки запрету и неиспользование альтернативных методов лечения.

Все три пункта могут быть рассмотрены в соответствии со статьёй 68 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», которая регулирует ответственность медицинских работникоьч

Статья 68. Ответственность медицинских и фармацевтических работников за нарушение прав граждан в области охраны здоровья

В случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими и фармацевтическими работниками своих профессиональных обязанностей повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи бб настоящих Основ.

Возмещение ущерба не освобождает медицинских и фармацевтических работников от привлечения их к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации, республик в составе Российской Федерации.

При возникновении юридических конфликтов, связанных с гемотрансфузией или любым другим медицинским действием, для медицинских работников, признанных виновными, может существовать 4 вида ответственности: дисциплинарная, административная, гражданская и уголовная. Два первых вида ответственности регулируются КЗОТом, гражданская - Гражданским кодексом РФ, и уголовная - Уголовным кодексом РФ*.

Гражданская ответственность медицинских работников заключается обычно в возмещении морального и материального ущерба больного, упущенной им выгоды и т.п. Эта ответственность и принципы расчета материальной компенсации в каждом конкретном случае четко регулируются несколькими статьями Гражданского кодекса РФ*. Следует отметить, что в судах сегодня гораздо чаще, чем уголовная ответственность, рассматривается именно гражданская ответственность медицинских работников и материальные иски больных, которые могут достигать огромных сумм.

Конфликты, относящиеся к гемотрансфузии, чаще всего регламентируются следующими статьями УК РФ, о которых медицинские работники должны знать:

ст. 26 - Преступление, совершенное по неосторожности,

ст.109 - Причинение смерти по неосторожности

ст.118 - Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности

ст. 124 - Неоказание помощи больному.

ст. 293 - Халатность (эта статья относится только к должностным лицам и может быть применена к врачу, если он выполняет управленческие и организационные функции - заведующий отделением, начмед, главный врач и т.п.).

В том, что касается преступной неосторожности, следует различать 3 её вида:

  • преступная небрежность - пренебрежение видимой или известной опасностью, которую врач не предвидел, но должен был предвидеть при необходимой предусмотрительности,
  • преступная самонадеянность (легкомыслие) - необоснованная надежда избежать осложнения, которое предвиделось,
  • преступное невежество - недостаточность профессиональных знаний и навыков при возможности и необходимости их получения.

В какой-то мере оправданием врача при юридических конфликтах, относящихся к гемотрансфузии, могут служить следующие статьи УК РФ, с которыми медицинские работники также должны быть знакомы:

Ст. 39 - Крайняя необходимость.

Не является аресту гением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Cт. 41 - Обоснованный риск.

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске длл достижения общественно полезной цели.

2. Риск признаётся обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные мерьс для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Ст. 28 - Невиновное причинение вреда.

1. Деяние признаётся совершённым невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия), либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

2. Деяние признаётся также совершённым невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (или бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствие своих психофизиологических качеств требования и экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Упомянутые 3 статьи УК могут освободить врача от уголовной ответственности, если обстоятельства, при которых был нарушен закон, были форс-мажорными, у врача не было времени и возможности для консультаций, или он не знал о существующем запрете больного на гемотрансфузию. В иных условиях никакие ссылки на благородные побуждения, на стремление к пользе больного и т.п. не могут оправдать нарушение закона.

Единственно достойный и, как правило, плодотворный путь предотвращения и разрешения этических и юридических конфликтов, которые могут возникнуть в связи с гемотрансфузией, это достижение психологического контакта с больными при взаимно уважительных многократных собеседованиях.

Врачам следует проникнуться уверенностью, что модернизация мышления врача не менее важна, чем модернизация оборудования.

Зильбер А.П. Кровопотеря и гемотрансфузия. Принципы и методы бескровной хирургии.

Не редко Свидетели Иеговы умирают от того, что им нужно перелить кровь, но они отказываются. Почему же так происходит? Ведь от этого зависит будет человек жить или нет. Чтобы разобраться в этом, нужно узнать историю и мировоззрение Свидетелей Иеговы.

Движение свидетелей Иеговы организовал в 1884 году гражданин США Чарльз Тэйз Расселл. Он был веропроповедником христианской церкви, до тех пор пока не отверг большую часть ее учений.

Поначалу Свидетели Иеговы называли себя «Обществом Сторожевой Башни» и вещали прямое понимание Библии с помощью написанного Расселом руководства «Исследование Писаний». Запрет на кровопереливание впервые был введен в 1944 году.

Почему Свидетелям Иеговы нельзя переливать кровь?

По учениям Свидетелей Иеговы, кровь является святой, ведь в ней располагается душа человека. Поэтому же Свидетели Иеговы отрекаются от любого потребления крови и ее составляющих.

Изменение мнений на кровопереливание.

Взгляды на кровопереливание и трансплантацию органов менялись по ходу времени. То это считалось делом совести, то поощрялось, то считалось тяжким преступлением. Вокруг этого всегда много критики.

Кто-то поддерживает Свидетелей Иеговы, а кто-то напротив, осуждает. Так, в поддержку Свидетелей Иеговы в 1999 году А.Зильбером была создана книга «Кровопотеря и гемотрансфузия.

Принципы и методы бескровной хирургии». В ней описываются различные методы лечения Свидетелей Иеговы при потерях крови, а также рассказывается о других способах лечения.

А вот профессор В.Мороз и доктор медицинских наук Евгений Жибурт выступают в противовес А.Зильберу. Они говорят, что кровь ничем нельзя заменить и иногда без крови и гемотрансфузий человек не сможет пойти на поправку.

Много раз врачи подавали в суд на Свидетелей Иеговы. Они требовали разрешения переливать кровь пациентам. Ведь какой врач сможет спокойно отреагировать на слова пациента: «Я свидетель Иеговы, я отказываюсь от спасения моей жизни и соглашаюсь на смерть»?

Врачи не могут просто стоять и смотреть, как их пациент умирает, когда его можно спасти простым кровопереливанием. Бывают случаи, когда кровопереливание ребенку, родители которого являются Свидетелями Иеговы, совершается по заключению суда.

Несмотря на то, что часто отказ от крови ведет Свидетеля Иеговы к необратимой смерти, человек все равно не соглашается на кровопереливание. Для них это тяжкий грех, и сметь для них предпочтительней, чем жизнь с тяжким грехом.

15.12.2000
"СВИДЕТЕЛИ ИЕГОВЫ" ДОПУСТИЛИ ПЕРЕЛИВАНИЕ КРОВИ?

По материалам «South London Press» от 12 ноября 1999 г.,
«Gardian» от 20 января 2000 г., ИТАР-ТАСС от 17 апреля 2000 г.
и «Таймс» от 14 июня 2000 г.

Лидеры вызывающей множество споров секты «Свидетели Иеговы» неожиданно объявили, что ее членам теперь будет позволено переливать кровь. «Бруклинские старцы» вынесли решение, что «свидетель», согласившийся на переливание крови в условиях выбора между жизнью и смертью, теперь не будет «лишен общения», то есть отлучен от секты. Это решение является самой большой внутренней реформой, объявленной сектой, с тех пор, как предсказанные на 1975 г. «армагеддон» и «конец света» не состоялись.

Нынешнее решение, принятое после тайной встречи двенадцати членов «Всемирного руководящего совета» в бруклинской штаб-квартире секты, было объявлено как незначительное исправление позиции. Теперь переливание крови официально значится в списке «действий, не влекущих за собой лишение общения».

До этого момента в течение десятилетий «Свидетели Иеговы» превозносили как героев веры взрослых и детей, которые умерли или чуть не умерли, отказавшись от переливания крови, абсолютно, при всех обстоятельствах, запрещенного. Вот только недавние факты.

Осенью 1999 года 36-летняя англичанка Джульет Муленда скончалась после тяжелой операции. Ее перевели в отдел реанимации после того, как ее легкие перестали функционировать и ей понадобилось срочное переливание крови. Однако родственники молодой женщины не знали, что она была «свидетельницей Иеговы» и подписала подготовленный сектой документ, запрещающий переливать ей кровь. При этом врачи по закону не могли ничего предпринимать без согласия пациента.

По той же причине в ноябре прошлого года скончалась 33-летняя Беверли Матьюс. Она была замужем, но муж не разделял ее религиозных взглядов. Теперь он будет один воспитывать их малолетнего сына.

В апреле этого года в 1-й клинической больнице Тбилиси скончалась 21-летняя «свидетельница» - гражданка Грузии Лия Джанканидзе. На фоне тяжелого тромбофлебита у Лии развилась гангрена левой ноги. В течение нескольких дней врачи и представители общественности уговаривали больную и ее мать согласиться на переливание, но тщетно. Лие была сделана операция без необходимой медицинской процедуры, и жизнь ее сохранить не удалось.

Этот инцидент вызвал большой резонанс в республике. Депутат парламента Грузии Гурам Шарадзе заявил, что это не первый случай, когда молодые люди, втянутые в секту иеговистов, отказывались от переливания крови, что угрожало их жизни. Депутат объявил о намерении поставить вопрос о запрещении деятельности этой секты.

Руководство секты уже направило письма старейшинам по всей Великобритании (всего в этой стране насчитывается около 130 тысяч «свидетелей Иеговы») с объяснениями, что они более не должны отлучать от секты ее членов, которые согласились на переливание крови. Аналогичные письма были направлены старейшинам «Свидетелей Иеговы» по всему миру.

Бывший «свидетель Иеговы» Джофри Ануин в ответ на это пояснил: «Лишенные общения свидетели Иеговы объявляются отступниками и антихристами. Их друзья и родственники, остающиеся в секте, обязаны прекратить всякое общение с ними и даже не отвечать на их приветствия, если они случайно встретятся на улице».

Ануин предсказал повсеместное возмущение относительно этого решения секты и добавил, что знает двух бывших членов, которые теперь намерены подать на секту в суд. «Я знаю людей, которых лишили общения лишь за то, что они подвергали сомнению именно этот запрет. От них отказались все их друзья и знакомые, и они должны были переехать в другое место», - добавил он.

Действительно, теперь «Свидетелям Иеговы» предстоит ответить на серьезные вопросы, и первый из них: за что умерли сотни людей, считавшие, что переливание крови навсегда закроет им путь к спасению? Кто ответит за их смерти? Как руководители секты смогут взглянуть в глаза родным и близким скончавшихся жертв? Ведь еще вчера они уверяли их, что переливание крови не возможно ни при каких обстоятельствах и что переливший кровь «преступник» лишается общения раз и навсегда. А для рядовых членов секты нынешнее решение предоставляет еще один шанс задуматься о том, насколько безошибочно «бруклинские старцы» являют волю Бога на земле. Воспользуются ли они им?

Это уже не первый случай, когда за религиозные убеждения родителей своей жизнью расплачиваются дети.

Зомбированные родители

«Когда взрослому человеку требуется операция и, соответственно, переливание крови, а он от этого отказывается, мы, в свою очередь, отказываемся его лечить, - говорит Игорь Яковенко, доктор медицинских наук, и. о. директора Российского нейрохирургического института им. Поленова в Санкт-Петербурге. - Ситуация с детьми сложнее. В практике нашего института было несколько случаев, когда родители-иеговисты отказывались от переливания крови детям. В одном случае ребёнку требовалась плановая операция. Мать заявила, что не допускает переливания крови. Дальше за неё говорил юрист свидетелей Иеговы, переговоры с врачами вёл довольно жёстко. Мы отказались от лечения этого ребёнка.

Но, когда к нам попал мальчик из Саратовской области с опухолью мозга и нужно было оперировать срочно, а отец был категорически против переливания, ссылаясь на то, что он иеговист, мы обратились в суд. Благо, что он рядом находится, с утра мы начали готовить бумаги, а к вечеру уже было решение суда о необходимости переливания крови. А что делать? Ведь медики в данной ситуации находятся меж двух огней: согласно Основам законодательства РФ об охране здоровья на действия врачей должно быть согласие пациента или его представителей. С другой стороны - есть статья в Уголовном кодексе о неоказании помощи. Сейчас мы уже выработали алгоритм, знаем, как действовать - только через суд, который, слава богу, выносит решение в пользу спасения жизни ребёнка».

В Управленческом центре свидетелей Иеговы в России, который находится под Санкт-Петербургом, на эту тему с корреспондентом «АиФ» сначала разговаривать не хотели. «Переливать или не переливать кровь - это частное дело каждого, - заявил Я.

Сивульский, один из руководителей центра. - У младенца не было шансов на спасение - это мнение врачей. Когда свидетели Иеговы отказываются от переливания крови, это не значит, что они не думают о своём здоровье. Они ищут альтернативные способы лечения». «Отец того мальчика из Саратова не являлся свидетелем Иеговы, - добавил представитель пресс-службы центра Г. Мартынов. - Несмотря на то что по решению суда мальчику перелили кровь, к сожалению, спустя несколько дней он умер».

Странно тогда, что отец ребёнка в заявлении об отказе от операции указал именно принадлежность к организации в качестве основного мотива, что зафиксировано во всех документах. Возможно, он ещё не принял крещение, но готовился к нему, и отказ от переливания крови сыну мог стать своего рода входным билетом в свидетели Иеговы? Что касается смерти в роддоме - да, действительно, по словам врачей, у ребёнка было мало шансов выжить даже после переливания крови. Но переливание нужно было делать не после родов, а на ранних стадиях беременности, о чём будущая мать знала и от чего отказалась по религиозным убеждениям. Тогда шанс спасти ребёнка был действительно реальным.

Мир Сатаны

Что же это за религия такая, что люди готовы из-за её догм расстаться с жизнью, а родители жертвуют самым дорогим - своими детьми? «Свидетели Иеговы (СИ) замаскировались так, что с наскока в них не разберёшься, - считает Алексей Швечиков, профессор, директор Межвузовского центра по религиоведению. - В мире насчитывается 15 млн. свидетелей Иеговы, в России - порядка 200 000. В конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века, например, в Санкт-Петербурге была зарегистрирована небольшая группа СИ. К 2000 году их насчитывалось уже 15 000 человек. Свидетели ведут очень активную миссионерскую работу, но, как показывают факты, она основана на обмане, который скрывается за маской заботы, внимания, внешней демократии. У СИ свой перевод Библии. В нём они сделали свои, выгодные им акценты, то есть фактически совершили подлог. Они везде подчёркивают, что существующий мир - сатанинский, и он должен быть разрушен. Они называют себя христианской конфессией, но Святой Троицы не признают.

Христос - не Бог, а только человек. Какое же это христианство? Кроме того, Христос говорил о бессмертии души, а они говорят о бессмертии тела. Для СИ по значимости своя организация становится важнее государства и семьи. Устанавливается жёсткая дисциплина. У них есть правовой комитет, контролирующий поведение членов организации. Страшное наказание - когда с членом общины перестают разговаривать из-за какого-то проступка. Согласие на переливание крови - однозначная причина отлучения от общины. Кого-то это доводит до нервного срыва, кого-то даже до самоубийства. Вновь пришедшего члена обрабатывают в течение полугода и превращают его в активного, послушного прихожанина. Он начинает верить, что только здесь спасение от враждебного окружающего мира. Через полгода его можно считать потерянным для общества. Кроме того, своей политикой свидетели Иеговы изолируют членов общины от других людей, им не рекомендуется общаться с «неверными», смотреть телевизор, читать газеты. СИ - деструктивная организация. Кроме того, в 37 государствах мира она запрещена как тоталитарная секта. Основной доход СИ - от добровольных пожертвований. Но если член организации ничего не жертвует, его пригласят на разговор. Когда начинается конгресс, с каждого собирают дополнительные средства, а конгрессы проводят довольно часто. Так что, кроме всего прочего, для общины СИ это неплохой бизнес».

Деятельность свидетелей Иеговы в России официально не запрещена. Хотя, например, прокуратура Северного округа Москвы несколько лет назад в ходе проверки деятельности общины пришла к выводу, что она разжигает религиозную рознь, разрушает семью и склоняет тяжелобольных людей к отказу от медицинской помощи по религиозным мотивам, и ликвидировала её как юридическое лицо. Это вызвало бурный протест со стороны адептов СИ, которые говорили о нарушении права человека на свободу вероисповедания. Да, действительно, человек имеет право на эту свободу, но, если его затягивают в религию обманом и контролируют психику до такой степени, что даже жизнь ребёнка становится менее ценной, чем религия, о какой свободе может идти речь?

Рассказать друзьям