Кровь и золото: расстрел на Ленских приисках. Произошли трагические события на Ленских золотых приисках («Ленский расстрел»)

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой
Ленского золотопромышленного товарищества , расположенных в районе города Бодайбо на притоке Лены реках Витиме и Олёкме . В результате забастовки и последующего расстрела рабочих правительственными войсками пострадало, по разным оценкам, от 250 до 500 человек, в том числе 150-270 человек погибло.

В 1910 году Ленское золотопромышленное товарищество, совладельцами которого были Владимир Александрович Ратьков-Рожнов , петербургский предприниматель и городской голова, и его сын, предводитель дворянства Ананий Владимирович, приобрело Андреевский прииск.

На момент забастовки 66 % акций «Ленского золотопромышленного товарищества» («Лензото») принадлежало компании «Lena Goldfields» . Компания была зарегистрирована в Лондоне . Акции компании торговались в Лондоне, Париже и в Санкт-Петербурге . 70 % акций компании «Lena Goldfields», или около 46 % акций «Лензото» находилось в руках русских промышленников, объединённых в комитет российских вкладчиков компании. 30 % акций компании «Lena Goldfields», или около 20 % акций «Лензото» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30 % акций «Лензото» владели Гинцбурги и их компаньоны.

Несмотря на то что большинство акций «Лензото» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензото» в лице Гинцбурга. Правление товарищества, действовавшее на момент забастовки, было избрано в июне 1909 года :

Таким образом, к 1912 году сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. С одной стороны, происходил конфликт интересов русского и британского бизнеса в правлении головной компании «Lena Goldfields», с другой - представители управляющей компании (и бывшие владельцы) «Лензото» (во главе с бароном Гинцбургом) пытались не допустить фактического контроля над приисками со стороны правления «Lena Goldfields» .

В целом размер заработной платы позволял ежегодно вербовать основных рабочих в количестве выше необходимого. Вербовать новых рабочих Гинцбургу помогало министерство внутренних дел. Вербовка шла практически по всей территории империи. В 1911 году около 40 % рабочих было завербовано в Европейской части России. Подписавший договор работник получал в качестве аванса 135 рублей (полугодовое жалование рабочего в Москве) и отправлялся под наблюдением полиции на прииски.

Из письма Гинцбурга главноуправляющему И. Н. Белозёрову:

«…Теперь мы положительно наводнены предложениями, поступающими с разных мест, особенно из польского края и из Одессы, но есть и из других городов… Воспользоваться содействием Министерства [внутренних дел] нам кажется более чем желательным, и вот по каким соображениям: 1. Раз наёмка на прииски является для известной части населения истым благодеянием, то можно этим обстоятельством воспользоваться для того, чтобы понизить плату, против существующей у нас теперь. И пониженная плата представляется чем-то вроде Эльдорадо для голодного народа. На всякий случай мы сообщили полиции плату на 30 % ниже существующей. 2. Мы не считаем, что есть какой-либо риск в том, чтобы нашелся лишний народ. При излишке рабочих вам легче будет предъявлять к рабочим более строгие требования, опять-таки присутствие лишнего народа в тайге может содействовать понижению платы, какую цель следует всеми мерами и преследовать…»

Заработная плата горнорабочих составляла 30-45 рублей в месяц , то есть была примерно вдвое выше, чем у рабочих в Москве и Санкт-Петербурге , и в десять-двадцать раз выше денежных доходов крестьянства. Однако непредусмотренный договором найма женский труд (равно как и труд подростков ) оплачивался низко (от 84 коп. до 1,13 рубля в день), а в ряде доказанных случаев не оплачивался вообще.

Кроме того, до 1912 года разрешались сверхурочные старательские работы по поиску золотых самородков . Данные работы повременно не оплачивались, найденные самородки сдавались администрации по утверждённым расценкам на золото. В лавке «Лензото» за грамм самородного золота давали 84 копейки. В лавках частных перекупщиков - от одного до 1,13 рубля за грамм . В случае удачи, рабочий за год такой работы мог накопить до тысячи и более рублей. Непосредственно перед забастовкой старательские работы были запрещены, и, кроме того, администрацией были предприняты дополнительные меры, ограничивающие возможность поиска самородков на рабочих местах.

По договору найма, который подписывал каждый рабочий, и по официальному распорядку (утверждённому Министерством торговли и промышленности) продолжительность рабочего дня в период с 1 апреля по 1 октября составляла 11 часов 30 минут в сутки, а с 1 октября по 1 апреля - 11 часов при односменной работе. При двухсменной работе - 10 часов. В случае необходимости управляющий мог назначать три смены рабочих по 8 часов. При работе в одну смену рабочий день начинался в 5 часов утра; с 7 до 8 часов - первый перерыв; с 12 до 14 - второй перерыв; в 19 часов 30 минут (в зимнее время в 19 часов) - конец работы.

В реальности рабочий день мог длиться до 16 часов, поскольку после работы рабочим разрешались старательские работы по поиску самородков.

Добыча золота проходила в основном в шахтах в условиях вечной мерзлоты . Ледник приходилось разогревать кострами, а талую воду безостановочно откачивать. Механизация добычи, несмотря на значительные вложенные средства, была на недостаточном уровне, многие работы приходилось делать вручную. Спускаться в 20-60 метровые шахты приходилось по вертикальным обледенелым лестницам. Рабочие работали по колено в воде. После смены рабочим, в сырой от воды робе, приходилось идти по лютому морозу несколько километров до бараков, что часто приводило к заболеваниям и смертям. Рабочие регулярно подвергались опасности обвалов, получали ушибы и переломы .По заявлением рабочих «Утёсистого» прииска шахты и лестницы плохо освещались ввиду отказа управляющего выдать нужное количество свечей. По данным Кудрявцева Ф. А. в 1911 году было зафиксировано 896 несчастных случаев с 5442 рабочими . Остро не хватало врачей и мест в больницы. Один из рабочих смог попасть в больницу только за сутки до своей смерти так как ранее врач отказался признавать его больным. На одного врача приходилось 2500 рабочих, не считая членов их семей. Правительственная и общественная комиссия Государственной Думы впоследствии признали медицинское обслуживание рабочих неудовлетворительным.

Рабочие бараки «Лензото» были переполнены, мест для рабочих не хватало. Часть рабочих были вынуждены снимать частные квартиры для проживания. На оплату частных квартир уходило до половины заработка. Кроме того, как впоследствии установила комиссия, лишь около 10 % бараков удовлетворяло минимальным требованиям для жилых помещений.

Член комиссии Керенского, А. Тющевский писал:

«Товарищи, нам здесь делать нечего, нам остаётся одно: посоветовать рабочим поджечь эти прогнившие, вонючие здания и бежать из этого ада, куда глаза глядят».

Пользуясь покровительством иркутских и бодайбинских властей, администрация «Лензото» монополизировала в регионе торговлю и транспорт, вынуждая рабочих отовариваться только в лавках, принадлежащих «Лензото», и передвигаться только на транспорте компании. Часть оплаты выдавалась в виде талонов в лавки компании, что было законодательно запрещено в Российской империи. Номинал талонов был достаточно велик, а разменивать талоны не было возможности. Рабочие были вынуждены покупать ненужные товары, чтобы отоварить талоны полностью.

По договору найма привозить на прииски жён и детей запрещалось. Рабочий мог привезти семью только с разрешения управляющего, таким образом, изначально попадая в зависимость от воли администрации. Женщин на приисках было достаточно много (до 50 % от количества мужчин). Находясь в зависимом положении от администрации, женщины часто были вынуждены работать против своей воли, за низкую заработную плату, либо вообще без оплаты. Нередки были случаи сексуальных домогательств к женщинам со стороны администрации .

Для расследования трагических событий было создано две комиссии. Одна - правительственная под руководством сенатора С. С. Манухина , другая - общественная, созданная Государственной Думой, которую возглавил малоизвестный в то время адвокат А. Ф. Керенский , сочувствовавший эсерам.

19 мая комиссия Манухина одновременно с комиссией Керенского отправились на место событий. По железной дороге обе комиссии 25 мая 1912 года прибыли в Иркутск. 18 июля 1912 года Манухин отдаёт прокурору Иркутского окружного суда приказ о возбуждении дела против главного виновника происшедшей бойни, ротмистра Трещенкова, отдавшего приказ открыть стрельбу.

Керенский вспоминал о работе в комиссии : «Ситуация на золотых приисках сложилась неловкая. Правительственная комиссия сенатора Манухина заседала в одном здании, а наша штаб-квартира располагалась на той же улице в доме напротив. Обе комиссии вызывали свидетелей и устраивали перекрестные допросы, обе записывали показания служащих „Лензолото“ и готовили донесения. Сенатор Манухин отослал свой доклад в зашифрованном виде министру и Царю, а мы отправили свой телеграфом для Думы и прессы. Излишне и говорить, что приисковая администрация была весьма задета нашим вторжением, но ни сенатор, ни местные власти не мешали нашей работе. Напротив, генерал-губернатор Восточной Сибири Князев относился с симпатией к нашей работе, а иркутский губернатор Бантыш и его чиновник для особых поручений А. Малых оказали нам немалую помощь»

За причастность к преступному деянию ротмистр Трещенков был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение

Обстановка и условия труда

Компания «Ленское золотопромышленное товарищество» («Лензолото») было практически монополистом на добычу золота в районе бассейне рек Лена, Витим, Олекма и др. Она объединяла свыше 400 приисков в Сибири. «Лензолото» более чем на 60% принадлежало британской компании «Lena Goldfields» и только 46% компании принадлежало русским золотопромышленникам. Управление рудниками осуществлялось бароном Гинцбургом. К 1912 году наметился конфликт интересов в делах компании — управляющая компания во главе с Гинцбургом пыталась не допустить правление «Lena Goldfields» к фактическому контролю над приисками. Исследователи полагают, что забастовка рабочих и последующие события были спровоцированы попыткой рейдерства.

Однако, помимо причин, связанных с контролем над золотодобычей, у рабочих Ленских приисков были свои довольно веские причины для проявления недовольства. Заработная плата у горнорабочих была вдвое выше, чем в Москве или Петербурге, поэтому проблем с наймом работников у «Лензолота» не было. Этим охотно пользовался управляющий приисков, который, отмечая большой поток желающих, решил спекулировать на размере оплаты, понижая ее, ведь даже такой она будет «чем-то вроде Эльдорадо для голодного народа». Кроме того, рабочим «позволялось» сверхурочно искать золотые самородки, которые они потом могли сдать в одну из лавок «Лензолота». На самом деле такая практика стала неплохим приработком для людей, за год они могли скопить до тысячи рублей. Но вскоре рабочим запретили сверхурочно искать самородки, что лишило их дополнительного дохода.

Но деньги вряд ли могли компенсировать условия труда и жизни на приисках. На деле, с учетом дополнительного поиска самородков, люди работали по 15−16 часов вместо 11. В условиях мерзлоты ледник приходилось разогревать кострами, талую воду нужно было постоянно откачивать. Иногда рабочие проводили свои смены по пояс в воде в шахтах, а потом в мокрой робе должны были идти по морозу несколько километров до бараков. Также из-за того, что многие работы приходилось выполнять вручную, был высок уровень травм среди рабочих: за год на 1000 было свыше 700 травматических случаев, а надлежащая медицинская помощь трудящимся не оказывалась. Позднее правительственная и общественная комиссии Государственной Думы признали медицинское обслуживание рабочих неудовлетворительным.


Феодосьевский прииск. Шахта

Администрация не чуралась привлекать к труду женщин и подростков. Их работа оплачивалась значительно ниже, чем работа мужчин, а иногда и вовсе не платили. Люди жили в тесных практически непригодных для этого бараках, только 10% из них были минимально оборудованы для проживания. Один из членов общественной комиссии, увидев их, предложил немедленно их сжечь и «бежать из этого ада, куда глаза глядят».

Даже несмотря на то, что зарплата привлекала большое количество людей на Лену, администрация нашла способ и тут сохранить свои деньги — зарплата выдавалась частично талонами на крупную сумму, иногда до половины получки. Талонами можно было расплатиться в магазинах, но только тех, которые принадлежали «Лензолоту». Качество продуктов и товаров в них было очень низким, но чтобы не потерять деньги, людям приходилось покупать иногда совершенно ненужные вещи и продукты.

Забастовка и расстрел

В таких условия возмущение долгое время копилось в рабочих, но поводом к забастовке стал случай на Андреевском прииске. Существует много версий того, что конкретно произошло, но все они сходятся в одном — рабочим продали непригодное в пищу мясо.

29 февраля началась забастовка на Андреевском прииске, к которой вскоре присоединились работники с других приисков. К середине марта число бастующих перевалило за 6 тысяч человек. Было организовано Центральное стачечное бюро и забастовочный комитет, которые должны были вести переговоры с властями и администрацией. 3 марта рабочие выдвинули ряд требований, среди которых были 8-часовой рабочий день, отмена принудительного труда для женщин, улучшение жилищных условий, отмена штрафов, повышение заработной платы на 30%.


Феодосьевский прииск

Управление «Лензолота» отказалось выполнять требования бастующих, пока забастовка не закончится. Она продолжилась и приняла более организованный характер. О ситуации на Ленских приисках было доложено в Госдуму и Кабинет министров. Рабочие обратились в Биржевой комитет и «Лензолото» было вынуждено пойти на некоторые уступки с условием, что горняки немедленно выйдут на работу. Но забастовка продолжилась и на прииски прибыли следователь, прокурор и военные. Членов стачечного бюро обвинили в подстрекательстве и агитации, директор Департамента полиции Белецкий писал начальнику Иркутского губернского жандармского управления: «Предложите непосредственно ротмистру Трещенкову непременно ликвидировать стачечный комитет…».

3 апреля руководители забастовки были арестованы, некоторые отправлены в Бодайбинскую тюрьму. 4 (17) апреля 1912 года рабочие количеством более 2,5 тысяч человек пошли к Надеждинскому прииску, чтобы объясниться с прокурором и потребовать отпустить арестованных. Но на пути рабочих встали солдаты жандармского ротмистра Трещенкова. Они открыли огонь по рабочим. По официальным советским данным было убито 270 и ранено 250 человек. Информация о жертвах в прессе разнится.


Жертвы Ленского расстрела 4 апреля

Расстрел на Ленских приисках обсуждался в Государственной Думе 9 апреля. Было решено организовать две комиссии для расследования случившегося. Правительственную комиссию возглавил сенатор Манухин, а общественную — тогда еще малоизвестный адвокат Керенский. 25 мая они прибыли в Иркутск. Манухин приказал прокурору возбудить уголовное дело против отдавшего приказ к расстрелу ротмистра Трещенкова. Он был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение Петербургской губернии.

Несмотря на трагические события, стачка на приисках продолжилась до 12 августа. После окончания забастовки около 80% работников покинули прииски. События на Ленских приисках спровоцировали стачки и митинги по всей стране, в которых приняли участие около 300 тысяч человек. Они показали продолжающийся кризис царской империи и спровоцировали новый революционный подъем, который продолжался вплоть до 1917 года. Ленин писал, что «Ленский расстрел явился поводом к переходу революционного настроения масс в революционный подъем масс».

На момент забастовки 66 % акций товарищества «Лензолото» принадлежало компании «Lena Goldfields» . Компания была зарегистрирована в Лондоне . Акции компании торговались в Лондоне , Париже и в Санкт-Петербурге . 70 % акций компании «Lena Goldfields» или около 46 % акций «Лензолото» находилось в руках русских бизнесменов, объединенных в комитет российских вкладчиков компании. 30 % акций компании «Lena Goldfields» или около 20 % акций «Лензолото» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30 % акций «Лензото» владели Гинцбурги и их компаньоны.

Управление добывающей компанией

Несмотря на то, что большинство акций «Лензолото» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензото» в лице Гинцбурга. Правление товарищества, действовавшие на момент забастовки, было избрано в июне 1909 года :

  • Директор-распорядитель - барон Альфред Горациевич Гинцбург ;
  • Директора правления - М. Е. Мейер и Г. С. Шамнаньер;
  • Члены ревизионной комиссии - В. В. Век, Г. Б. Слиозберг , Л. Ф. Грауман, В.3. Фридляндский и Р. И. Эбенау;
  • Кандидаты в члены правления - В. М. Липин, Б. Ф. Юнкер и А. В. Гувелякен;
  • Управляющий приисками - И. Н. Белозеров.

Таким образом, к 1912 году сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. С одной стороны, происходил конфликт интересов русского и британского бизнеса в правлении головной компании «Lena Goldfields», с другой - представители управляющей компании (и бывшие владельцы) «Лензото» (во главе с бароном Гинцбургом) пытались не допустить фактического контроля над приисками со стороны правления «Lena Goldfields» .

Современные исследователи связывают забастовку и последующие трагические события на Ленских приисках с деятельностью по установлению контроля над приисками (рейдерством) .

Условия труда и быта рабочих

Заработная плата

В целом размер заработной платы позволял ежегодно вербовать основных рабочих в количестве выше необходимого. Вербовать новых рабочих Гинцбургу помогало министерство внутренних дел. Вербовка шла практически по всей территории империи. В 1911 году около 40 % рабочих было завербовано в Европейской части России. Подписавший договор работник получал в качестве аванса 100 рублей (полугодовое жалование рабочего в Москве) и отправлялся под наблюдением полиции на прииски.

Из письма Гинцбурга главноуправляющему И. Н. Белозёрову: «…Теперь мы положительно наводнены предложениями, поступающими с разных мест, особенно из польского края и из Одессы, но есть и из других городов… Воспользоваться содействием Министерства [внутренних дел] нам кажется более чем желательным, и вот по каким соображениям: 1. Раз наемка на прииски является для известной части населения истым благодеянием, то можно этим обстоятельством воспользоваться для того, чтобы понизить плату, против существующей у нас теперь. И пониженная плата представляется чем-то вроде Эльдорадо для голодного народа. На всякий случай мы сообщили полиции плату на 30 % ниже существующей. 2. Мы не считаем, что есть какой-либо риск в том, чтобы нашелся лишний народ. При излишке рабочих вам легче будет предъявлять к рабочим более строгие требования, опять-таки присутствие лишнего народа в тайге может содействовать понижению платы, какую цель следует всеми мерами и преследовать…»

Заработная плата горнорабочих составляла 30-55 рублей в месяц , то есть была примерно вдвое выше, чем у рабочих в Москве и Санкт-Петербурге , и в десять-двадцать раз выше денежных доходов крестьянства. Однако непредусмотренный договором найма женский труд (равно как и труд подростков ) оплачивался низко (от 84 коп. до 1,13 рубля в день), а в ряде доказанных случаев не оплачивался вообще.

Кроме того, до 1912 года «разрешались» сверхурочные старательские работы по поиску золотых самородков . Данные работы повременно не оплачивались, найденные самородки сдавались администрации по утвержденным расценкам на золото. В лавке «Лензото» за грамм самородного золота давали 84 копейки. В лавках частных перекупщиков - от одного до 1,13 рубля за грамм . В случае удачи, рабочий за год такой работы мог накопить до тысячи и более рублей. Непосредственно перед забастовкой старательские работы были запрещены, и, кроме того, администрацией были предприняты дополнительные меры, ограничивающие возможность поиска самородков на рабочих местах.

Продолжительность рабочего дня

По договору найма, который подписывал каждый рабочий, и по официальному распорядку (утверждённому Министерством торговли и промышленности) продолжительность рабочего дня в период с 1 апреля по 1 октября составляла 11 часов 30 минут в сутки, а с 1 октября по 1 апреля - 11 часов при односменной работе. При двусменной работе - 10 часов. В случае необходимости управляющий мог назначать три смены рабочих по 8 часов. При работе в одну смену рабочий день начинался в 5 часов утра; с 7-ми до 8-ми часов - первый перерыв; с 12-ти до 14-ти - второй перерыв; в 19 часов 30 минут (в зимнее время в 19 часов) - конец работы.

В реальности рабочий день мог длиться до 16-ти часов, поскольку после работы рабочим «разрешались» старательские работы по поиску самородков.

Условия труда

Добыча золота проходила в основном в шахтах в условиях вечной мерзлоты . Ледник приходилось разогревать кострами, а талую воду безостановочно откачивать. Механизация добычи, несмотря на значительные вложенные средства, была на недостаточном уровне, многие работы приходилось делать вручную. Спускаться в 20-60 метровые шахты приходилось по вертикальным обледенелым лестницам. Рабочие работали по колено в воде. После смены рабочим, в сырой от воды робе, приходилось идти по лютому морозу несколько километров до бараков. По данным Кудрявцева Ф. А. в 1911 году было зафиксировано 896 несчастных случаев с 5442 рабочими . Остро не хватало врачей и мест в больнице. Один врач обслуживал 2500 рабочих, не считая членов их семей. Правительственная и общественная комиссия Государственной Думы впоследствии признали медицинское обслуживание рабочих неудовлетворительным .

Бытовые условия

Рабочие бараки «Лензото» были переполнены, мест для рабочих не хватало. Часть рабочих были вынуждены снимать частные квартиры для проживания. На оплату частных квартир уходило до половины заработка. Кроме того, как впоследствии установила комиссия, лишь около 10 % бараков удовлетворяло минимальным требованиям для жилых помещений.

Член комиссии Керенского, А. Тющевский писал: «Товарищи, нам здесь делать нечего, нам остается одно: посоветовать рабочим поджечь эти прогнившие, вонючие здания и бежать из этого ада, куда глаза глядят».

Пользуясь покровительством иркутских и бодайбинских властей, администрация «Лензото» монополизировала в регионе торговлю и транспорт, вынуждая рабочих отовариваться только в лавках, принадлежащих «Лензото», и передвигаться только на транспорте компании. Часть оплаты выдавалась в виде талонов в лавки компании, что было законодательно запрещено в Российской империи. Номинал талонов был достаточно велик, а разменивать талоны не было возможности. Рабочие были вынуждены покупать ненужные товары, чтобы отоварить талоны полностью.

Положение женщин и подростков

По договору найма привозить на прииски жен и детей запрещалось. Рабочий мог привезти семью только с разрешения управляющего, таким образом, изначально попадая в зависимость от воли администрации. Женщин на приисках было достаточно много (до 50 % от количества мужчин). Находясь в зависимом положении от администрации, женщины часто были вынуждены работать против своей воли, за низкую заработную плату, либо вообще без оплаты. Нередки были случаи сексуальных домогательств к женщинам со стороны администрации

Забастовка

  1. Улучшить жилищные условий рабочих (холостым - одна комната на двоих, семейным - одна комната ).
  2. Улучшить качество продуктов питания.
  3. Увеличить жалование на 30 %.
  4. Запретить увольнения в зимнее время. Уволенным в летнее время должен выдаваться бесплатный проездной билет до Жигалово .
  5. Установить 8-часовой рабочий день. В предпраздничные дни 7-ми часовой. В воскресные дни и двунадесятые праздники выходить на работу только по желанию работников, работать в эти дни не более 6 часов, заканчивать работу не позднее 1 часу дня и учитывать работу в эту дни за полтора дня.
  6. Отменить штрафы.
  7. Не принуждать женщин к труду.
  8. К рабочим обращаться не на «ты», а на «вы».
  9. Уволить 25 служащих администрации приисков (по списку рабочих).

Всего рабочими было выдвинуто 18 требований и 4 гарантии (См. полный список требований)

Расстрел

Для расследования трагических событий было создано две комиссии. Одна правительственная под руководством сенатора С. С. Манухина , другая общественная созданная Государственной Думой, которую возглавил ещё малоизвестный леворадикальный оппозиционер А. Ф. Керенский .

19 мая комиссия Манухина, одновременно с комиссией Керенского отправились на место событий. По железной дороге обе комиссии 25 мая 1912 года прибыли в Иркутск. 18 июля 1912 года Манухин отдает прокурору Иркутского окружного суда приказ о возбуждении дела против главного виновника происшедшей бойни, ротмистра Трещенкова, отдавшего приказ открыть стрельбу.

Керенский вспоминал о работе в комиссии : «Ситуация на золотых приисках сложилась неловкая. Правительственная комиссия сенатора Манухина заседала в одном здании, а наша штаб-квартира располагалась на той же улице в доме напротив. Обе комиссии вызывали свидетелей и устраивали перекрестные допросы, обе записывали показания служащих Лензолото и готовили донесения. Сенатор Манухин отослал свой доклад в зашифрованном виде министру и царю, а мы отправили свой телеграфом для Думы и прессы. Излишне и говорить, что приисковая администрация была весьма задета нашим вторжением, но ни сенатор, ни местные власти не мешали нашей работе. Напротив, генерал-губернатор Восточной Сибири Князев относился с симпатией к нашей работе, а иркутский губернатор Бантыш и его чиновник для особых поручений А. Малых оказали нам немалую помощь»

За причастность к преступному деянию ротмистр Трещенков был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение С.-Петербургской губернии . С началом Первой мировой войны в 1914 году , после его настойчивых просьб, он по «высочайшему соизволению» был допущен в действующую армию и погиб на германском фронте в мае 1915 года .

Дальнейшие события

До 1917 года

Несмотря на расстрел рабочих, стачка на приисках продолжалась до 12 (25) августа , после чего свыше 80 % рабочих покинули прииски. В том числе: рабочих мужчин - 4738 человека, женщин - 2109, детей - 1993 . На их место были наняты новые рабочие. Доля компании «Lena Goldfields Co., Ltd» была снижена с 66 % до 17 %. Владельцы приисков, в результате забастовки, понесли убытки около 6 миллионов рублей . В связи с трагическими ленскими событиями Министерство финансов отказалось финансировать строительство остро необходимой для приисков узкоколейной дороги Иркутск -Жигалово -Бодайбо .

Расправа над мирным шествием рабочих вызвала стачки и митинги по всей стране, в которых участвовали около 300 тыс. человек .

И. Сталин в большевистской газете «Звезда» от 19 апреля 1912 года писал: «Всё имеет конец - настал конец и терпению страны. Ленские выстрелы разбили лёд молчания, и - тронулась река народного движения. Тронулась!.. Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия, - всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене»

Дополнительная информация

В западной печати до сих пор распространено заблуждение, что В. И. Ульянов стал использовать псевдоним Ленин после Ленских событий. Фактически псевдоним «Н. Ленин» появился задолго до указанных событий - в конце 1901 года .

В связи с биржевыми спекуляциями акциями товарищества «Лензолото» в России стали широко известны имена двух бизнесменов: биржевого дельца Захария Жданова, который стал миллионером, играя на повышении акций, и банкира А. Н. Трапезникова, игравшего на понижение тех же ленских акций, из-за чего он разорился и покончил с собой.

За более чем 160 лет существования Ленских приисков было добыто около 1300 тонн золота.

События Ленских расстрелов использовал в романе "Угрюм-река" Вячеслав Шишков .

См. также

  • Ленский расстрел 1938 года

Примечания

  1. Разумов О.Н. Из истории взаимоотношений российского и иностранного акционерного капитала в сибирской золотопромышленности в начале XX века // Предприниматели и предпринимательство в Сибири в XVIII – начале XX века . - Барнаул: Изд-во АГУ: 1995. - С. 139-153.
  2. Манфред Хаген Ленский расстрел 1912 года и российская общественность // Отечественная история . - 2002. - № 2.
  3. Из показания рабочего Александровского прииска П. П. Лебедева комиссии сенатора Манухина по расследованию причин забастовки на Ленских приисках
  4. Кирьянов Ю. И. Бюджетные расходы рабочих России в конце XIX - начале XX вв. // Россия и мир. Памяти профессора Валерия Ивановича Бовыкина: Сб. статей. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. С. 308-330
  5. Жалоба женщин, жен Ленских рабочих, окружному инженеру Тульчинскому (24 марта 1912 г)
  6. Жалоба рабочего-подростка Л. Ермолина в управление прииска Утесистого о низкой оплате его труда
  7. Г. В. Черепахин Воспоминания о ленских событиях
  8. Ф. А. Кудрявцев. Дневник ленской забастовки 1912 г. Иркутск, 1938.
  9. Заявление бастующих рабочих Андреевского прииска окружному инженеру Александрову о нарушении Лензото условий договора о найме, горных правил, неудовлетворительном медицинском обслуживании
  10. Маловероятно, что мясо могло испортиться зимой в условиях вечной мерзлоты
  11. «Мамки» - вид скрытой проституции, распространенный на приисках.
  12. См. Требования бастующих рабочих Лензото, выработанные 3 марта и принятые общим собранием
  13. Количество жертв Ленского расстрела См.: Ленин В. И., Поли. собр. соч., 5 изд., т. 21, с. 247-48, 267, 335-42, 345-346; т. 23, с. 195-97, 296-97; 298-99; т. 25, с. 378 - 79
  14. Бухина В., Грекулов Е.
  15. Со ссылкой на телеграмму рабочих 2-й дистанции начальнику Иркутского горного управления С. К. Оранскому от 5 апреля 1912 года
  16. Газета «Звезда» 8 апреля 1912 года опубликовала поименные списки пострадавших рабочих
  17. Троцкий Л. Д. Сталин: В 2 т. Т. 1. М.:ТЕРРА, 1996.
  18. Манухин Сергей Сергеевич - статс-секретарь по ведомству Министерства юстиции (1901), министр юстиции (1905) в кабинете С. Ю. Витте
  19. Из телеграммы окружного инженера Тульчинского от 2 августа 1912 года
  20. Фактический убыток Лензото, согласно отчетности за 1912-1913 год составили 415 тыс. рублей, убытки «Lena Goldfields» - 1288 фунтов ст.
  21. Перечень забастовок рабочих, вызванных сочувствием ленским рабочим
  22. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 12.04.1923 «О порядке сдачи губернскими исполнительными комитетами концессий на коммунальные предприятия» Подписан: М. Калинин , А. Цюрупа , Т. Сапронов
  23. Анатолий Балбеко Федеральная резервная система. Кеннеди, Троцкий, Ленин . Проверено 09 февраля 2009 Это авторитетный источник!?.
  24. Александров А.Л., Томилов В.Г. Два ленских расстрела . Газета "Восточно-Сибирская Правда" (28 мая 1996 г.). Проверено 29 августа 2008.

Литература

  • А. Невский. Ленские события и их причины. СПб. 1912.
  • Мунгалов Н.Н. Ленские золотые прииски (1846–1920 гг.) Исторический очерк. - Бодайбо.Иркутск.: ООО Репроцентр А1, 2006. - 160 с.
  • Бухина В., Грекулов Е. Ленские прииски. Сборник документов - М ., 1937. - 563 с. - (История заводов).
  • Michael Melancon. The Lena Goldfields Massacre and the Crisis of the Late Tsarist State. College Station, TX: Texas A & M University Press, 2006.

Художественная литература

  • Роман В. Я. Шишкова Угрюм-река .
  • Пьеса П. И. Голикова «По приказу компании». В 1923 году пьеса ставилась в Красноярском драматическом театре им. А. С. Пушкина .

Ссылки

  • Жирнов Евгений Золотые происки // Коммерсантъ Деньги . - 25.02.2008. - № 7(662).

Россия, Бодайбо

4 (17) апреля 1912 г. во время забастовки на приисках Ленского золотопромышленного товарищества «Лензолото», расположенных в районе города Бодайбо Иркутской губернии по реке Лене и её притокам Витиму и Олёкме, правительственные войска открыли огонь по рабочим. Трагические события вошли в историческую и публицистическую литературу под названием «Ленский расстрел».

В апреле 1912 г. все российские газеты откликнулись на трагические события, произошедшие в Сибири на Ленских золотых приисках, располагавшихся далеко в тайге, почти в 2-х тыс. вёрст от Сибирской железной дороги. Причинами стачки, по одной версии, были крайне тяжёлые условия труда и быта, по другой - соперничество акционеров лондонского общества «Lena Goldfields Co., Ltd.», которым руководили различные международные банки, и в собственности которого находилось около 70% акций компании «Лензолото».

Горняки, трудившиеся на приисках, называли свою жизнь «вольной каторгой». Они часто трудились по колено в ледяной воде, а их рабочий день длился по 10-12 часов. Кроме того, часть заработной платы рабочим выдавалась в виде талонов, которые можно было реализовать только в лавках компании, зачастую получая взамен недоброкачественные товары. Непосредственным поводом для забастовки послужили случаи выдачи рабочим конины под видом говядины (по другой версии - гнилого мяса).

В первые дни забастовки рабочие избрали Центральный стачечный комитет и Центральное бюро. Для соблюдения порядка в рабочих казармах были выбраны старосты. 3 (16) марта 1912 г. участниками забастовки была принята петиция к администрации, содержавшая требования 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы и отдельной оплаты за работу в неурочное время, отмены штрафов, запрещения увольнений в зимние месяцы, улучшения жилищных условий и медицинского обслуживания, увольнения ряда представителей администрации. Администрация «Лензолото» заявила о согласии рассмотреть петицию при условии возобновления работ с 6 (19) марта, а в противном случае - о намерении уволить и выселить рабочих.

Попытки Иркутского губернатора Ф. А. Бантыша урегулировать конфликт между администрацией приисков и бастующими не дали положительного результата. В ночь на 4 (17) апреля по приказу жандармского ротмистра Н. В. Трещенкова было арестовано 11 членов Центрального бюро. В тот же день несколько тысяч рабочих направились в Надеждинский прииск с письменным ходатайством к товарищу губернского прокурора с просьбой об освобождении арестованных. На подступах к прииску рабочих встретили свыше 100 солдат, которые по приказу жандармского ротмистра открыли огонь по толпе. Официальные данные о числе жертв расстрела демонстрации отсутствуют; в различных источниках называется от 83-х до 270-ти убитых и от 100 до 250-ти раненых.

Слух о Ленских событиях быстро распространился по России. Депутаты Государственной думы сделали запрос в Правительство. Причины и обстоятельства событий 4 (17) апреля 1912 г. расследовала правительственная комиссия во главе с бывшим министром юстиции С. С. Манухиным и комиссия во главе с лидером думской фракции трудовиков А. Ф. Керенским, созданная группами либералов и социалистов Государственной думы. Обе комиссии признали условия труда на приисках несовместимыми с человеческим достоинством, а применение оружия - не спровоцированным действиями рабочих, которые преследовали исключительно экономические цели. Главная ответственность за произошедшее возлагалась на руководство компании, местные власти и лично на ротмистра Трещенкова, который был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение Петербургской губернии. 7 (20) июня 1913 г. было опубликовано официальное правительственное сообщение о Ленском расстреле.

Позднее Керенский вспоминал: «В результате открытого расследования монопольное положение компании было ликвидировано, а её администрация полностью реорганизована. Трущобы, в которых жили рабочие и их семьи, разрушили, а на их месте построили новые дома. Была повышена зарплата и значительно улучшены условия труда».

Кровавая драма на ленских приисках в апреле 1912 г. вызвала широкий общественный резонанс. Стачка продолжалась до августа 1912 г., после чего свыше 80% рабочих покинули прииски; а по стране начались массовые митинги и акции протеста, в которых приняли участие более 300 тыс. человек. Либеральные и социалистические партии обвинили российское правительство в произошедшей трагедии. Большевики во главе с В. И. Лениным рассматривали волну общественного протеста как свидетельство «нового революционного подъёма» в России.

В 1967 г. в посёлке Апрельск Бодайбинского района Иркутской области был установлен памятник жертвам Ленского расстрела.

Жертвы Ленского расстрела (снимок, сделанный неизвестным сотрудником администрации приисков и изъятый руководителем карательной акции ротмистром Трещенковым)

Сто лет назад, 4 апреля 1912 года, войска расстреляли несанкционированное шествие бастующих рабочих золотых приисков в районе города Бодайбо на притоках Лены Витим и Олекма.

Оснований для крайних мер не имелось. Трудовой конфликт вполне мог быть разрешен мирно.

Владевшая приисками компания "Лензолото" являлась типичной олигархической структурой, строившей бизнес на связях в придворных и правительственных кругах, а власть привыкла реагировать на любой протест по принципу "тащить и не пущать".

Но после манифеста 17 октября Россия стала другой. В условиях даже ограниченной демократии попытка действовать по-старому обернулась для режима политическим поражением.

В истории был и второй ленский расстрел, правда о котором открылась лишь через много лет.

Эксплуатация

Зарплата золотодобытчика составляла, в зависимости от стажа и квалификации, от 30 до 55 рублей в месяц - вдвое больше, чем на заводах в Петербурге и Москве, и примерно в десять раз выше средних денежных доходов крестьянства. Завербованным в центральной России выплачивали подъемные в размере ста рублей – огромная сумма для простого человека.

" Раз наемка на прииски является для известной части населения истым благодеянием, то можно этим обстоятельством воспользоваться для того, чтобы понизить плату, против существующей у нас теперь. И пониженная плата представляется чем-то вроде Эльдорадо для голодного народа. При излишке рабочих вам легче будет предъявлять к рабочим более строгие требования, опять-таки присутствие лишнего народа в тайге может содействовать понижению платы, какую цель следует всеми мерами и преследовать"

Из письма акционера "Лензолота" барона Гинцбурга управляющему приисками Белозерову

Однако погнавшиеся за длинным рублем быстро убеждались, что жизнь на приисках - не сахар.

Добыча велась, в основном, в шахтах глубиной от 20 до 40 метров. Вечную мерзлоту растапливали кострами, непрерывно откачивая воду. Промокшим рабочим приходилось идти домой по морозу пешком. Только в 1911 году произошло 896 несчастных случаев на производстве, в которых пострадали 5442 человека.

Смена длилась 11 часов при одном выходном в неделю.

Компания экономила на социальной инфраструктуре. Рабочие обитали в деревянных бараках, из которых только 10% отвечали минимальным требованиям, в ужасной скученности.

Из-за нехватки жилья привезти семью разрешалось только с особого дозволения начальства, что служило дополнительным рычагом давления на персонал. Аренда частной квартиры обходилась в половину заработка. Один врач приходился на 2500 человек.

Все магазины и лавки в округе принадлежали компании. Часть зарплаты, вопреки законам Российской империи, выдавалась талонами на товары.

Забастовка

В 1911 году компания резко активизировала набор персонала, чтобы создать на приисках избыток рабочей силы и снизить зарплату.

Тогда же администрация запретила рабочим в свободное время самостоятельно искать на речных отмелях золотой песок и самородки. Как в Калифорнии и на Клондайке, везло не каждому, но отдельным старателям удавалось разбогатеть.

Забастовка началась 3 марта 1912 года. Непосредственным поводом, как на броненосце "Потемкин", стало некачественное мясо. Подробности инцидента очевидцы впоследствии описывали по-разному. По одной из версий, некая покупательница обнаружила в мясе, предназначенном для продажи в лавке на Андреевском прииске, конский член.

Рабочие сформировали забастовочный комитет и предъявили 18 требований, в том числе повысить зарплату на 30%, сократить рабочий день до 8 часов, улучшить снабжение и жилищные условия (холостым - комната на двоих, семьям - по отдельной комнате), не увольнять людей зимой, когда с приисков было практически невозможно выехать, обращаться к персоналу на "вы".

" Так как приисковые рабочие Ленского товарищества по моему требованию и предложению правления в назначенный срок к работам не приступили, то с этого момента они подлежат ответственности по ст. 367 Уголовного уложения (заключению в тюрьме), те же из них, которые возбуждают рабочих к продолжению стачки, будут ответствовать по пункту 3, ст. 125, того же уложения (заключение в правительственном доме или заключение в крепости). О чем обьявляю всем рабочим во всеобщее сведение"

Политических требований не было. Нет никаких свидетельств причастности к забастовке революционных партий - из-за географической удаленности большевистских или эсеровских агитаторов на приисках не имелось.

Компания отказалась вести переговоры. Власти объявили забастовку незаконной и пригрозили ее организаторам и активным участникам уголовным преследованием. В район приисков перебросили 215 солдат. Расходы по их перевозке и содержанию оплачивало "Лензолото".

Начальник полиции Бодайбинского округа жандармский ротмистр Николай Трещенков, фактически, представлявший на месте исполнительную власть, относился к забастовщикам резко враждебно, заявляя подчиненным: "Ну, какая это забастовка? Я не с такими справлялся. Эту всю шваль я быстро призову к порядку!"

3 апреля по распоряжению Трещенкова были арестованы несколько членов забастовочного комитета. На следующий день от двух до трех тысяч рабочих устроили шествие, чтобы потребовать их освобождения.

Дальнейшие события описаны в телеграмме, отправленной 5 апреля членом забастовочного комитета Михаилом Лебедевым премьер-министру Владимиру Коковцеву и в Государственную думу:

"Рабочие Лензолото шли на Надеждинский прииск с жалобами товарищу прокурора Преображенскому о незаконных действиях приисковой и правительственной администрации и с просьбой об освобождении арестованных. Не дойдя 120 саженей до квартиры прокурора, нас встретил окружной инженер Тульчинский, уговаривая во избежание столкновения с войсками остановиться и разойтись. Передние, повинуясь, стремились остановиться, но трехтысячная толпа, растянувшаяся на две версты по узкой дороге, не зная причины остановки передних, продолжала напирать, увлекая Тульчинского со стражником и не слыша предупреждающих сигналов начальника воинской команды. Последовали залпы, продолжавшиеся, несмотря на крики, махание фуражкой и платком Тульчинского прекратить пальбу. В результате около пятисот убитых и раненых. Тульчинский чудом уцелел под трупами. Считаем виновниками ротмистра Трещенкова, товарища прокурора Преображенского, следователя-судью Хитуна, употребивших оружие, не убедившись в наших мирных намерениях. Просим немедленного назначения судьи, не причастного событиям, с полномочиями следователя. Избранный рабочих Лензолото, раненый Михаил Лебедев, номер расчетной книжки 268".

" Докладываем: забастовка продолжается, резкого проявления беспорядков нет. Меры убеждения не действуют, ибо стачка хорошо организована, дисциплина твердая. Положение дел выжидательное, рабочие строго наблюдают за собой. Водка вывезена Бодайбо, динамит свезен одно место, охраняется кроме приискового караула стражниками. Причины забастовки - желание повысить рабочую плату, ослабить суровость режима, добиться более внимательного отношения управления нуждам рабочих"

Телеграмма окружного инженера Александрова и горного исправника Галкина иркутскому губернатору от 12 марта 1912 г.

Точное число погибших и пострадавших неизвестно. Историки считают наиболее достоверной информацию, приведенную по горячим следам иркутским консультативным бюро присяжных поверенных: 150 убитых и более 250 раненых, хотя округленность цифр, скорее всего, говорит о неточности.

В итоговых документах двух комиссий, расследовавших Ленский расстрел, нет сведений о количестве погибших, но упоминается о взятии показаний от 202 раненых.

В оппозиционных газетах и советской исторической литературе говорилось о 270 убитых.

По имеющимся данным, часть легкораненых не обращалась за медицинской помощью, опасаясь репрессий.

Забастовка на приисках продолжалась до августа. В конце концов, свыше 80% рабочих - 4738 человек - уехали, и на их место набрали новых.

В годы нэпа советское правительство предоставило концессию на добычу золота в Бодайбо одному из акционеров "Лензолота", британской компании Lena Goldfields, но в 1929 году волевым решением разорвало договор. Международный арбитраж признал иск инвесторов к СССР на сумму в 65 миллионов долларов. В 1968 году деньги были выплачены.

В общей сложности, за 160 лет эксплуатации Ленских приисков там добыто около 1300 тонн золота.

В 10-ю годовщину Ленского расстрела Иосиф Сталин написал в "Правде": "Ленские дни ворвались в мерзость запустения ураганом", пояснив, что подразумевает под "мерзостью" перспективы "конституционного развития России на манер Пруссии".

Ленские события были использованы советским писателем Вячеславом Шишковым в сюжете романа "Угрюм-река".

Известная версия, будто Владимир Ульянов взял псевдоним "Ленин" в память о Ленском расстреле, фактами не подтверждается. Вождь большевиков подписывал свои работы "Лениным", по крайней мере, с 1901 года.

Просчет олигархов

Структура собственности в компании "Лензолото" была довольно сложной. 66% акций принадлежало зарегистрированной в Лондоне компании Lena Goldfields, которой, в свою очередь, частично владели российские подданные. В общей сложности, иностранцы контролировали 54% "Лензолота".

Советские историки особенно упирали на это обстоятельство, без обиняков называя "Лензолото" "английской компанией".

Александр Солженицын в книге "200 лет вместе" подчеркивал, что крупнейшим российским совладельцем "Лензолота", которому принадлежали около 20% акций, был барон Альфред Гинцбург.

Еще одним ведущим акционером являлся хозяин известного петербургского машиностроительного завода Алексей Путилов.

" Правительственная комиссия сенатора Манухина заседала в одном здании, а наша располагалась на той же улице в доме напротив. Обе комиссии вызывали свидетелей и устраивали перекрестные допросы, обе записывали показания служащих Лензолото и готовили донесения. Сенатор Манухин отослал свой доклад в зашифрованном виде министру и царю, а мы отправили свой телеграфом для Думы и прессы. Излишне и говорить, что приисковая администрация была весьма задета нашим вторжением, но ни сенатор, ни местные власти не мешали нашей работе. Напротив, генерал-губернатор Восточной Сибири Князев относился с симпатией к нашей работе, а иркутский губернатор Бантыш и его чиновник для особых поручений Малых оказали нам немалую помощь"

Александр Керенский

Профессор Андрей Буровский и другие современные авторы видят причину трагедии не в том, что англичанам и евреям русских людей было не жалко, а в природе тогдашнего государства. Владельцы "Лензолота" привлекли в число акционеров высокопоставленных особ, в том числе вдовствующую императрицу Марию Федоровну, и полагали, что с такой "крышей" могут творить, что захотят.

"Все, что было злого и пагубного в современном режиме, все, чем болела многострадальная Россия, - все это собралось в одном факте, в событиях на Лене", - писал по следам событий в большевистской газете "Звезда" Иосиф Сталин, и в этом случае с ним трудно не согласиться.

Однако после 1905 года в России уже имелись парламент, Нажать хотя и с ограниченными полномочиями , легальная оппозиция и практически свободная пресса.

Жестокая расправа взорвала общество и заставила власть идти на попятную.

Всем известна циничная фраза министра внутренних дел Макарова на слушаниях в Госдуме: "Так было, и так будет". Но не каждый знает, что за свою браваду он поплатился должностью.

Ротмистр Трещенков за избыточное применение силы был уволен и разжалован.

В обстоятельствах трагедии разбирались на месте две комиссии: официальная во главе с сенатором Манухиным, и общественная, которой руководил депутат Госдумы и будущий премьер Александр Керенский.

Прибыв в Бодайбо, Манухин первым делом освободил членов стачечного комитета, арестованных 3 апреля Трещенковым, и заверил рабочих, что за участие в забастовке и несанкционированном шествии преследовать никого не будут.

Второй Ленский расстрел

"Ленских расстрелов" было два. Второй случился в начале 1938 года.

Вопреки известной поговорке о том, что история повторяется сначала, как драма, а потом, как фарс, второй расстрел оказался куда трагичнее и по обстоятельствам, и по числу жертв. Только протестовать и возмущаться в СССР было некому.

О "злодеянии царизма" знает каждый российский школьник. О преступлении сталинского режима учебники не рассказывают. Информация, собранная историками Александровым и Томиловым в рассекреченных архивах КГБ, была опубликована только в газете "Восточно-Сибирская правда" и в интернете.

В конце 1937 года Нажать в Москве решили , что Бодайбинский район отстает по темпам выявления "врагов народа". На место был командирован эмиссар НКВД СССР Борис Кульвец, который первым делом посадил районного прокурора и в дальнейшем ордера на арест выписывал сам.

"Материалов почти не было. Больше приходилось действовать чутьем", - докладывал Кульвец начальству.

Помимо чекистского "чутья", основанием служил "пятый пункт": "Китайские дела - по городу арестовал всех до единого, ближайшие прииски тоже опустошил. Остались только дальние прииски в 200-300 километрах. Туда разослал людей. Разгромлю всех китайцев в ближайшие дни".

Ротмистр Трещенков доносил иркутскому губернатору, что не может арестовать всех активных участников забастовки из-за недостаточного количества посадочных мест в бодайбинской тюрьме, рассчитанной всего на 40 заключенных. Кульвец столкнулся с той же проблемой, но большевиков трудности не останавливали.

" Ныне, свободные от царского и капиталистического гнета, вы имеете возможность добывать золото не для обогащения тунеядцев, а для укрепления мощи первого в мире своего рабочего государства"

Из письма Иосифа Сталина рабочим ленских приисков в связи с 15-летием событий 1912 года

"Арестовано более 1000 человек. Забито все здание, все коридоры, занял столовую, здание милиции, склады и пр. Большая скученность, массовые заболевания, ежедневные почти смертные случаи. Умерло уже девять человек, причем смертность будет увеличиваться, так как питание скверное, баня пропустить всех не может, большая вшивость", - сообщал он.

Впрочем, надолго арестованные в тюрьме не задерживались.

Больше всего уполномоченного волновала нехватка сотрудников. Он мобилизовал в помощь себе местных коммунистов, но привлекать гражданских лиц к участию в избиениях и пытках не мог: "Райком ВКПб выделил несколько партийцев, но все это подсобный контингент, который не может заставить арестованного говорить, и я вынужден использовать их в командировках по арестам".

Мешали также сибирские просторы и климат: "Аресты производятся в условиях территориальной разбросанности от 200 до 50 километров. В связи с непогодой партия арестованных с Мачи, более 150 человек, застряла в пути. Вины моей здесь нет. Поднялся буран, замело все дороги".

"10-ого марта получил решение на 157 человек. Вырыли четыре ямы. Пришлось производить взрывные работы, из-за вечной мерзлоты. Буду приводить исполнение приговоров сам. Доверять никому не буду и нельзя". А несколько дней спустя: "Операцию по решениям Тройки провел только на 115 человек, так как ямы приспособлены не более чем под 100 человек. Операцию провели с грандиозными трудностями. При личном докладе сообщу более подробно".

Выносить приговоры своей властью Кульвец все-таки не мог, этим занималась "тройка" НКВД по Иркутской области. "Меня очень огорчило, что из двух партий в 260 человек по первой категории [к расстрелу] идут только 157 человек", - докладывал он.

За несколько месяцев в Бодайбинском районе расстреляли 938 человек. Данных о числе осужденных "по второй категории", то есть отправленных в лагеря, нет.

" Невинные жертвы, вы славы не стоите. В стране, где террор - государственный быт, невинно растоптанным быть не достоинство. Уж лучше за дело растоптанным быть."

Евгений Евтушенко, поэт

Неизвестно ни одного случая, когда люди, доставляемые за десятки и сотни километров пешком или на санях, зачастую, практически без охраны, попытались бы бежать. Арестованные не знали за собой никакой вины и послушно выполняли все указания власти, надеясь, что следствие разберется.

"Первый и второй ленский расстрелы были произведены по-разному, - пишут Александров и Томилов. - В первом случае, это была пальба в безоружную толпу людей, преследующая цели публичного устрашения. С большими натяжками ее пытались объяснять как вынужденную меру для пресечения вандализма. Второй расстрел носил форму террора, развязанного властью против собственного народа на основе идеологических установок, и проводился скрытно".

"Первый Ленский расстрел возбудил все механизмы общественного реагирования, вызвал публичное расследование и дискуссию с целью выработки методов цивилизованного разрешения коллизий. Массовые расстрелы 1938 года никакого общественного резонанса не вызвали, и подлинные их масштабы начинают выясняться лишь спустя шестьдесят лет".

К сказанному можно добавить, что в 1912 году массовое убийство государством своих граждан было событием, из ряда вон выходящим, а в 1938-м - повседневной рутиной.

Нераскаявшиеся

Оба организатора расправ вскоре кончили плохо.

Разжалованный из офицеров Трещенков с началом Первой мировой войны попросился добровольцем на фронт и погиб в бою 15 мая 1915 года. По оценке Александрова и Томилова, своим поступком он доказал, что был патриотом, хотя и понимал патриотизм своеобразно.

Кульвец в ходе чистки НКВД от "людей Ежова" был арестован и 16 мая 1941 года получил 10 лет лагерей. Его дальнейшая судьба неизвестна.

Ни тот, ни другой никогда не проявляли ни малейшего раскаяния.

Трещенков заявил следственной комиссии, что виновным себя не считает, поскольку служил царю и отечеству.

В архивах ФСБ хранится протокол допроса Кульвеца: "Заявляю еще раз, и с этим умру, что работал я честно, не гнушался никакой работой, вплоть до того, что сам приводил приговоры в исполнение, приходил с операции, обмазанный кровью, но мое моральное угнетение я поднимал тем, что делал нужное и полезное дело Родине".

Рассказать друзьям