Можно ли родственникам находиться в реанимации. Правила посещения пациентов в реанимации

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Депутат Госдумы Николай Герасименко внес на рассмотрение парламента законопроект, который разрешит родственникам и законным представителям посещать пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии. На сегодняшний день законодательство разрешает людям посещать больных родственников, однако решение об этом принимает руководство медучреждения. В действующих правовых документах нет прямых отсылок на то, что больницы обязаны обеспечивать возможность посещения пациентов в реанимации в любой ситуации, даже если врач не давал такого разрешения.

В мае 2016 года Министерство здравоохранения опубликовало письмо с рекомендациями и условиями, при которых родственники могут попасть в палату к больному. Согласно этим правилам,

при посещении отделений реанимации и интенсивной терапии родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Кроме того, перед посещением медперсонал должен провести с родственниками краткую беседу и психологически подготовить к тому, что они увидят в отделении.

Также перед посещением палаты близкий человек пациента должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку и тщательно вымыть руки.

Однако этот документ все равно передает окончательное решение о допуске родственника в полномочия руководства медучреждения. Герасименко отмечает, что сегодня доступ к пациентам в большинстве случаев является жестом доброй воли главного врача. Это, по его мнению, вызывает негативную реакцию в обществе и снижает эффективность лечения. В пояснительной записке к законопроекту парламентарий сослался на опыт многих зарубежных стран, где родственники и представители пациента могут свободно находиться с ним в реанимации.

Депутат Госдумы также отметил, что, по данным Минздрава России, доступ родственников к пациентам, находящимся в отделениях реанимации и интенсивной терапии, организован далеко не во всех медицинских организациях. «Так, например, в Приморском крае доступ пациентов обеспечен лишь в 10 из 27 детских отделений реанимации и интенсивной терапии», — утверждает Герасименко. А ведь доступ родителей к маленьким пациентам в реанимацию как раз является одним из приоритетов в отечественных клиниках.

Напомним, в феврале 2014 года россияне стали жаловаться, что в большинстве медучреждений родителей не всегда пускают в реанимацию к детям, объясняя это тем, что они могут нанести вред ребенку. Фонд «Вера» отправил письмо президенту, в котором рассказал о трагедии тех мам, которые вынуждены ждать у дверей реанимации, пока их хотя бы на пять минут пустят к своему ребенку. Позднее в Минздраве сообщили, что российское законодательство не запрещает родителям находиться рядом с ребенком в палате интенсивной терапии. Ведомство потребовало от больниц принять необходимые меры по организации посещений родственниками детей, находящихся в отделениях анестезиологии-реанимации.

Медицинское сообщество разделилось во мнении, стоит ли пускать родных пациента к нему в реанимацию.

Часть врачей полагает, что каждый пациент реанимации хотел бы иметь возможность видеть своих близких, а родственников страшит не столько то, что именно произошло с их близким, сколько неизвестность.

Попав за двери реанимационной палаты, они убедятся, что медики делают все необходимое. Другие медработники говорят, что не все родственники могут воспринять состояние близкого адекватно и запрет на посещение палаты реанимации тем самым уберегает их от шока.

Директор Института здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович уверена, что обязать пускать родственников в реанимацию, несмотря ни на что, невозможно. «Я считаю, что обязательством это никак не может быть, потому что только врачи могут определить реально, насколько безопасным будет посещение родными реанимационного отделения», — заявила она «Газете.Ru».

Попович добавила, что в России более жесткие требования к санитарно-эпидемическому режиму в больницах, нежели во многих других странах. «Если за рубежом используются очень мощные антибиотики, то мы все-таки предпочитаем соблюдать стерильность. Поэтому возможность посещения реабилитационного отделения определяется только исходя из сложившихся условий санитарно-эпидемического обеспечения в больнице и состояния больного», — отметила эксперт.

Лариса Попович подчеркнула, что такого рода вещи очень сильно зависят от национальных особенностей организации системы здравоохранения. «Скажем,

отсутствие в России системы обеззараживания при входе в больницу существенно ограничивает возможность допуска родственников в больницу в принципе. В Израиле, например, даже в операционную можно заходить с улицы в обычной одежде.

Я сама наблюдала, как во время проведения нейрохирургической операции стоял человек в куртке и говорил по телефону. Но у них очень серьезная система антибиотикотерапии. Зачем нам это с вами нужно? У каждого свои технологии борьбы с постоперационными осложнениями», — заявила она.

На вопрос «Газеты.Ru», достаточно ли в российских больницах развита инфраструктура, чтобы родственники долго находились в реанимационной палате, Попович ответила, что никто не собирается устраивать в реанимационном отделении гостиничные палаты. «Речь идет о краткосрочном посещении и о психологической поддержке, для которой не требуется находиться в палате постоянно. В США родственников тоже выгоняют в случае возникновения определенных ситуаций — они далеко не долгий период находятся в палатах», — отметила директор института здравоохранения НИУ ВШЭ.

Адвокат «Общества защиты прав пациентов» Анна Орешкова согласилась с аргументацией автора законопроекта. «Родственников необходимо пускать в реанимацию, потому что это идет на пользу всем. Однако в таком специализированном отделении нет условий для организации потока родственников: там серьезная аппаратура и пациенты в критических состояниях. Под этот закон нужно прорабатывать определенные условия», — рассказала «Газете.Ru» юрист.

На сайте Министерства здравоохранения Нижегородской области.

С 1 июля доступ в отделения интенсивной терапии должен быть открыт во всех больницах страны. Спущенный в регионы циркуляр содержит также рекомендуемую форму памятки для посетителей, с которой они должны ознакомиться под подпись перед посещением своего родственника в отделении реанимации и интенсивной терапии. «Правмир» публикует документ полностью.

О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии

Посещения родственниками пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии разрешается при выполнении следующих условий:

1. Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.

2. Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.

3. Перед посещением отделения посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.

4. Посетители в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в отделение не допускаются.

5. Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.

6. Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.

7. Одновременно разрешается находиться в палате не более, чем двум посетителям.

8. Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипyляций (интyбация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.

9. Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.

10. В соответствии с Федеральным законом № 323 ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в отделении реанимации (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

Уважаемый посетитель!

Ваш родственник находится в нашем отделении в тяжелом состоянии, мы оказываем ему всю необходимую помощь. Перед посещением родственника просим Вас внимательно ознакомиться с этой памяткой. Все требования, которые мы предъявляем к посетителям нашего отделения, продиктованы исключительно заботой о безопасности и комфорте пациентов, находящихся в отделении.

1. Ваш родственник болен, его организм сейчас особенно восприимчив к инфекции. Поэтому если у Вас имеются какие-либо признаки заразных заболеваний (насморк, кашель, боль в горле, недомогание, повышение температуры, сыпь, кишечные расстройства) не заходите в отделение - это крайне опасно для Вашего родственника и других пациентов в отделении. Сообщите медицинскому персоналу о наличии у Вас каких-либо заболеваний для решения вопроса о том, не представляют ли они угрозу для Вашего родственника.

2. Перед посещением ОРИТ надо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.

3. В ОРИТ не допускаются посетители, находящиеся в алкогольном (наркотическом) опьянении.

4. В палате ОРИТ могут находится одновременно не более 2-х родственников, дети до 14 лет к посещению в ОРИТ не допускаются.

5. В отделении следует соблюдать тишину, не брать с собой мобильных и электронных устройств (или выключить их), не прикасаться к приборам и медицинскому оборудованию, общаться с Вашим родственником тихо, не нарушать охранительный режим отделения, не подходить и не разговаривать с другими пациентами ОРИТ, неукоснительно выполнять указания медицинского персонала, не затруднять оказание медицинской помощи другим больным.

6. Вам следует покинуть ОРИТ в случае необходимости проведения в палате инвазивных манипуляций. Вас об этом попросят медицинские работники.

7. Посетители, не являющиеся прямыми родственниками пациента, допускаются в ОРИТ только в сопровождении близкого родственника (отца, матери, жены, мужа, взрослых детей).

С памяткой ознакомился. Обязуюсь выполнять указанные в ней требования (Фамилия, подпись, дата, степень родства с пациентом подчеркнуть).

В соответствии с приказом № 451 от 29.06.2018г. столичного Департамента здравоохранения в больнице изменился режим посещения пациентов реанимационных отделений. Приказом главного врача ГБУЗ «ГКБ им. М. П. Кончаловского» № 707 от 13.07.2018 г. утверждены правила посещения, памятка для посетителей и новое расписание.

Теперь побеседовать с врачами отделений реанимации и навестить больных можно в любой день и в любое время.

Тем не менее, важно понимать, что основные усилия и старания медицинского персонала направлены на спасение их близких. Существуют некоторые вынужденные ограничения, продиктованные необходимостью создания оптимальных условий для оказания качественной медицинской помощи.

Первые сутки пребывания пациента в реанимации – это всегда экстремальная ситуация. Специалисты проводят реанимационные действия, осуществляют важнейшие и сложнейшие манипуляции, восстанавливают жизненно важные функции организма.

Памятка посетителям ОРИТ

Больные находятся в критическом состоянии. В этом момент присутствие посетителей может помешать. Именно поэтому навещать близких рекомендуется, спустя первые сутки, когда состояние будет стабилизировано. Исключения в определенных сложных случаях, безусловно, могут быть. Решение принимает руководитель реанимационного отделения.

Поскольку пациенты реанимационных отделений находятся в тяжелом состоянии, особенно восприимчивы к инфекции, чаще всего подключены к системам жизнеобеспечения, а специалисты непрерывно проводят необходимые для их скорейшего восстановления процедуры, разработан свод основных правил для посетителей. Все требования продиктованы исключительно заботой о безопасности и комфорте больных.

Памятка для посетителей:

  1. При наличии признаков инфекционной болезни (насморк, кашель, боль в горле, недомогание, повышенная температура тела, сыпь, кишечные расстройства) не следует заходить в отделение реанимации и интенсивной терапии – это крайне опасно для пациентов. Необходимо сообщить о наличии каких-либо заболеваний медицинскому персоналу. Специалисты решат, не представляют ли их проявления угрозу для больных.
  2. В реанимационное отделение не допускаются посетители, находящиеся в алкогольном (наркотическом опьянении).
  3. Дети в возрасте до 14 лет в отделения реанимации и интенсивной терапии не допускаются.
  4. Перед посещением реанимационного отделения нужно снять верхнюю одежду, надеть сменную обувь (бахилы), халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.
  5. Посетители, не являющиеся прямыми родственниками пациента, допускаются в реанимационное отделение только в сопровождении близкого родственника (отца, матери, жены, мужа, взрослых детей). В палате может находиться только один человек.
  6. В отделении следует соблюдать тишину. Не берите с собой мобильные и электронные устройства (или выключайте их).
  7. Общайтесь с Вашим родственником тихо, не нарушайте режим отделения. Пожалуйста, не подходите к другим пациентам и не разговаривайте с ними.
  8. Неукоснительно выполняйте указания медицинского персонала, не мешайте оказанию медицинской помощи другим больным.
  9. Запрещено прикасаться к приборам и медицинскому оборудованию.
  10. Вам следует покинуть реанимационное отделение в случае необходимости проведения в палате лечебно-диагностических манипуляций. Вас об этом попросят медицинские работники.

В реанимации московских больниц разрешили пускать родственников пациентов. Порядок посещения описан в памятке столичного департамента здравоохранения. О правилах допуска родственников в отделения реанимации, в эфире телеканала «МИР 24» рассказал главный врач 67-й городской клинической больницы Москвы Андрей Шкода.

Чтобы навестить кого-то из родственников в палате реанимации, нужен пропуск. Кто его выписывает? Кто и как решает, что допустимо в текущий момент времени? Проверяется ли степень родства пациента с навещающим?

Особого пропуска для посещения больных в реанимации нет. У нас сложился уже достаточно большой опыт посещения этих пациентов, и мы пропускаем к больным на протяжении ряда лет. Теперь существует определенный приказ № 451 департамента здравоохранения от 29 июня 2018 года. Теперь все родственники могут свободно посещать своих близких. Для этого нужно сделать соответствующую заявку в службу больницы и после этого можно посетить пациента, который находится в отделении реанимации. Конечно же, нужно знать степень родства. Если человек находится не на искусственной вентиляции и доступен к контакту, то он сам может сказать, кто этот родственник. Если же он не доступен, то посетитель должен предъявить документ, после чего можно посетить реанимационное отделение.

За какое время нужно подавать заявку?

Можно день в день. Абсолютно никаких очередей нет.

По правилам, не более двух человек могут посещать больного. Это одновременно или в течение дня по два человека по очереди?

Мы делаем, прежде всего, акцент на том, как удобно пациенту. И, конечно же, посещение более двух родственников нам кажется не совсем целесообразным. Да и пациенту это тоже не очень-то важно. Если пациент захотел бы чаще, то, пожалуйста. Он может обратиться к заведующему отделением или к врачу и пригласить к себе родных.

Есть какие-то весомые причины для отказа в посещении пациента?

Конечно, существуют отказы. Ну, например, если человек находится в нетрезвом состоянии, то мы его не пропустим в реанимационное отделение. Или, если мы не знаем степень родства. Если родственник не захочет видеть того или иного человека, тоже не пустим. Таких случаев набегает достаточно большое количество. Но эти все сложные проблемы решаются достаточно быстро.

Как решается вопрос этики? Ведь, как правило, палаты реанимации не одноместные. Там могут быть два, три пациента, некоторые без сознания.

В каждой клинике, в нашей точно, каждый пациент отделен ширмой. И поэтому, когда находится родственник пациента рядом со своим близким человеком, он отделен от других пациентов.

Насколько больным эти посещения нужны?

Конечно же необходимость посещения родственников очень нужна, так как человек попал в трудную жизненную ситуацию, и помощь родных и близких необходима. Это улучшает процесс лечения.

На какое время родственники могут зайти в палату реанимации? На 15 минут или на час?

Мы не регламентируем вопрос посещения, но обычно это длится 20-30 минут максимум. И потом пациент уже говорит заранее, что он хотел бы отдохнуть, он устал или какие-то у него процедуры. Здесь существуют определенные правила посещения, потому что пациенты быстро истощаются. Но, когда они видят своих близких и родных, родственников, процесс выздоровления идет лучше.

В каком состоянии должен быть пациент, чтобы к нему пустили родственника?

Он может находиться в любом состоянии. И если он доступен к контакту, тогда он может поговорить с родственником. Если же пациент не доступен к контакту и находится на искусственной вентиляции легких, мы также можем пропустить родственников, чтобы они посмотрели как осуществляется лечение, поговорили с лечащим врачом, с заведующим отделением, могли задать вопросы, которые необходимы и касаются лечения. В каком состоянии находится их родственник, они могут увидеть своими глазами.

В американских фильмах показывают, как человек лежит без сознания в реанимации, а рядом с ним часами, сутками находятся его родственники. Это невозможно в реальности?

Нет. Это и не нужно. И вопросы санитарного состояния и эпидемиологического состояния они тоже никуда не уходят из поля зрения.

В реанимацию пускают только в стерильной одежде?

Вы должны заходить без верхней одежды - без той, в которой вы ходите по улице. Ее нужно снять, для этого есть все возможности. Можно раздеться и надеть разовые халат, бахилы, маску, а можно и без маски пройти.

Действительно ли это мешает проникновению инфекции?

Нет. Если родственник болеет, то не хотелось бы, чтобы он посещал реанимацию. Но для этого существует маска. Но если человек здоров, он может пройти абсолютно без маски и побеседовать со своим родным.

Это не создает дополнительного риска? Ведь у больных очень ослаблен иммунитет.

Нет, это не является важным фактором, который наносит ущерб пациенту.

На Западе родственников в палаты реанимации пускают уже 60 лет. В Москве разрешили недавно. Как думаете, почему?

Я думаю, что на это просто не очень обращали внимание, с одной стороны. С другой стороны, я вот работаю в нашей клинике уже более 10 лет, мы практически никогда не ограничивали посещение родственников. Мы всегда старались пойти навстречу именно родным пациентов, потому что прекрасно понимали, что они переживают, они хотели бы видеть, они хотели бы знать какой прогноз. Мы это делали, мы выполняли соответствующий регламент, и родственники посещали. Даже фильм снимался про нашу больницу, называется «Скорая 24». Там в режиме реального времени съемочная группа жила шесть месяцев. Они сами убедились, что это было действительно так.

Не все больницы в России оснащены так хорошо, как ваша и московские больницы в целом. Это ли причина того, что может быть невозможно посещение больных?

Нет, я думаю, что не в этом дело. Существует определенная косность мышления у некоторых руководителей. Поэтому они и не разрешают. Даже и не знаю, чего можно тут бояться. Если ты делаешь все, как положено, оказываешь помощь пациенту, то наоборот родственник становится твоим союзником в лечении человека, мы делаем одно общее дело.

Вы сказали, что в среднем родственник находится в реанимации около получаса. И по новому регламенту пускать должны 24 часа в сутки. На практике это возможно?

Возможно. Вот я приведу пример, когда пациент попадает к нам в результате ДТП, техногенной аварии или массового поступления. И, естественно, родственники и пациенты хотели бы знать, что с ним происходит. Если он находится в обычном линейном отделении, то это они могут узнать от него непосредственно. А если он поступил в реанимацию, то беспокойство усиливается, поэтому они могут прийти, больница оказывает 24 часа в сутки помощь, и узнать о своем родственнике.

А если допустим попал человек в аварию, естественно сразу родственники пришли к нему большой толпой.

Это тот случай, когда пациенту идет оказание помощи. Естественно, что в этот момент родственников не должно быть. Потому что проводятся манипуляции, искусственная вентиляция. Мы нацелены прежде всего на спасение, но когда она будет оказана, мы открыты для диалога.

Помощь оказана, пациент уже переведен в палату, в стабильном состоянии, и получается, что по два человека будут заходить в палату и выходить?

Я думаю, что да. Они зайдут вдвоем, и потом они могут рассказать о пациенте. Всю толпу мы не пустим. А вот двух самых близких родственников с удовольствием.

А если нет доказанной степени родства с пациентом, это просто молодой человек девушки, например. Ее пустят к нему в больницу?

Вы знаете, это очень сложный вопрос. Если молодой человек доступен к контакту и он скажет, что это его девушка, то - пожалуйста. Но если он не доступен к контакту, то здесь мы стоим на защите прав пациента. Поэтому вот такая ситуация.

Еще 14 апреля 2016 года актер Константин Хабенский, как основатель благотворительного фонда, обратился к президенту во время «прямой линии» с просьбой снять все запреты на посещение пациентов в реанимации. После этого президент поручил Минздраву до 1 июля организовать посещение отделений реанимации. Минздрав разработал рекомендации по посещению отделений реанимации, но конкретного нормативного документа,закона о том, можно ли находиться в реанимации и как долго, регламентирующего этот процесс, пока нет. Согласно этим рекомендациям, посещение реанимации разрешено при отсутствии признаков инфекционных заболеваний, алкогольного и наркотического опьянения. Посетители должны снять верхнюю одежду, отключить мобильные устройства, надеть халаты, маски и шапочки. Детей младше 14 лет к посещению реанимации не допускают. В палате не должно находиться более двух посетителей (не указано, у одного пациента или вообще). Находиться в палате во время некоторых манипуляций, в том числе реанимационных мероприятий, посетителям запрещено.

Целесообразность новых правил Минздрава вызывает серьезные сомнения. Складывается ощущение, что их создатели исходят из распространенного мифа, будто бы врачи не пускают всех желающих в реанимацию просто потому, что не хотят. Рассмотрим этот миф.

Инфекция

Санитарные требования к отделению реанимации не ниже, чем к перевязочной хирургического отделения. В палате производят инвазивные манипуляции, перевязки, малые операции, такие как трахеостомия, ревизия послеоперационной раны, установка и смена дренажей. При проведении манипуляций с интубированными пациентами окружающий воздух попадает напрямую в легкие, не проходя защитных барьеров носоглотки. Персонал реанимации проходит регулярные профилактические осмотры для исключения носительства инфекций, работает в перчатках и масках, должным образом обрабатывает руки.

Допуская же в реанимацию всех желающих, мы получаем разнообразнейшие инфекции, которые для тяжелых пациентов могут быть смертельными.

Формально доступ лиц с признаками инфекционных заболеваний в реанимацию запрещен, но можно с уверенностью сказать, что пришедшая к больному ребенку мать не признается, что утром у нее немного болело горло, и стрептококков таким образом будет полная палата. Кроме того, даже простая ходьба по палате или разговор поднимают микрочастицы инфицированной пыли и в целом увеличивают микробную обсемененность воздуха. Именно поэтому в хорошей реанимации в палате зря не топчется никто, кроме тех, кто выполняет должностные обязанности, а разговоры и обсуждения происходят в ординаторской.

Геометрия

Несмотря на все санитарные правила по площади, места в реанимации, как правило, все равно мало. Дыхательная аппаратура, стойки с капельницами и перфузорами, энтеральное питание, мониторы и другое оборудование окружают кровать. Персонал реанимации со временем приобретает навык просачиваться между проводами и шлангами, но ждать этого от неподготовленного человека нельзя. Подходящего места, чтобы, например, поставить стул для посетителя, - просто нет. Доступ персонала должен быть обеспечен постоянно, с любой стороны. При этом врачу или медсестре должны быть видны мониторы всех аппаратов, уровни в капельницах и перфузорах, дренажи, мочеприемник… То есть ничего из этого нельзя загораживать.

Психология

По рекомендациям, реаниматолог должен психологически подготовить посетителя к тому, что он может увидеть в отделении реанимации. Должна признаться, что после медицинского института и нескольких лет практики я сама не в полной мере была готова к тому, что увидела в реанимации. Придумать такой эффективный экспресс-курс для человека, который не обладает специальными знаниями и находится в состоянии колоссального стресса, реаниматологам только предстоит.

Многие необходимые манипуляции в реанимации со стороны выглядят как пытки. А врач достаточно сильно загружен, чтобы объяснять посетителям, какая польза и необходимость в неприглядных манипуляциях. Не все пациенты в реанимации психически адекватны. Трудно подготовить человека без медицинского образования к тому, что его близкий привязан к кровати, зовет на помощь и уверяет, что помещен в «смертоубойницу» и о нем снимают телешоу.

И не все посетители адекватны изначально, и совершенно нормально то, что они не совсем адекватны в состоянии стресса. Бессмысленно надеяться, что инструктаж будет ими воспринят и усвоен полностью. Соответственно, с посетителями реанимационных отделений должны работать специальные психологи, а не реаниматологи в ущерб своим основным обязанностям. Опять же совершенно неизвестно, сколько раз врачам придется сталкиваться с ситуациями, когда, например, мать, вопреки всем инструкциям, схватит ребенка на руки и выдернет дренаж, или жена отвяжет пациента в печеночной энцефалопатии, потому что «его надо лечить, а не издеваться».

Безопасность

О безопасности в отделении реанимации можно говорить практически бесконечно. Многие пациенты в реанимации беспомощны, и их безопасность - первая и главная обязанность врача. Технически достаточно трудно определить, что человек, желающий войти в реанимацию и посетить пациента, его родственник. Да и между родственниками отношения бывают разные. Существуют наркоманы, друзья которых приносят им в больницу «дозу». Кроме того, даже при отсутствии злого умысла есть риск, что, руководствуясь благими намерениями («ну немножко‑то можно»; «обычную воду нельзя, а святую можно»), посетитель причинит реальный вред пациенту. Также известны страшные истории, как матери вырывали, например, интубационные трубки, полагая, что они мешают их детям дышать.

В своей практике я встречалась со случаем, когда оказалось, что мама, допущенная к ребенку после операции, падает в обморок от вида крови. Один раз успели поймать, второй раз - ударилась головой, и только после этого созналась в своей особенности. То есть фактически перед персоналом реанимации стоит задача постоянно присутствовать при посетителе и смотреть, чтобы ничего не натворил и сам не убился. Столько врачей и даже медсестер на смене нет.

Этика

К сожалению, большинство палат в реанимациях до сих пор общие. Обычно в палате минимум 5–6 пациентов. Попытки разделить палаты на мужские и женские предпринимаются там, где это возможно, но не всегда успешны. Пациент в реанимации должен быть раздет. Это правило на случай выполнения экстренных манипуляций. Я не думаю, что женщине будет комфортно, если врач будет осматривать ей живот после операции или медсестра проверять мочевой катетер в присутствии мужа ее соседки. Подобные проблемы возникают в связи с использованием судна. А когда происходит задержка мочи просто от того, что человек стесняется, эти проблемы становятся и медицинскими. Присутствие посторонних их, мягко говоря, не решит. Кроме того, нарушается соблюдение медицинской тайны, так как факт нахождения в больнице соседей по палате и некоторые подробности становятся очевидны. В интернет-полемике предлагают навешать занавесок. Но мы помним, что медсестра постоянно должна видеть пациента. Не хотелось бы за занавеской пропустить кровотечение по дренажу. Кроме того, занавески - отличная база для бактерий. Ну и стоит ли говорить, что их просто на данный момент нет в оснащении.

Комфорт

Как правило, в палате достаточно шумно, особенно из‑за аппаратов. Состояние пациентов тяжелое, они утомлены манипуляциями, вынужденным положением, ограничением движения из‑за дренажей и катетеров, болевыми ощущениями. Говоря по‑человечески, в таком состоянии их всё бесит. И нуждается при этом человек не в беседах, а в отдыхе. Повторюсь, в палате обычно 6 человек. Кроме того что пациента разбудят собственные родственники, его еще 5 раз разбудят чужие. Назначать для профилактики этого вреда седативные - не полезно.

Надуманность проблемы

Можно ли посещать больных в реанимации? Как правило, краткие посещения в свободное от основной лечебно-диагностической активности время, разрешены и происходят во всех реанимациях. Шум вокруг вопроса исходит от тех, кого не допускают из‑за неадекватного поведения, и от тех, кто желает находиться в палате реанимации с родственниками круглосуточно.

Что же мы получим, если прямо сейчас снимем все запреты на посещение реанимации?

  • Бактериальное обсеменение реанимаций. По результатам посевов, которые периодически берут эпидемиологи, реанимации придется закрывать и отмывать гораздо чаще, чем это делается сейчас. Как следствие - увеличение количества инфекционно-септических осложнений.
  • Совершенно неоправданное увеличение нагрузки на персонал реанимации за счет действий, которые сейчас не входят в их обязанности. Это инструктаж, психологическая адаптация и контроль действий посетителей, затраты времени в экстренной ситуации просьбами посетителей покинуть палату.
  • Ухудшение качества помощи в реанимационных отделениях за счет снижения и так невеликого комфорта пребывания и перегрузки персонала дополнительными обязанностями.
  • Вал необоснованных жалоб оттого, что не все окажутся готовы к тому, что могут увидеть в реанимации. И обоснованные жалобы, потому что качество помощи действительно ухудшится. И жалобы тех, кого врачи по объективным причинам (тяжесть состояния пациентов, проведение манипуляций в палате) не допустили в палату реанимации в удобный для посетителей момент.
  • Некоторое количество форс-мажорных ситуаций, связанных с неадекватным поведением посетителей.

Как организовать посещение родственников в реанимации правильно?

Для комфортного и безопасного пребывания родственников в реанимации необходима, прежде всего, правовая база. Я убеждена, что допуск посетителей к взрослому пациенту в реанимацию должен проводиться только с его согласия или по заранее оговоренному списку, если создание такового было в принципе возможно. Необходим также пересмотр санитарных нормативов и лицензионных требований к отделению реанимации. Если все палаты реанимации будут одноместными с индивидуальным сестринским постом, специальными системами вентиляции, всем необходимым оборудованием и достаточным штатом санитарок для поддержания чистоты - проблем с посещением не будет вовсе. Для адекватного лечения пациентов в одноместных палатах необходимо будет пересмотреть нормативы работы реаниматолога. Мне кажется реальным 4–5 пациентов на врача на смене, то есть врачей понадобится в два раза больше. А медсестер в 3–5 раз. Представить себе стоимость и трудозатраты реконструкции и переоборудования всех реанимаций в стране лично мне не удается, как и представить себе, что на это выделено финансирование.

Что можно сделать прямо сейчас?

Во-первых, разгрузить реанимацию. На данный момент реанимацией затыкают все дыры в работе здравоохранения. Ведение многих послеоперационных больных под силу хирургу, но они находятся в реанимации, потому что во второй половине дня их в хирургическом отделении не примут по причинам «у нас ординатор дежурит», «у нас одна медсестра на всё отделение», «у нас нечем обезболивать» и «кто к нему ночью будет подходить». Таким образом, полностью проснувшийся пациент в сознании находится в реанимации, и автоматически испытывает все неудобства оттого, что в палате шумно, не всегда можно выключить свет и нельзя увидеться с родственниками, хотя к этому нет никаких противопоказаний. В хорошо организованные хирургические отделения таких пациентов переводят после пробуждения, и никаких проблем с посещением у них нет. Есть контингент инкурабельных пациентов, которые должны находиться в хосписе или дома с семьей. Они действительно нуждаются в общении с родственниками и не нуждаются в особо интенсивной терапии. Но паллиативная помощь у нас развита не так, как хотелось бы, и этот недостаток тоже закрывает реанимация. И опять же дискомфорт от режима реанимационного отделения эти пациенты испытывают «ни за что».

Существуют пациенты, нуждающиеся в индивидуальном наблюдении, при отсутствии показаний к интенсивной терапии. Это возрастные пациенты с атеросклерозом сосудов головного мозга, сумеречным помрачением сознания, когнитивными нарушениями. Проще говоря, бабушка «чудит», забывает дорогу в туалет и так далее. С этим справилась бы сиделка, но ее в больнице нет, и бабушку сдают в реанимацию, где за ней точно круглые сутки присмотрят. Такие пациенты тоже не имеют противопоказаний встречаться с родственниками.

Во-вторых, в плановых ситуациях нужно заранее обговаривать запрет на посещение не пускать родственников в реанимацию, и предлагать разумную альтернативу. Вполне рабочий вариант - поручить родственнику через 3–4 часа после операции принести пару бутылочек негазированной воды, и если пациент к тому моменту нормально проснулся, разрешить заглянуть в палату, чтобы они друг другу помахали, и дальше всё, не разрешать родственникам находиться в реанимации до перевода. Общая тревожность, таким образом, снижается, пациент чувствует заботу, а лишней ходьбы по палате нет. Когда в больнице действует такое правило для всех - оно передается среди пациентов «по цепочке» и обеспечивает отсутствие проблем.

В-третьих, в случае реанимации хорошие посещения - это короткие посещения. На мой взгляд, все позитивные эмоциональные моменты посещения реализуются примерно в течение 5 минут, после чего только прогрессивно возрастает риск вышеуказанных негативных последствий. И если уж поддаваться давлению общественного мнения и разрешать посещения, то нужно приложить все усилия, чтобы сделать их максимально короткими.

Рассказать друзьям