Жд авария 1989. Крупнейшая железнодорожная катастрофа ссср под г

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Оригинал взят у schnause в 25 лет.4 июня 1989 г.Катастрофа в Челябинске.

4 июня 2014 года исполняется 25 лет, как произошла чудовищная по масштабам и по жертвам катастрофа на железнодорожном транспорте. Катастрофа на перегоне Аша — Улу Теляк — крупнейшая в истории России и СССР катастрофа, произошедшая 4 июня 1989 года в 11 км от города Аша. В момент прохождения двух пассажирских поездов произошёл мощный взрыв неограниченного облака топливо-воздушной смеси, образовавшейся в результате аварии на проходящем рядом трубопроводе «Сибирь-Урал-Поволжье». Погибли 575 человек (по другим данным 645), ранены более 600.

Катастрофа считается самой крупной в истории СССР и России.

В поездах № 211 Новосибирск-Адлер (20 вагонов) и № 212 Адлер-Новосибирск (18 вагонов) находилось 1284 пассажира, из них 383 ребёнка и 86 человек поездных и локомотивных бригад.

Поезд из Новосибирска в ту ночь опаздывал по техническим причинам, а встречный состав незадолго до трагедии остановился на промежуточной станции для срочной высадки - у женщины прямо в вагоне начались роды.

Значительные пассажиры, следовавшие в Адлер, уже предвкушали тихий отдых на море. Им навстречу ехали те, кто, наоборот, уже возвращался с отпуска. Взрыв, прогремевший среди ночи, эксперты дают оценку как эквивалент взрыва трехсот тонн тротила. По неофициальным данным, мощность взрыва в Улу-Теляке была приблизительно такой же, как в Хиросиме - около 12 килотонн.

Взрыв уничтожил 38 вагонов и два электровоза. 11 вагонов ударной волной были сброшено с путей, из них 7 полностью сгорели Оставшиеся 26 вагонов обгорели снаружи и выгорели внутри. В радиусе трех км вокруг эпицентра были повалены вековые деревья.

Разрушено 350 метров железнодорожных путей, 17 километров воздушных линий связи. Возникший при взрыве пожар охватил территорию около 250 га. Позже следствие выяснит, что первопричиной утечки газа и взрыва стала некачественная сварка газопровода. В итоге — нарушение герметичности швов. Газ - тяжелее воздуха, а в этом месте большая низина. Образовалась взрывоопасная смесь и поезда входили уже в полностью загазованную зону, где для мощного взрыва было довольно маленькой искры.

В ходе эксплуатации в период с 1985 по 1989 г. на продуктопроводе произошло 50 крупных аварий и отказов, не приведших, однако, к человеческим жертвам. После аварии под Уфой продуктопровод не восстанавливался и был ликвидирован.

Воспоминания очевидца.

4 июня 1989. Было очень жарко в эти дни. Погода была солнечная и воздух был теплым. На улице стояла 30 градусная жара. У меня родители работали на железной дороге и 7 июня мы с Мамой поехали на поезде «памяти» с ст. Уфа до о.п. 1710 км. Уже к тому времени вывезли раненых и погибших, уже наладили железнодорожное сообщение, но что я увидел через 2 часа после отправления…Я уже не забуду никогда! За несколько километров до эпицентра взрыва не было ни чего. Все обгорело! Где когда то был лес, трава, кустарники, сейчас было все покрыто пеплом. Это как напалм, который выжег все, ничего не оставив в замен. Повсюду валялись искореженные вагоны, на чудом уцелевших деревьях были фрагменты матрасов и простыней. Так же были везде разбросаны фрагменты человеческих тел…и это запах, на улице стояла жара и трупный запах был повсюду. И слезы, горе, горе, горе…

Взрыв большого объёма газа, распределённого в пространстве, имел характер объёмного взрыва. Мощность взрыва была оценена в 300 тонн тринитротолуола. По другим оценкам, мощность объёмного взрыва могла доходить до 10 килотонн ТНТ, что сравнимо с мощностью ядерного взрыва в Хиросиме (12,5 килотонн). Сила взрыва была такова, что ударной волной выбило стекла в городе Аша, расположенном более чем в 10 км от места происшествия. Столб пламени был виден более чем за 100 км. Разрушено 350 метров железнодорожных путей, 17 километров воздушных линий связи. Возникший при взрыве пожар охватил территорию около 250 га.

Официальная версия утверждает, что утечка газа из продуктопровода стала возможной из-за повреждений, нанесённых ему ковшом экскаватора при его строительстве в октябре 1985 года, за четыре года до катастрофы. Утечка началась за 40 минут до взрыва.

По другой версии причиной аварии явилось коррозионное воздействие на внешнюю часть трубы электрических токов утечки, так называемых «блуждающих токов» железной дороги. За 2-3 недели до взрыва образовался микро свищ, затем, в результате охлаждения трубы в месте расширения газа появилась разраставшаяся в длину трещина. Жидкий конденсат пропитывал почву на глубине траншеи, не выходя наружу, и постепенно спускался вниз по откосу к железной дороге.

При встрече двух поездов, вероятно в результате торможения, возникла искра, которая послужила причиной детонации газа. Но скорее всего причиной детонации газа явилась случайная искра из-под пантографа одного из локомотивов.

Вот уже прошло 22 года с того момента, когда случилась эта чудовищная катастрофа под Улу-Теляком. Погибли более 600 человек. А сколько людей остались калеками? Многие так и остались без вести пропавшими. Реальных виновников этой катастрофы так и не нашли. Суд длился более 6 лет, наказали только «стрелочников» Ведь можно было избежать этой трагедии, если не безалаберность и халатность с которой столкнулись, мы тогда. Машинисты передавали, что есть сильный запах газа, но меры так и не предприняли. Мы не должны забывать о этой трагедии, о боли которую пережили люди… До сих пор ежедневно нас оповещают то об одном, то о другом печальном происшествии. Там, где волею случая прервались более 600 жизней. Для их родных и близких это место на земле Башкортостана - 1710-й километр по железной дороге…

В дополнении привожу выдержки из советских газет, которые писали о катастрофе в то время:

От ЦК КПСС, Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР 3 июня в 23 часа 14 минут по московскому времени на продуктопроводе сжиженного газа, в непосредственной близости от участка железной дороги Челябинск - Уфа, в результате аварии возникла утечка газа. При прохождении двух встречных пассажирских поездов назначением Новосибирск-Адлер и Адлер - Новосибирск произошел взрыв большой силы и возгорание. Имеются многочисленные жертвы.

Примерно в 23 часа 10 минут московского времени один из машинистов передал по рации: вошли в полосу сильной загазованности. После этого связь оборвалась… Как мы сейчас знаем, после этого произошел взрыв. Сила его была такой, что на центральной усадьбе колхоза «Красный восход» вылетели все стекла. А это за несколько километров от эпицентра взрыва. Мы видели также тяжеленную колесную пару, которая очутилась в одно мгновенье в лесу на расстоянии более пятисот метров от железной дороги. Рельсы скрутило в немыслимые петли. А что же тогда говорить о людях. Погибло очень много людей. От некоторых вообще осталась лишь кучка пепла. Трудно об этом писать, но в составе поезда, шедшего в Адлер, были два вагона с детьми, ехавшими в пионерский лагерь. Большинство из них сгорело.

Катастрофа на Транссибе.

Вот что рассказали корреспонденту «Известий» в Министерстве путей сообщения: Трубопровод, на котором произошла катастрофа, проходит примерно в километре от магистрали Уфа - Челябинск (Куйбышевская железная дорога). В момент взрыва и возникшего из-за него пожара пассажирские составы 211 (Новосибирск-Адлер) и 212 (Адлер - Новосибирск) шли навстречу друг другу. Удар взрывной волны и пламени выбросил с колеи четырнадцать вагонов, разрушил контактную сеть, повредил линии связи и железнодорожное полотно на протяжении нескольких сот метров. Огонь перебросился на поезда, за несколько часов пожар удалось потушить. По предварительным данным взрыв произошел из-за разрыва трубопровода Западная Сибирь - Урал неподалеку от железнодорожной станции Аша. По нему перегоняется сырье для химических заводов Куйбышева. Челябинска. Башкирии… Длина его составляет 1860 километров. По мнению специалистов, которые работают сейчас на месте аварии, в данном участке происходила утечка сжиженного газа пропан-бутан. Здесь продуктопровод идет по горной местности. В течение определенного времени газ накапливался в двух глубоких ложбинах и по неизвестным пока причинам взорвался. Фронт взметнувшегося пламени был примерно полтора-два километра. Потушить огонь непосредственно на продуктопроводе удалось лишь после того, как выгорел весь углеводород, собравшийся в месте разрыва. Выяснилось, что еще задолго до взрыва жители близлежащих населенных пунктов почувствовали в воздухе сильный запах газа. Он распространялся примерно на расстояние от 4 до 8 километров. Такие сообщения поступали от населения в районе 21 часа по местному времени, а трагедия, как известно, произошла позднее. Однако вместо поиска и ликвидации утечки кто-то (пока идет выяснение) добавил давление в трубопроводе и газ продолжался растекаться по ложбинам.

Взрыв в летнюю ночь.

Газ в результате утечки постепенно накапливался в лощине, концентрация его возрастала. Специалисты полагают, что проходившие поочередно грузовые и пассажирские составы мощным потоком воздуха прокладывали безопасный для себя «коридор», и беда отодвигалась. По такой версии она, возможно, отодвинулась бы и на этот раз, поскольку поезда «Новосибирск - Адлер» и «Адлер - Новосибирск» согласно железнодорожному расписанию не должны были встретиться на данном участке. Но по трагической случайности в поезде, следовавшем в Адлер, у одной из женщин начались преждевременные роды. Находившееся среди пассажиров врачи оказали ей первую помощь, На ближайшей станции поезд был задержан на 15 минут, чтобы передать мать и дитя вызванной «скорой помощи». И когда произошла роковая встреча на загазованном участке, «эффект коридора» не сработал. Для воспламенения взрывоопасной смеси было достаточно крохотной искорки из-под колес, выброшенной в окно тлеющей сигареты, зажженной спички.

В правительственной комиссии 6 июня в Уфе состоялось заседание правительственной комиссии, которую возглавляет заместитель Председателя Совета Министров СССР Г.Г.Ведерников. Министр здравоохранения РСФСР А.И.Потапов доложил, комиссии о неотложных мероприятиях по оказанию помощи пострадавшим в результате катастрофы на железной дороге. Он сообщил, что на 7 часов утра 6 июня в медучреждениях Уфы находилось 503 человека из числа раненых, в том числе 115 детей, в тяжелом состоянии находятся 299 человек. В медучреждениях Челябинска - 149 пострадавших, в том числе 40 детей в тяжелом состоянии находятся 299 человек. Как было сообщено на заседании, по предварительным данным в обоих поездах находилось в момент катастрофы около 1200 человек. Более точную цифру назвать пока трудно, ввиду того, что неизвестно число ехавших в поездах детей до пятилетнего возраста, на которых, согласно действующему положению, не приобретались железнодорожные билеты и возможных пассажиров, также не приобретавших билетов.

До момента катастрофы поезда № 211 и № 212 никогда не встречались в этой точке. Опоздание поезда № 212 по техническим причинам и остановка поезда № 211 на промежуточной станции для высадки женщины, у которой начались роды, привели эти два пассажирских состава к роковому месту одновременно.

Так звучит холодная новостная сводка.

Погода стояла безветренная. Газ, вытекавший наверху, заполнил всю низину. Машинист товарного поезда, незадолго до взрыва проследовавший 1710-й километр, передал по связи, что в этом месте сильная загазованность. Ему обещали разобраться…

На перегоне Аша - Улу-Теляк у Змеиной горки скорые почти разминулись, но раздался страшный взрыв, следом еще один. Пламенем заполнило все вокруг. Сам воздух стал пламенем. По инерции поезда выкатились из зоны интенсивного горения. Хвостовые вагоны обоих поездов выбросило из колеи. У прицепного “нулевого” вагона взрывной волной оторвало крышу, тех, кто лежал на верхних полках, - выбросило на насыпь.

Часы, найденные на пепелище, показывали 1.10 местного времени.

Гигантскую вспышку видели за десятки километров

До сих пор загадка этой страшной катастрофы волнует и астрологов, и ученых, и экспертов. Как получилось, что два опаздывавших поезда-близнеца Новосибирск-Адлер и Адлер-Новосибирск встретились в опасном месте, где дал течь продуктопровод? Почему возникла искра? Почему в пекло попали поезда, наиболее забитые людьми летом, а не, например, товарняки? И почему газ взорвался за километр от места утечки? До сих пор доподлинно не известно количество погибших - в вагонах в советские времена, когда на билетах не проставляли фамилий, могло быть огромное количество «зайцев», ехавших на благословенный юг и возвращавшихся обратно.

В небо взметнулось пламя, стало светло, как днем, мы подумали, сбросили атомную бомбу, — говорит участковый Иглинского ОВД, житель поселка Красный Восход Анатолий Безруков. — Помчались к пожарищу на машинах, на тракторах. Техника на крутой склон подняться не могла. Стали карабкаться на косогор — кругом сосны стоят, как обгоревшие спички. Внизу увидели рваный металл, упавшие столбы, мачты электропередачи, куски тел… Одна женщина висела на березе со вспоротым животом. По склону из огненного месива полз, кашляя, старик. Сколько лет прошло, а он у меня так и стоит перед глазами. Тогда я увидел, что человек горит, как газ, синим пламенем.

В час ночи на подмогу сельчанам подоспели подростки, возвращавшиеся с дискотеки в селе Казаяк. Сами еще дети среди шипящего металла помогали наравне со взрослыми.

Старались вынести детей в первую очередь, - рассказывает житель села Казаяк Рамиль Хабибуллин. - Взрослых просто оттаскивали от огня. А они стонут, плачут, просят укрыть чем-нибудь. А чем укроешь? С себя одежду снимали.

Раненые в шоковом состоянии расползлись в буреломе, искали их по стонам и крикам.

Брали человека за руки, за ноги, а в руках оставалась его кожа… — рассказывал водитель “Урала” Виктор Титлин, житель поселка Красный Восход. — Всю ночь, до утра, возили пострадавших в больницу в Ашу.

Водитель на совхозном автобусе Марат Шарифуллин три рейса сделал, а потом кричать стал: “Не поеду больше, привожу одни трупы!” По дороге дети кричали, просили пить, обгоревшая кожа прилипала к сиденьям, многие не переживали дороги.

Машины в гору не поднимались, приходилось раненых на себе выносить, - рассказывает житель поселка Красный Восход Марат Юсупов. - Несли на рубашках, одеялах, чехлах от сидений. Помню одного парня из поселка Майский, он, здоровый такой, человек тридцать вынес. Весь в крови, но не останавливался.

Три рейса на электровозе с ранеными людьми сделал Сергей Столяров. На станции Улу-Теляк он, машинист с двухмесячным стажем, пропустил 212-й скорый, отправился на товарняке вслед за ним. Через несколько километров увидел огромное пламя. Отцепив цистерны с нефтью, стал медленно подъезжать к опрокинутым вагонам. На насыпи змеями вились сорванные взрывной волной провода контактной сети. Забрав в кабину обожженных людей Столяров двинулся к разъезду, вернулся на место катастрофы уже с прицепленной платформой. Поднимал на руки детей, женщин, ставших беспомощными мужчин и грузил, грузил… Домой вернулся — рубашка колом стояла от запекшейся чужой крови.

Пришла вся поселковая техника, везли на тракторах, - вспоминал председатель колхоза «Красный Восход» Сергей Космаков. - Раненых отправляли в сельский интернат, там их дети перевязывали…

Специализированная помощь пришла много позже — через полтора-два часа.

В 1.45 на пульт поступил звонок, что под Улу-Теляком горит вагон, — рассказывает Михаил Калинин, старший врач смены “Скорой помощи” города Уфы. — Через десять минут уточнили: выгорел весь состав. Сняли с линии все дежурные машины “скорой помощи”, оснастили их противогазами. Куда ехать — никто не знал, Улу-Теляк в 90 км от Уфы. Машины шли просто на факел…

Вышли из машины на пепелище, первое, что видим, — кукла и оторванная нога… — рассказывал врач “Скорой помощи” Валерий Дмитриев. — Сколько пришлось обезболивающих уколов сделать — уму не постижимо. Когда с ранеными ребятишками тронулись в путь, ко мне подбежала женщина с девочкой на руках: “Доктор, возьмите. У малышки погибли и мать, и отец”. Мест в машине не было, я посадил девочку к себе на колени. Она была закутана по самый подбородок в простынку, головка ее была вся обожжена, волосики свернулись в запекшиеся кольца — как у барашка, и пахла она, как жареный барашек… До сих пор этой девчушки забыть не могу. По дороге она рассказала мне, что зовут ее Жанна, и что ей три года. У меня тогда дочке было столько же лет. Сейчас Жанне должно быть уже 21, совсем невеста…

Жанну, которую вывозил из зоны поражения врач «Скорой помощи» Валерий Дмитриев, мы нашли. В книге памяти. Ахмадеевой Жанне Флоридовне 1986 года рождения не суждено было стать невестой. В трехлетнем возрасте она умерла в Детской республиканской больнице Уфы.

Деревья валило, как в вакууме

На месте трагедии остро пахло трупным запахом. Вагоны, почему-то ржавого цвета, лежали в нескольких метрах от путей, причудливо сплющенные и изогнутые. Даже трудно представить, какая температура могла заставить так извиваться железо. Удивительно, что в этом пожаре, на земле, превратившейся в кокс, там где вырывались с корнем электроопоры и шпалы, еще могли остаться живы люди!

Военные потом определили: мощность взрыва составила 20 мегатонн, что соответствует половине атомной бомбы, которую американцы сбросили на Хиросиму, — рассказывал председатель сельского совета “Красный восход” Сергей Космаков. — Мы прибежали на место взрыва — деревья падали, как в вакууме, — в центр взрыва. Ударная волна была такой силы, что в радиусе 12 километров во всех домах выбило стекла. Куски от вагонов мы находили на расстоянии шести километров от эпицентра взрыва.

Больных привозили на самосвалах, на грузовиках вповалку: живых, в беспамятстве, уже мертвых… — вспоминает врач-реаниматолог Владислав Загребенко. — Грузили в темноте. Сортировали по принципу военной медицины. Тяжело раненных — со ста процентами ожогов — на траву. Тут уже не до обезболивания, это закон: если одному будешь помогать, то потеряешь двадцать. Когда в больнице пошли по этажам, ощущение было, что мы на войне. В палатах, в коридорах, в холле лежали черные люди с сильнейшими ожогами. Я такого никогда не видел, хоть и работал в реанимации.

В Челябинске в злополучный поезд сели ребята из 107-й школы, отправлявшиеся в Молдавию, работать в трудовом лагере на виноградниках.

Интересно, что завуч школы Татьяна Викторовна Филатова, еще до отправки побежала к начальнику вокзала убеждать, что по технике безопасности вагон с детьми должны поставить в начало состава. Не убедила… Их “нулевой” вагон прицепили в самый конец.

Утром мы узнали, что от нашего прицепного вагона осталась одна платформа, — говорит директор 107-й школы Челябинска Ирина Константинова. — Из 54 человек выжили 9. Завуч — Татьяна Викторовна лежала на нижней полке со своим 5-летним сыном. Так и погибли вдвоем. Не нашли ни нашего военрука Юрия Герасимовича Тулупова, ни любимую учительницу ребят Ирину Михайловну Стрельникову. Одного старшеклассника опознали только по часам, другого по сеточке, в которую родители положили продукты ему в дорогу.

Сердце защемило, когда прибыл поезд с родственниками пострадавших, — говорил Анатолий Безруков. — Они всматривались с надеждой в смятые, как бумажки, вагоны. Пожилые женщины ползали с целлофановыми пакетами в руках, надеясь найти хоть что-то оставшееся от своих родных.

После того, как раненных увезли обгоревшие и искореженные куски тел - руки, ноги, плечи собирали по всему лесу, снимали с деревьев и складывали на носилки. К вечеру, когда подошли рефрижераторы, таких носилок, заполненных человеческими останками, набралось около 20. Но и вечером солдаты гражданской обороны продолжали резаками извлекать из вагонов вплавленные в железо остатки плоти. В отдельную кучу складывали вещи, найденные в округе - детские игрушки и книжки, сумки и чемоданы, кофточки и брюки, почему-то целые и невредимые, даже не опаленные.

Салават Абдулин, отец погибшей старшеклассницы Ирины, нашел на пепелище ее заколку для волос, которую сам отремонтировал перед поездкой, ее рубашку.

В списках живых дочери не было, — будет вспоминать он позже. — Три дня мы искали ее в больницах. Никаких следов. А потом пошли с женой по холодильникам… Была там одна девочка. По возрасту похожа на нашу дочь. Головы не было. Черная, как сковородка. Думал, по ногам узнаю, она у меня танцевала, балерина была, но ног тоже не было…

На одного ребенка претендовали сразу две матери

А в Уфе, Челябинске, Новосибирске, Самаре срочно освобождались места в стационарах. Чтобы вывести раненых из больниц Аши и Иглино в Уфу, задействовали вертолетное училище. Машины садились в центре города в парке Гафури за цирком — это место в Уфе и по сей день называют “вертолетной площадкой”. Машины взлетали каждые три минуты. К 11 утра все пострадавшие были доставлены в городские больницы.

— Первый больной поступил к нам в 6 часов 58 минут, — рассказывал заведующий ожоговым центром города Уфы Радик Медыхатович Зинатуллин. — С восьми утра до обеда — пошел массовый поток пострадавших. Ожоги были глубокие, практически у всех — ожоги верхних дыхательных путей. У половины пострадавших было обожжено более 70% тела. Наш центр только открылся, в запасе было достаточно и антибиотиков, и препаратов крови, и фибринной пленки, которую накладывают на обожженную поверхность. К обеду приехали бригады врачей из Ленинграда и Москвы.

Среди пострадавших было много детей. Помню, у одного мальчика было две матери, каждая из которых была уверена, что на кроватке — ее сыночек…

Американские врачи, как узнали, прилетели из Штатов, сделав обход, сказали: “Выживет не больше 40 процентов”. Как при ядерном взрыве, когда главной травмой бывает именно ожог. Половину из тех, кого они считали обреченными, мы вытащили. Я помню десантника из Чебаркуля — Эдика Аширова, ювелира по профессии. Американцы сказали, что его надо перевести на наркотики и все. Мол, все равно не жилец. А мы его спасли! Он выписался одним из последних, в сентябре.

В штабах в эти дни царила невыносимая обстановка. Женщины цеплялись за малейшую надежду и подолгу не отходили от списков, там же падая в обморок.

Прибывшие из Днепропетровска на второй день после трагедии отец и молодая девчонка в отличие от других родственников, светились счастьем. Они приехали к сыну и мужу, в молодой семье - двое малышей.

Нам не нужны списки, - отмахиваются. - Мы знаем, что он выжил. В «Правде» написали на первой странице, он детей спасал. Знаем, что лежит в 21-й больнице.

Действительно, молодой офицер Андрей Донцов, возвращавшийся домой, прославился, когда вытаскивал из горящих вагонов детей. Но в публикации было указано, что у героя - 98% ожогов.

Жена и отец переминаются с ноги на ногу, им хочется быстрее покинуть скорбный штаб, где рыдают люди.

Забирайте, в морге, - сообщает телефон 21-й больницы.

Надя Шугаева, доярка из Новосибирской области вдруг начинает истерически смеяться.

Нашла, нашла!

Пытаются вымученно улыбнуться сопровождающие. Нашла отца и брата, сестру и малолетнего племянника. Нашла… в списках погибших.

За катастрофу ответили стрелочники.

Когда ветер еще носил пепел заживо сгоревших, к месту катастрофы пригнали мощнейшую технику. Опасаясь эпидемии из-за незахороненных фрагментов тел, размазанных по земле и начавших разлагаться, выжженную низину в 200 гектаров поспешили сровнять с землей.

За смерть человек, за страшные ожоги и увечья более тысячи человек ответили строители.

С самого начала следствие вышло на очень важные персоны: на руководителей отраслевого проектного института, утвердивших проект с нарушениями. Было предъявлено обвинение и заместителю министра нефтяной промышленности Донгаряну, который своим указанием ввиду экономии средств отменил телеметрию — приборы, которые контролируют работу всей магистрали. Был вертолет, который облетал всю трассу, его отменили, был линейный обходчик — убрали и обходчика.

26 декабря 1992 года состоялся суд. Выяснилось, что утечка газа из путепровода произошла из-за трещины, нанесенной ему за четыре года до катастрофы, в октябре 1985 года, ковшом экскаватора при строительных работах. Продуктопровод был засыпан с механическими повреждениями. Дело отправили на дорасследование.

Шесть лет спустя Верховный суд Башкирии вынес приговор - всем подсудимым по два года в колонии-поселении. На скамье подсудимых оказались начальник участка, прораб, мастера, строители. “Стрелочники”.

В морге работали афганцы.

Самую тяжелую работу взяли на себя воины-интернационалисты. Афганцы вызвались помогать спецслужбам там, где не выдерживали даже видавшие всякое врачи. Трупы погибших не помещались в уфимском морге на Цветочной и человеческие останки складировались в машинах рефрижераторах. Учитывая, что на улице стояла невозможная жара, запах вокруг импровизированных ледников был невыносимый, а мухи слетались со всей округи. Эта работа требовала от добровольцев выносливости и физической силы, все прибывавших погибших требовалось размещать на спешно сколоченных полках, навешивать бирки, сортировать. Многие не выдерживали, содрогаясь в рвотных судорогах.

Родственники, обезумевшие от горя, искавшие своих детей, ничего вокруг не замечали, пристально вглядываясь в обугленные фрагменты тел. Мамы и папы, бабушки и дедушки, тети и дяди, вели дикие диалоги:

Это не наша Леночка? - говорили они, столпившись вокруг черного куска мяса.

Нет, у нашей Леночки на ручках складочки были…

Как родители умудрялись опознать родное тело, для окружающих оставалось загадкой.

Для того, чтобы не травмировать родственников и уберечь их от посещения морга, в штабы привезли страшные фотоальбомы, разместив на страницах снимки с разных ракурсов фрагментов неопознанных тел. В этом ужасном сборнике смерти имелись страницы со штампом - «опознаны». Однако многие все-таки ехали в рефрижераторы, надеясь, что фотографии лгут. И на парней, недавно пришедших с настоящей войны, обрушивались страдания, которых они не видали, воюя с душманами. Зачастую парни оказывали первую медицинскую помощь тем, кто падал в обморок и оказывался на грани безумия от горя, или с бесстрастными лицами помогали переворачивать родным обугленные тела.

Мертвых не оживишь, отчаяние пришло, когда начали прибывать живые, - говорили потом афганцы, рассказывая о самых тяжелых переживаниях.

Счастливчики находились сами

Были и курьезные случаи.

Утром в сельсовет пришел мужчина с новосибирского поезда, с портфелем, в костюме, в галстуке — ни одной царапинки, — рассказывал участковый Анатолий Безруков. — А как выбрался из вспыхнувшего поезда — не помнит. Ночь в лесу в беспамятстве проплутал.

Являлись отставшие от поезда и в штабы.

Ищете меня? - поинтересовался парень, заглянувший в скорбное место на железнодорожном вокзале.

Зачем нам вас искать? - удивились там, но заученно заглянули в списки.

Есть! - обрадовался молодой человек, найдя свою фамилию в столбике пропавших без вести.

Александр Кузнецов загулял за несколько часов до трагедии. Вышел пива попить, а как ушел злополучный поезд не помнит. Провел на полустанке сутки, и лишь отрезвев, узнал о случившемся. Добрался до Уфы, сообщить, что живой. Мама юноши в это время методично обходила морги, мечтая найти хоть что-то от сыночка, чтобы похоронить. Домой мать и сын уехали вместе.

На месте взрыва отказывала субординация

Солдатам, работавшим на путях, выдавали по 100 граммов спирта. Трудно представить сколько им пришлось перелопатить металла и обгоревшей человеческой плоти. 11 вагонов было сброшено с пути, 7 из них полностью сгорело. Люди работали ожесточенно, не обращая внимания на жару, зловоние и витающий в этом клейком сиропе почти физический ужас смерти.

Ты что, ох…ел? - кричит молодой солдатик с автогеном пожилому мужчине в форме.

Генерал-полковник ГО осторожно поднимает ногу с человеческой челюсти.

Извините, - растерянно бормочет он и скрывается в штабе, находящемся в ближайшей палатке.

В это эпизоде все противоречивые эмоции, которые испытывали присутствующие: и злость на человеческую слабость перед стихией, и смущение - тихую радость, что собирают не их останки и ужас, перемешанный с отупением - когда смерти очень много - она уже не вызывает бурного отчаяния.

На месте трагедии путейцы обнаружили огромные суммы денег и ценные вещи. Все они были сданы государству, включая сберкнижку на 10 тысяч рублей. А через два дня выяснилось, что за мародерство арестован ашинский подросток. Троим удалось скрыться. Они, пока остальные спасали живых, срывали с мертвых вместе с обгоревшими пальцами и ушами золотые украшения. Если бы подонка не закрыли под серьезной охраной в Иглино, возмущенные местные жители разорвали бы его в клочья. Молодые менты разводили руками:

Знали бы, что преступника защищать придется…

Челябинск потерял хоккейную надежду.

Сто седьмая школа Челябинска потеряла под Уфой 45 человек, спортивный клуб “Трактор” — юношескую команду хоккеистов, двукратных чемпионов страны.

Лишь вратарь Боря Тортунов вынужден был остаться дома: бабушка сломала руку.

Из десяти хоккеистов — чемпионов Союза среди сборных регионов — выжил лишь один Александр Сычев, впоследствии игравший за клуб «Мечел». Гордость команды — нападающего Артема Масалова, защитников Сережу Генергарда, Андрея Кулаженкина, вратаря Олега Девятова вообще не нашли. Дольше всех из обожженных ребят, пять дней, прожил самый младший из хоккейной команды — Андрей Шевченко. 15 июня он отметил бы свое шестнадцатилетие.

— Мы с мужем успели его увидеть, — рассказывает мама Андрея Наталья Антоновна. — Нашли его по спискам в реанимации 21-й больницы Уфы. — Он лежал, как мумия, — весь в бинтах, лицо серо-коричневое, шея вся распухшая. В самолете, когда мы его везли в Москву, он все спрашивал: “Где ребята?” В 13-й больнице — филиале института им. Вишневского мы хотели его окрестить, но не успели. Через катетер три раза ввели ему врачи святую водичку… Ушел он от нас в день Вознесения Господня — тихо умер, без сознания.

Клуб “Трактор” через год после трагедии организовал турнир, посвященный памяти погибших хоккеистов, который стал традиционным. Вратарь погибшей команды “Трактор-73” Борис Тортунов, оставшийся тогда из-за бабушки дома, стал двукратным чемпионом страны и Кубка Европы. По его инициативе воспитанники школы “Трактор” собрали деньги на призы участникам турнира, которые по традиции вручают матери и отцы погибших ребят.

Взрывом были разрушены 37 вагонов и два электровоза, из которых 7 вагонов сгорели полностью, 26 - выгорели изнутри, Ударной волной было оторвано и сброшено с путей 11 вагонов. По официальным данным на месте аварии было обнаружено 258 трупов, 806 человек получили ожоги и травмы различной степени тяжести, из них 317 умерло в больницах. Всего погибло 575 человек, травмировано - 623.

Железная дорога с первых дня своего существования стала источником повышенной опасности. Поезда сбивают людей, сталкиваются друг с другом и сходят с рельс. Однако в ночь с 3 на 4 июня 1989 года под Уфой произошла железнодорожная катастрофа, аналогов которой не было ни в российской, ни в мировой истории. Однако тогда причиной аварии стали не действия железнодорожников, и не повреждение путей, а нечто совсем иное, далекое от железной дороги - взрыв газа, вытекшего из проходящего по соседству трубопровода.

Железнодорожная катастрофа под Уфой в ночь с 3 на 4 июня 1989 года

Объект: 1710 километр Транссибирской железнодорожной магистрали, перегон Аша - Улу-Теляк, Куйбышевская железная дорога, в 11 км от станции Аша, Иглинский район Башкирской АССР. В 900 метрах от продуктопровода (трубопровода) «Сибирь-Урал-Поволжье».

Жертвы: погибли - 575 человек (258 на месте аварии, 317 в больницах), ранены - 623 человека. По другим данным погибло 645 человек

Причины катастрофы

Мы точно знаем, что стало причиной железнодорожной катастрофы под Уфой 4 июня 1989 года - объемный взрыв газа, вытекшего из трубопровода через трещину длиной 1,7 метра, и скопившегося в низине, по которой проходят пути Транссибирской магистрали. Однако никто уже не скажет, отчего вспыхнула газовая смесь, и до сих пор идут споры о том, что привело к образованию трещины в трубе и утечке газа.

Что касается непосредственной причины взрыва, то газ мог вспыхнуть от случайной искры, проскочившей между пантографом и контактным проводом, или в любом другом узле электровозов. Но возможно, что газ взорвался и от сигареты (ведь в поезде с 1284 пассажирами было немало курящих, и кто-то из них мог выйти покурить в час ночи), однако большинство специалистов склоняются к «искровой» версии.

Что же до причин утечки газа из трубопровода, то здесь все гораздо сложнее. Согласно официальной версии, трубопровод был «бомбой замедленного действия» - он получил повреждение от экскаваторного ковша еще во время строительства в октябре 1985 года, и под воздействием постоянных нагрузок в месте повреждения возникла трещина. По этой версии трещина в трубопроводе открылась всего за 40 минут до аварии, и за это время в низине скопилось достаточно много газа.

Так как данная версия стала официальной, виновными в аварии были признаны строители трубопровода - несколько должностных лиц, прорабов и рабочих (всего семь человек).

По другой версии, утечка газа началась намного раньше - еще за две-три недели до катастрофы. Сначала в трубе возник микросвищ - небольшое отверстие, через которое началась утечка газа. Постепенно отверстие расширялось, и выросло в длинную трещину. Появление свища вызвано, вероятно, коррозией, возникшей в результате электрохимической реакции под воздействием «блуждающих токов» от железной дороги.

Нельзя не отметить и еще несколько факторов, которые так или иначе связаны с возникновением аварийной ситуации. В первую очередь - были нарушены нормы при строительстве и эксплуатации трубопровода. Изначально он задумывался, как нефтепровод диаметром 750 мм, но позже, когда трубопровод был фактически построен, он был перепрофилирован в продуктопровод для транспортировки сжиженной газобензиновой смеси. Делать этого нельзя было, так как эксплуатировать продуктопроводы диаметром свыше 400 мм запрещено всеми нормами. Однако это было проигнорировано.

Как утверждают специалисты, этой страшной аварии можно было избежать. Еще за несколько дней машинисты проезжавших по данному перегону локомотивов сообщали о повышенной загазованности, однако данные сообщения были проигнорированы. Также на данном участке трубопровода за несколько часов до аварии упало давление газа, однако проблема была разрешена просто - увеличением подачи газа, что, как теперь понятно, лишь усугубило ситуацию. В итоге об утечке никто не узнал, и вскоре прогремел взрыв.

Интересно, что существует и конспирологическая версия причин катастрофы (куда уж без нее!). Некоторые «эксперты» уверяют, что взрыв был ничем иным, как диверсией американских спецслужб. И это была одна из аварий, которая входила в секретную американскую программу по развалу СССР. Эта версия не выдерживает критики, но она оказалась очень «живучей» и сегодня у нее есть множество сторонников.

Масса недочетов, игнорирование технических проблем, бюрократизм и элементарная халатность - вот истинные причины железнодорожной катастрофы под Уфой в ночь с 3 на 4 июня 1989 года.

Хроника событий

Хронику событий можно начать с того момента, когда машинист одного из проходящих по перегону Аша - Улу-Теляк поездов сообщил о повышенной загазованности, которая, по его мнению, представляла опасность. Это было примерно в десять часов вечера по местному времени. Однако сообщение или было проигнорировано диспетчерами, или просто-напросто не успело дойти до ответственных должностных лиц.

В 1:14 местного времени в низине, заполненной «газовым озером», встретились два поезда, и прогремел взрыв. Это был не просто взрыв, а взрыв объемный, который, как известно, является самым разрушительным типом химических взрывов. Газ загорелся сразу во всем объеме, и в этом огненном шаре температура на мгновение поднялась до 1000 градусов, а длина фронта пламени достигала почти 2-х километров.

Катастрофа произошла в тайге, в отдалении от крупных населенных пунктов и дорог, поэтому помощь не могла прийти быстро. Первыми к месту аварии пришли жители расположенного в 11 км поселка Аша, ашинцы и впоследствии сыграли большую роль в спасении пострадавших - они ухаживали за больными и вообще оказывали посильную помощь.

Через несколько часов к месту катастрофы стали прибывать спасатели - первыми к работе приступили солдаты батальона гражданской обороны, а затем к ним присоединились и бригады спасательных поездов. Военные производили эвакуацию пострадавших, разгребали завалы, восстанавливали пути. Работа шла быстро (благо, в начале июня ночи светлые и рассвет наступает рано), и к утру об аварии говорил лишь выжженный в радиусе километра лес, да разбросанные вагоны. Все пострадавшие были вывезены в больницы Уфы, а останки погибших извлекались еще в течение дня 4 июня, и на автомобилях доставлялись в уфимские морги.

Полностью работы по восстановлению путей (ведь это Транссиб, его остановка на длительное время чревата самыми серьезными проблемами) были завершены через несколько дней. Но на протяжении еще многих дней и недель врачи боролись за жизни тяжелораненых людей, а родственники со слезами на глазах пытались опознать в обожженных фрагментах тел своих родных и близких…

Последствия

По разным оценкам, сила взрыва составляла от 250 - 300 (официальная версия) до 12 000 тонн тротилового эквивалента (напомним, что сброшенная на Хиросиму атомная бомба имела мощность 16 килотонн).

Зарево этого чудовищного взрыва было видно на расстоянии до 100 км, ударной волной выбило стекла во многих домах поселка Аша на расстоянии 11 км. Взрывом разрушено около 350 метров железнодорожных путей и 3-х км контактной сети (разрушено и опрокинуто 30 опор), повреждено порядка 17 км воздушных линий связи.

Повреждения получили два локомотива и 37 вагонов, 11 вагонов было сброшено с путей. Почти все вагоны выгорели, очень многие из них были смяты, у части вагонов отсутствовала крыша и обшивка. А несколько вагонов были изогнуты, как бананы - сложно представить, какой силой обладал взрыв, чтобы за мгновение сбросить с дороги и так покорежить многотонные вагоны.

Из-за взрыва начался пожар, который охватил территорию свыше 250 гектар.

Повреждения получил и злополучный трубопровод. Было принято решение не восстанавливать его, и вскоре он был ликвидирован.

Взрыв унес 575 человеческих жизней, из них 181 ребенок. Еще 623 человека получили серьезные травмы, и остались инвалидами различной категории. На месте погибло 258 человек, однако никто не берется утверждать, что это точные цифры: людей буквально разорвало взрывом на части, их тела смешались с землей и искореженным металлом, и большинство обнаруженных останков представляло собой не тела, а лишь изувеченные фрагменты тел. И никто не знает, сколько погибших осталось под наспех восстановленным железнодорожным полотном.

Еще 317 человек умерло в больницах в течение нескольких дней после аварии. Многие люди получили ожоги 100% поверхности тела, переломы и другие повреждения (в том числе травматическую ампутацию конечностей), а поэтому просто не имели шансов на выживание.

Современное положение

Сегодня в том месте, где 24 года назад прогремел чудовищной силы взрыв, тайга и тишина, нарушаемая проходящими мимо товарными и пассажирскими поездами. Однако электрички, следующие из Уфы в Ашу, не просто проходят мимо - они непременно останавливаются у платформы «1710-й километр», построенной здесь через несколько лет после катастрофы.

В 1992 году рядом с платформой был возведен мемориал в память жертв катастрофы. У подножия этого восьмиметрового монумента можно увидеть несколько путевых табличек, сорванных во время взрыва с вагонов.

Предупредить и не допустить

Одной из причин катастрофы стало нарушение норм эксплуатации продуктопроводов - на трубе отсутствовали датчики контроля утечек, не проводился и визуальный осмотр обходчиками. Но опаснее было другое: трубопровод на своем протяжении имел 14 опасных сближений (менее 1 километра) и пересечений с железными и автомобильными дорогами. Проблемный трубопровод демонтировали, однако проблема не была решена - в стране проложены десятки тысяч километров трубопроводов, и за каждым метром этих труб невозможно уследить.

Однако реальные шаги для предотвращения подобных катастроф в будущем были сделаны спустя 15 лет после аварии: в 2004 году по заданию ОАО «Газпром» была разработана система контроля переходов магистральных трубопроводов через дороги (СКП 21), которая с 2005 года и по сегодняшний день внедряется на трубопроводах России.

И теперь остается надеяться, что современная автоматика не даст повториться катастрофе, подобной уфимской.

54.948056 , 57.089722
1710-й километр Транссибирской магистрали после катастрофы, 1989
Подробные сведения
Дата 4 июня 1989
Время 01:14 (+2 МСК, +5 GMT)
Место перегон Аша - Улу Теляк в ненаселённой местности
Страна СССР
Железнодорожная
линия
Транссибирская железнодорожная магистраль
Оператор Куйбышевская железная дорога
Тип происшествия крушение (крупнейшая катастрофа)
Причина взрыв газообразной смеси широких фракций легких углеводородов
Статистика
Поезда Два встречных поезда № 211 Новосибирск-Адлер и № 212 Адлер-Новосибирск
Число пассажиров 1284 пассажира (в том числе 383 - дети) и 86 членов поездных и локомотивных бригад
Погибшие 575 человек точно (по другим данным 645)
Раненые более 623
Ущерб 12 миллионов 318 тысяч Советских рублей

Железнодорожная катастрофа под Уфой - крупнейшая в истории России и СССР железнодорожная катастрофа, произошедшая 4 июня (3 июня по московскому времени) 1989 года в Иглинском районе Башкирской АССР в 11 км от города Аша (Челябинская область) на перегоне Аша - Улу-Теляк . В момент встречного прохождения двух пассажирских поездов № 211 «Новосибирск-Адлер» и № 212 «Адлер-Новосибирск» произошёл мощный взрыв облака лёгких углеводородов, образовавшегося в результате аварии на проходящем рядом трубопроводе «Сибирь-Урал-Поволжье». Погибли 575 человек (по другим данным 645 ), 181 из них - дети, ранены более 600.

Происшествие

На трубе продуктопровода «Западная Сибирь-Урал-Поволжье», по которому транспортировали широкую фракцию лёгких углеводородов (сжиженную газобензиновую смесь), образовалась узкая щель длиной 1,7 м. Из-за протечки трубопровода и особых погодных условий газ скопился в низине, по которой в 900 м от трубопровода проходила Транссибирская магистраль , перегон Улу-Теляк - Аша Куйбышевской железной дороги , 1710-й километр магистрали, в 11 км от станции Аша , на территории Иглинского района Башкирской АССР .

Примерно за три часа до катастрофы приборы показали падение давления в трубопроводе. Однако вместо того чтобы искать утечку, дежурный персонал лишь увеличил подачу газа для восстановления давления . В результате этих действий через почти двухметровую трещину в трубе под давлением вытекло значительное количество пропана , бутана и других легковоспламенимых углеводородов, которые скопились в низине в виде «газового озера». Возгорание газовой смеси могло произойти от случайной искры или сигареты, выброшенной из окна проходящего поезда.

Машинисты проходящих поездов предупреждали поездного диспетчера участка, что на перегоне сильная загазованность, но этому не придали значения.

Сила взрыва была такова, что ударной волной выбило стекла в городе Аша , расположенном более чем в 10 км от места происшествия. Столб пламени был виден более чем за 100 км. Разрушено 350 м железнодорожных путей, 17 км воздушных линий связи. Возникший при взрыве пожар охватил территорию около 250 га .

Взрывом были повреждены 37 вагонов и 2 электровоза, из них 7 вагонов - до степени исключения из инвентаря, 26 - выгорели изнутри. Воздействие ударной волны привело к сходу 11 вагонов. На откосе земляного полотна образовалась открытая продольная трещина шириной от 4 до 40 см, длиной 300 м, повлекшая сползание откосной части насыпи до 70 см. Были разрушены и выведены из строя: рельсо-шпальная решетка - на протяжении 250 м; контактная сеть - на протяжении 3000 м; продольная линия электроснабжения - на протяжении 1500 м; сигнальной линии автоблокировки - 1700 м; 30 опор контактной сети. Длина фронта пламени составила 1500-2000 м. Кратковременный подъем температуры в районе взрыва достигал более 1000 °C. Зарево было видно за десятки километров.

Место катастрофы расположено в труднодоступном малонаселенном районе. Оказание помощи было весьма затруднено этим обстоятельством. На месте было обнаружено 258 трупов, 806 человек получили ожоги и травмы различной степени тяжести, из них 317 умерло в больницах. Всего погибло 575 человек, травмировано - 623.

Трубопровод

В ходе эксплуатации в период с по 1989 годы на продуктопроводе произошло 50 крупных аварий и отказов, не приведших, однако, к человеческим жертвам.

После аварии под Ашой продуктопровод не восстанавливался и был ликвидирован.

Версии аварии

Официальная версия утверждает, что утечка газа из продуктопровода стала возможной из-за повреждений, нанесённых ему ковшом экскаватора при его строительстве в октябре 1985 года, за четыре года до катастрофы. Утечка началась за 40 минут до взрыва.

По другой версии причиной аварии явилось коррозионное воздействие на внешнюю часть трубы электрических токов утечки, так называемых «блуждающих токов » железной дороги. За 2-3 недели до взрыва образовался микросвищ , затем, в результате охлаждения трубы в месте расширения газа появилась разраставшаяся в длину трещина. Жидкий конденсат пропитывал почву на глубине траншеи, не выходя наружу, и постепенно спускался вниз по откосу к железной дороге.

При встрече двух поездов, возможно в результате торможения, возникла искра, которая послужила причиной детонации газа. Но вероятнее всего причиной детонации газа явилась случайная искра из-под пантографа одного из локомотивов.

Шесть лет продолжалось судебное разбирательство, было предъявлено обвинение девяти должностным лицам, двое из них подлежали амнистии . Среди остальных - начальник строительно-монтажного управления треста «Нефтепроводмонтаж», прорабы, другие конкретные исполнители. Обвинения предъявлялись по статье 215, часть II Уголовного кодекса РСФСР. Максимальная мера наказания - пять лет лишения свободы.

Была создана Ассоциация пострадавших и родственников погибших под Ашой.

Во втором часу ночи по местному времени со стороны Башкирии взметнулось яркое зарево. Столб огня взлетел вверх на сотни метров, затем докатилась взрывная волна. От грохота в некоторых домах вылетели стёкла.

Светлана Шевченко, завуч по учебно-воспитательной работе школы 107 :

Мальчишки наши в ту ночь не спали. Это был первый вечер, они шутили, болтали. Наша учительница Ирина Михайловна Стрельникова как раз обходила вагон и сказала: «Ребята, уже час ночи, а вы всё не спите…». А они на третьих полках разместились, им всем хотелось в одном купе ехать. Когда грохнуло, крышу снесло - их выбросило. Это их и спасло.

Алексей Годок, в 1989 году первый заместитель начальника пассажирской службы Южно-Уральской железной дороги :

Когда мы облетали место аварии, было такое впечатление, что напалм какой-то прошёл. От деревьев остались чёрные колья, как будто их ободрали от корня до верхушки. Вагоны были разбросаны, раскиданы…

Надо же такому случиться - поезд, который шёл из Новосибирска, на 7 минут опаздывал. Пройди он вовремя или встреться они в другом месте - ничего бы не случилось. Трагедия в чём - в момент встречи от торможения одного из составов прошла искра, там в низинке скопился газ и произошёл мгновенный взрыв. Рок есть рок. И безалаберность наша, конечно…

Я работал на месте аварии, вместе с КГБ и военными, изучали причины катастрофы. Уже к концу дня, 5 июня , мы знали, что это никакая не диверсия , это дикая случайность… Действительно, запах газа чувствовали и жители близлежащей деревеньки, и наши машинисты… Как показала проверка, скопление газа шло там в течение 20-25 дней. И все это время там шли поезда! Что касается продуктопровода, выяснилось, что там не велось никакого контроля, несмотря на то, что соответствующие службы обязаны регулярно следить за состоянием трубы. После этой катастрофы появилась инструкция для всех наших машинистов: почувствовав запах газа - тут же предупреждать и прекращать движение поездов, до выяснения обстоятельств. Нужен был такой страшный урок…

Владислав Загребенко, в 1989 году - врач-реаниматолог областной клинической больницы:

В семь утра мы вылетели с первым вертолетом . Часа три летели. Куда садиться, вообще не знали. Посадили около поездов. Сверху я видел (рисует) вот такой четко очерченный круг диаметром примерно с километр, и торчат чёрные обрубки сосен , как спички. Вокруг тайга . Лежат вагоны, изогнутые бананообразно . Там вертолётов, как мух. Сотни. Ни больных, ни трупов к тому времени не осталось. Военные идеально поработали: эвакуировали людей, трупы увезли, погасили огонь.

Была там одна девочка. По возрасту похожа на мою дочь. Головы не было, только два зуба снизу торчали. Чёрная, как сковородка. Думал, по ногам узнаю, она у меня танцевала, балерина была, но ног не было по самое туловище. А телом похожа была. Я потом корил себя, можно было и по группе крови узнать, и по ключице , она в детстве ломала … В том состоянии до меня это не дошло. А может, это она была… Неопознанных «фрагментов» людей осталось очень много.

Следствие по этому делу вела союзная прокуратура , и уже с самого начала следствие вышло на весьма именитые персоны: на руководителей отраслевого проектного института, утвердивших проект с нарушениями, на Донгаряна, заместителя министра нефтяной промышленности, который своим указанием ввиду экономии средств отменил телеметрию - приборы, которые контролируют работу всей магистрали. Я видел этот документ за его подписью. Раньше был вертолёт, который облетал всю трассу, его тоже отменили. Был обходчик - убрали и обходчика, тоже из экономии. А потом следствие почему-то переключилось на строителей: это они неправильно смонтировали, они во всём виноваты. Строило этот продуктопровод уфимское управление «Нефтепроводмонтаж». Поначалу привлекли руководителей, а потом амнистировали, поскольку они орденоносцы, и они проходили только как свидетели. А обвиняли во всём 7 человек: начальника участка, прораба… «

Сегодня мы поговорим про крупнейшую железнодорожную катастрофу под Уфой, на перегоне Аша-Улу-Теляк, в 1989 г.

«Железнодорожная катастрофа под Уфой - крупнейшая в истории России и СССР, произошедшая 4 июня (3 июня по московскому времени) 1989 года в Иглинском районе Башкирской АССР в 11 км от города Аша (Челябинская область) на перегоне Аша - Улу-Теляк.

В момент встречного прохождения двух пассажирских поездов № 211 «Новосибирск - Адлер» и № 212 «Адлер - Новосибирск» произошёл мощный взрыв облака лёгких углеводородов, образовавшегося в результате аварии на проходящем рядом трубопроводе «Сибирь - Урал - Поволжье». Погибли 575 человек (по другим данным 645), 181 из них - дети, ранены более 600.

4 июня 1989 года в 01:15 по местному времени (3 июня в 23:15 по московскому времени) в момент встречи двух пассажирских поездов прогремел мощный объёмный взрыв газа и вспыхнул гигантский пожар».

Люди уже легли спать, многие были раздеты… вагоны были заполнены пассажирами. В поездах ехали много детей, школьников. Потому после взрыва многие, даже выжившие, были раздеты… Сказать, что люди, дети были в шоковом состоянии - ничего не сказать… Ребятишки с 90 % ожогов тела, находясь в шоке, жалели что не доехали до моря, просили, что-то передать маме, спрашивали где часы, что были на руке, где игрушка… и через пять минут умирали. Взрослые не понимали, что происходит, думали, что началась война, бомбят, прятались в лесу. Боялись повторных ударов.

Родители считали счастьем, как бы кощунственно это не звучало, если нашли труп ребенка, потому что многим родителям, чьи дети ехали одни (школьники, подростки) выдали просто фрагменты одежды, тел, либо ничего… некоторые так и не нашли пропавших.

Жители близлежащих домов устроили в своих домах лазареты, у домов выбило стекла, стены были забрызганы кровью, замараны пеплом, пропитаны гарью. Очевидцы рассказывают, что выметали пальцы и фрагменты тел из домов, куда их принесло взрывной волной. Настолько мощным был взрыв.

Всего в поездах ехали 1284 пассажира (в том числе 383 - дети) и 86 членов поездных и локомотивных бригад.

Погибло минимум 575 человек (раненых более 1000 человек - на платформе также, 623 остались инвалидами), но ясно, что их было больше, поскольку много погибших так и остались пропавшими без вести, их прах рассыпался в ночном воздухе случайной деревни.

То есть единицы из попавших в ту злополучную трагедию остались целы и сравнительно невредимы, в основном - те, кто выжил - получили разной степени поражения, остались инвалидами.

Очевидцы рассказывали о черном грибе, поднимающемся в небо после взрыва, о выжженных лесах на километры от катастрофы… о сотнях фрагментах обгоревших человеческих тел, о детях, умиравших без помощи.

Главной механической причиной взрыва назвали повреждение газопровода ковшом экскаватора (в результате скопившегося облака газа и искры от близкого движения двух поездов произошел взрыв), нашли «стрелочников», посадили на пару лет, затем отпустили по условному сроку…

Дежурный персонал, заметив снижение давления в трубе газопровода за несколько часов до катастрофы (даже машинисты товарных поездов не раз сообщали диспетчерам о сильной загазованности на данном участке), вместо того чтобы искать утечку, еще больше усилили давление, накопилось много газа в кармане участка. Пожар мог вспыхнуть и от выброшенной в окно сигареты.

Среди политических версий опять же рассматривалась и диверсия, и теракт все с теми же целями что и при трагедии 1988-го в Арзамасе (провокации Запада, подрыв авторитета страны). Ведь невозможно поверить в мистику, когда трагедии происходят в один и тот же день с разницей в год… Маловероятно что это стечение обстоятельств.

Но какие бы политические цели не были - факт безалаберности дежурного персонала, работников служб опять же налицо. Что точно было причиной мы так и не узнаем, однако человеческий фактор в данной трагедии сыграл роковую роль - это очевидно.

В июне 1989 года произошла самая крупная железнодорожная катастрофа. В ней столкнулось два поезда на перегоне Уфа-Челябинск. В результате погибли 575 человек (из них 181 ребенок) и еще 600 человек ранено.

Приблизительно в 00 часов 30 минут по местному времени, около поселка Улу-Теляк раздался мощный взрыв - и вверх на 1,5-2 километра поднялся столб огня. Зарево было видно за 100 километров. В деревенских домах вылетели из окон стекла. Взрывная волна повалила непроходимую тайгу вдоль железной дороги на расстоянии трех километров. Столетние деревья горели, как большие спички.

Днем позже, я летал на вертолете над местом катастрофы, и видел громадное черное, словно выжженное напалмом пятно, диаметром более километра, в центре которого лежали искореженные взрывом вагоны.

...

По оценке специалистов, эквивалент взрыва составлял около 300 тонн тротила, а мощность была сравнима с взрывом в Хиросиме - 12 килотонн. В этот момент там проходили два пассажирских поезда - «Новосибирск-Адлер» и «Адлер-Новосибирск». Все пассажиры, следовавшие в Адлер, уже предвкушали отдых на Черном море. Им на встречу ехали те, кто возвращался из отпуска. Взрыв уничтожил 38 вагонов, два электровоза. Еще 14 вагонов взрывная волна сбросила с путей под откос, «завязав» в узлы 350 метров путей.

...

Как рассказывали очевидцы, десятки людей, выброшенные взрывом из поездов, метались вдоль железной дороги, словно живые факелы. Гибли целыми семьями. Температура была адской - на погибших сохранились оплавленные золотые украшения (а температура плавления золота выше 1000 градусов). В огненном котле люди испарялись, превращались в пепел. Впоследствии всех опознать не удалось, погибшие так обгорели, что невозможно было определить, мужчина это или женщина. Почти треть погибших хоронили неопознанными.

В одном из вагонов ехали юные хоккеисты челябинского «Трактора» (команда 1973 года рождения) - кандидаты в юношескую сборную СССР. Десять парней отправились на отдых. Девять из них погибли. В другом вагоне было 50 челябинских школьников, ехавших на сбор черешни в Молдавию. Когда произошел взрыв, дети крепко спали, и невредимыми осталось только девять человек. Ни один из учителей не выжил.

Что произошло на самом деле на 1710 километре? Рядом с железной дорогой проходил газопровод Сибирь - Урал - Поволжье. По трубе диаметром в 700 мм шел газ высокого давления. Из разрыва магистрали (около двух метров) произошла утечка газа, который разлился по земле, заполнив собой две большие ложбины - от прилегающего леса и до железной дороги. Как оказалось, утечка газа началась там давно, гремучая смесь накапливалась почти месяц. Об этом не раз говорили местные жители и машинисты проходящих поездов - запах газа чувствовался за 8 километров. О запахе в тот же день сообщил и один из машинистов «курортного» поезда. Это были его последние слова. По расписанию, составы должны были разминуться в другом месте, но поезд, следовавший в Адлер, опаздывал на 7 минут. Машинисту пришлось остановиться на одной из станций, где ожидающим врачам проводники передали женщину, у которой начались преждевременные роды. И потом один из поездов, спускаясь в низину, притормозил, и из-под колес полетели искры. Так оба поезда и влетели в смертельное газовое облако, которое взорвалось.

Каким-то чудом преодолев бездорожье, через два часа к месту трагедии прибыли 100 врачебно-сестринских бригад, 138 санитарных машин, три вертолета, работали 14 бригад «скорой помощи», 42 санитарные дружины, а затем и просто грузовики и самосвалы эвакуировали пострадавших пассажиров. Их привозили «вповалку» - живых, раненых, мертвых. Разбираться было некогда, грузили в кромешной тьме и спешке. В первую очередь в больницы отправляли тех, кого можно было спасти.

Людей со стопроцентными ожогами оставляли - помогая одному такому безнадежному, можно было потерять двадцать человек, у которых был шанс выжить. Больницы Уфы и Аши, принявшие основную нагрузку, были переполнены. Американские врачи, прибывшие в Уфу на помощь, увидев пациентов ожогового Центра, констатировали: «выживет не более 40 процентов, этих и этих вообще лечить не надо». Наши врачи сумели спасти более половины из тех, кого уже считали обреченными.

Следствие о причинах катастрофы вела Прокуратура СССР. Выяснилось, что трубопровод оставался практически без присмотра. К этому времени, из экономии или халатности были отменены облеты трубопровода, упразднена должность обходчика. Девяти лицам в итоге предъявили обвинения, с максимальной мерой наказания - 5 лет тюрьмы. После суда, который состоялся 26 декабря 1992 года, дело было отправлено на новое «расследование». В результате только двое были осуждены: два года с высылкой за пределы Уфы. Судебное разбирательство, продолжавшееся 6 лет, насчитывало двести томов показаний людей, имевших отношение к строительству газопровода. Но все закончилось наказанием «стрелочников».

Рядом с местом катастрофы сооружен восьмиметровый мемориал. На гранитной плите выбиты имена 575 жертв. Здесь ж, покоятся 327 урн с прахом. Вокруг мемориала за 28 лет выросли сосны - на месте прежних, погибших. Башкирское отделение Куйбышевской железной дороги построило новый остановочный пункт - «Платформа 1710 километр». Все электрички, идущие из Уфы на Ашу, делают здесь остановку. У подножья монумента лежат несколько маршрутных досок с вагонов поезда Адлер - Новосибирск.

Рассказать друзьям