Албанцы. Восточный колорит в Европе

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

На сегодняшний день Албанская мафия заняла первое место в мире по масштабам преступной деятельности. По сравнению с окутавшей всю Европу сетью Албанских кланов, лидеры Коза Ностры и Триады кажутся дворовыми гопниками.

Появление

Расцвет Албанской мафии начался во время войны в Югославии, в начале их специализацией было силовое прикрытие групп турецких и курдских наркоторговцев, занимавшихся поставками героина из Турции в Европу. Постепенно крутых албанских парней перестала устраивать роль наемников, и они взяли под контроль наркотрафик на так называемом «балканском маршруте». Во время войны в Косово часть средств, получаемых от продажи наркотиков, шла на закупку оружия для УЧК - тогда подпольной Армии освобождения Косово.
После войны получив статус беженцев, сотни тысячь Албанцев разселились по всей Европе и США, а бывшие солдаты быстро поняли как можно применять полченный на войне опыт.


Организация

Внутренняя организация албанской мафии - это прежде всего узкий круг лиц, являющихся частью семьи, клана, рода, куда человеку со стороны просто не попасть. Это люди, связанные жесткими, подчас неоправданно жестокими, законами кровного братства, веры, ни с чем не сравнимого албанского жизненного уклада и, в конце концов, не похожим ни на какой другой языком. Это семьи, которые общаются только между собой, женят своих детей на основе заблаговременно достигнутой договоренности, пристально следят за каждым, без преувеличения, шагом своих многочисленных братьев и сестер и готовы в любой момент на практике применить суровые законы кровной мести, чтобы отомстить или смыть позор со своей семьи.


Деятельность

За последние годы албанские диаспоры значительно увеличились в Италии, Великобритании, Австрии, Германии, Швейцарии, Норвегии, Польше, Чехии и еще в нескольких европейских странах. Закончив воевать в Косово, многие боевики УЧК устремились в Италию и успешно там закрепились. Сегодня наиболее мощная преступная группировка, состоящая из этнических албанцев, действует в Милане. Албанские преступные кланы создали массу проблем для итальянской мафии. Оказалось, что старомодные мафиози не способны противостоять бурному натиску бывших боевиков УЧК. Солидные «крестные отцы» «коза ностра», сочли за лучшее не связываться с отморозками, которые все споры привыкли решать при помощи автоматов Калашникова и гранатометов.

Следом за итальянскими мафиози появление нового игрока на криминальной сцене ощутили британские: их привычные отрасли тоже переходят в руки албанцев. Албанские преступные группировки уже «прописались» в Лондоне, Ливерпуле, Глазго, Эдинбурге, других крупных городах Королевства. По данным Скотленд-Ярда, проституция в Англии сегодня на 75% находится под контролем албанских «бригад». Преступные сообщества косовских албанцев взяли под контроль уже 80% поставок героина в Швейцарию, Австрию, Германию, Венгрию, Чехию, Швецию, Норвегию.

В Америке албанская мафия главным образом проявляет себя в поставке наркотиков из Афганистана, Турции через Белград. «Балканский коридор», по мнению экспертов, обеспечивает от 25% до 40% черного рынка героина в США. Объем поставок лишь одной пресеченной в Нью-Йорке албанской группировки, был оценен в 125 миллионов долларов.

Существует мнение и оно уже якобы подтверждено фактами что США сами спонсируют и организуют доставку наркотиков в Европу и имеют с нее немалые суммы. Раньше в Афганистане как таковом не перерабатывали "растительность", были небольшие кустарные мастерские. Теперь же целые заводы по переработке, с лучшим оборудованием. Это еще ничего, но все дело в том что эти заводы находятся недалеко от военных баз, но ни один из них еще не "закрыт". Переработанный "белый порошек" в крыльях самолетов доставляется на военную базу США на Балканах там он расходится по кланам и потом плывет по Европе. Албанская мафия ведет работы по генной модификации южноамериканской коки, используемой для производства кокаина, с целью массового выращивания этого растения в Европе и превращения территории края Косово в "европейскую Колумбию"

Крупнейший албанский мафиозный клан возглавляет Хашим Тачи, нынешний премьер Косово. Согласно секретным докладам КФОР этот клан владеет тремя нелегальными лабораториями по переработке героина. Лица, причастные к контрабанде наркотиков в Косово, сейчас занимают важнейшие государственные посты в этом крае. По некоторым оценкам через территорию этого края проходит около 65 процентов мирового героина. А в Европу через Косово попадает 90 процентов всех наркотиков.

«Казалось, даже Небо отвернулось от греков. Когда ночью 24 мая 1453 года икону Богородицы «Одигитрия» водрузили на носилки и понесли вокруг стен, наступило Лунное затмение, а затем в полной темноте икона упала на землю. Все закричали и бросились поднимать святыню, но она как будто налилась свинцом и никак не поддавалась человеческой силе. А под утро над куполом Святой Софии видели таинственное свечение, как будто Святой Дух покидал храм и сам город «.

Это описание штурма и захвата Константинополя заставило задуматься о будущем своей собственной страны одного из лучших французских специалистов в области борьбы с организованной преступностью, преподавателя кафедры криминалистики Парижской консерватории профессий и ремесел, советника главы внутренней французской разведки Ксавье Рауфера (официальный псевдоним; настоящая фамилия - де Бонген).

Он полагает, что, подобно византийцам в последние годы существования их царства, французы склонны отрицать все более громко заявляющую о себе агрессивную реальность. Специалист ссылается на свой опыт работы с албанскими мафиозными структурами, отцами-основателями итальянской «Каморры» и «Коза ностры».

Господин Бонген рассказал «Правде.Ру», что французские власти нанимают чеченцев для поддержания порядка в алжирских и марокканских кварталах Ниццы. Сами же французы продолжают дегустировать вино и рассуждать о прекрасном. Что это - пир во время чумы или обреченное предчувствие конца?

Вы написали книги «Албанская мафия», «Киберпреступления» и другие о криминальной Европе. Насколько албанская преступность опасна для Франции?

Уже почти 30 лет у меня есть на юге Греции дача, вокруг живут сплошные албанцы, они - хорошие друзья. Албанское население не более виновно в том, что делают албанские банкиры, чем сицилийское население в том, что вытворяет сицилийская мафия. В течение нулевых годов возникла серьезная проблема с албанской мафией. Особая опасность заключается в том, что албанцы исторически - очень четко иерархизированный, структурированный народ.

Многие чиновники в Османской империи были албанского происхождения. Это прирожденные управленцы; к сожалению, это теперь проявляется в уголовной среде. Когда Югославия стала распадаться, мы заявили, что открываем ящик Пандоры, но никто не захотел нас слушать. С нулевых годов албанские мафиози распространились по всей Европе.

Еще когда османы прибыли на Балканы, очень многие албанцы, не желая обращаться в ислам, отправились на юг Италии. Они образуют компактную группу в Калабрии - несколько сот тысяч человек. И возможно, их клановые традиции позволили создать феномен южноитальянской мафии. Албанская мафия обладает глубокими корнями и в Швейцарии, большая часть денег там находится под ее негласным контролем.

В 90-е годы Югославия рухнула и пропала в пламени гражданской войны, появились независимые страны. Соседняя Албания в те годы превратилась в гнездо-прибежище всякого терроризма. Я знаю случай, когда мэр города и глава мафии был одним и тем же человеком. Сейчас там положение несколько устаканилось, но еще хватает опасных людей в стране, и они по-прежнему едут в другие страны.

Девяносто девять процентов албанцев, живущих в Албании, исповедуют суфизм, который развернут в сторону экстаза, личной молитвы и создания личного пространства. Другие мусульмане находят их странными. У них есть распятье, которое висит у одного из главных символов Бога, у него изо рта изливался золотой поток и так далее. Конечно, у них есть и фанатики, но их роль не очень велика. Многие из молодого поколения не религиозные люди, возможно, даже забывают, какую религию исповедовали их пращуры.

Американское и другие западные посольства хорошо понимают, что есть безумное количество исламистов-экстремистов, живущих на Балканах, собравшихся со всех стран мира, которые обращают умеренных мусульман в свою веру, но сделать с этим ничего не могут. Там есть и православные сербы с очень резким настроем.

- Откуда еще прибывают экстремисты в Европу?

Главный их поставщик - ИГИЛ (запрещенная в России организация). Сейчас оно столкнулось с тем, что границы закрыты, потому что Турция больше не пускает игиловских засланцев в Европу. Тогда ИГИЛ начало направлять своих боевиков в Западную Европу через Средиземноморье. Игиловцы по-прежнему представляются беженцами. Утратив возможность прохода через Турцию, они теперь штурмуют Европу с юга.

- Сейчас Франция приглашает к себе чеченцев. Почему, зачем?

Потому что чеченцы теперь контролируют в ряде южных городов Прованса различные дискотеки, злачные места и поддерживают там порядок, умудряясь сдерживать население магрибского происхождения.

Получается, теперь чеченцы установили свой закон в Провансе. Но вы говорили об опасности мусульманской мафии и терроризма на территории Западной Европы…

Не надо сравнивать разные ситуации. Это совершенно другое. Чеченцы во Францию были приглашены, чтобы они могли укорениться в тяжелых кварталах, где высокий уровень преступности выходцев из Алжира, Марокко, Туниса, много хулиганства и криминала. Чеченцы, которые живут во Франции, себя ведут нормально, они понимают, что их могут экстрадировать, а они совершенно не желают быть выставленными.

Часто им поручают заняться безопасностью в частных предприятиях, ЧОПах. Это ребята, как правило, мощные, с хорошей подготовкой, устойчивой психикой и чувством локтя. От них не проистекает никакой преступности. У нас много проблем такого рода с кочевыми племенами, которые порождают нестабильную обстановку.
Происходят драки между кавказскими народами в кварталах расселения юга Франции, иногда с магрибцами, но они сами умеют поддерживать порядок, все очень быстро приходит в правильное состояние. Мы расшифровали различные телефонные разговоры албанской мафии и были потрясены, что эти крайне жестокие парни очень боятся чеченцев.

Вы ввели термин «византийский синдром», который сейчас наблюдается во Франции и почти во всей Европе. Что вы подразумеваете под этим?

Мы должны вспомнить о том, что произошло в последние десятилетия существования Византийской империи. Там существовало некое желание окуклиться внутри своего собственного общества, принять позу эмбриона и заниматься только своими проблемами. Тогда было очень много анафем - легко предавали людей анафеме, отлучали от Церкви.

В самый разгар этих христианских гонений, выяснений отношений между собой византийцы отказались от помощи сербов, потому что они не принимали полностью все интеграционные уложения Византийской православной империи. В результате сербы отшатнулись и оказались на стороне турок. Там не было жесткого деления по религии, на стороне мусульманских завоевателей были и христиане, и, наоборот, случалось то, что сторонниками византийцев выступали мусульмане. Скорее деление по интересам было более, чем по религии.

Поэтому я называю византийским синдромом желание окуклиться, отрицать реальность, которая вокруг происходит. Согласно легенде, в последний день Византии император беседовал с приближенными о теологическом вопросе по поводу пола ангелов. Их интересовало, кто ангелы - мальчики или девочки. Часовые, стоявшие на крепостной стене, отправились к басилевсу и сказали, что турки уже под стенами, а император ответил: не смейте меня тревожить мелкими проблемами, когда я решаю серьезный вопрос.

Через три дня Византии не стало. То же самое сейчас в Европе. В Швеции происходит теракт, а уже через три дня вся Швеция интересуется совершенно другой проблемой - межполовыми отношениями. Так что мы на Западе из-за нашей неспособности интересоваться современностью и решать проблемы очень скоро рискуем повторить судьбу византийцев. Мы не умеем противостоять опасности.

Беседовал Александр Артамонов

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Албанская мафия или албанская организованная преступность являются общими терминами, используемыми для различных преступных организаций, базирующихся в Албании или состоящих из этнических албанцев . За пределами Албании распространена в США и Европейском союзе . В данном случае термин «мафия» не подразумевает, что вся албанская преступная деятельность координируется и регулируется общим руководящим органом со штаб-квартирой в Албании, Косове , Республике Македонии и др.

История

После падения коммунистического режима в Албании в начале 1991 года албанская мафия обрела связь с остальным миром, что привело к её расширению на международной арене.

Связь с «Армией освобождения Косова »

В популярной культуре

  • Албанские бандиты «присутствуют» в датском фильме Дилер 3 .
  • В вышел фильм Люка Бессона , «Заложница ». Главный герой противостоит албанской мафии, которая с целью продажи похитила его дочь в Париже.
  • В игре Grand Theft Auto IV присутствует албанская мафия.
  • В сериале «Law and Order: Criminal Intent» албанская мафия похищала детей и женщин.
  • Миссия в игре SOCOM 2 проходит в Албании, где необходимо захватить несколько преступных главарей.
  • Действия французского фильма «Осиное гнездо» фр. Nid de guêpes разворачиваются вокруг албанского преступного главаря.
  • Основанный на реальном фоне албанской мафии в Антверпене, фильм Досье «К»" (2009) Dossier K, режиссёра Яна Верхейена.

Напишите отзыв о статье "Албанская мафия"

Примечания

Отрывок, характеризующий Албанская мафия

Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»
Носилки тронулись. При каждом толчке он опять чувствовал невыносимую боль; лихорадочное состояние усилилось, и он начинал бредить. Те мечтания об отце, жене, сестре и будущем сыне и нежность, которую он испытывал в ночь накануне сражения, фигура маленького, ничтожного Наполеона и над всем этим высокое небо, составляли главное основание его горячечных представлений.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастием, когда вдруг являлся маленький Напoлеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение. К утру все мечтания смешались и слились в хаос и мрак беспамятства и забвения, которые гораздо вероятнее, по мнению самого Ларрея, доктора Наполеона, должны были разрешиться смертью, чем выздоровлением.

 And the Winner is ...the Albanian Mafia
А победитель — ...албанская мафия
Frank Cilluffo and George Salmoiraghi
Фрэнк Сайлаффо и Джордж Сэлмойраги

The Washington Quarterly

Фрэнк Дж. Сайлаффо — заместитель директора международной программы по борьбе с организованной преступностью Global Organized Crime. Программа реализуется Центром стратегических и международных исследований Массачусетского технологического института, в котором Сайлаффо руководит семью оперативными группами, занимающимися проблемами международной преступности и терроризма. Джордж Сэлмойраги — аналитик, работающий по этой же программе.

Мирные договоренности подписаны, в Косово развернут контингент миротворческих сил НАТО. Пора короновать победителя. Несмотря на то что НАТО вроде бы достигло своих целей в войне — Сербию заставили согласиться на вывод войск, жители Косово вернулись в свои дома, в край вошли миротворцы,— настоящим победителем стала албанская мафия.
Проведение воздушных операций стоило НАТО около $5 млрд. Основное бремя расходов взяли на себя Соединенные Штаты. Миротворческая операция обойдется в этом году по меньшей мере еще в $3 млрд, а в последующие годы победители выделят около $50 млрд на реконструкцию. Однако не все тратят деньги. На этническом конфликте нажились, разрослись, увеличили свое влияние албанские преступные кланы. Они преумножили свое богатство, проникли в правительство и узурпировали власть в стране. И теперь Албания находится на краю пропасти беззакония и неуправляемости.
Контрабанда — основная специализация албанской мафии. И за последние несколько десятков лет албанцы стали доминировать на рынке контрабанды в Европе и за ее пределами, оставив позади даже своих сильнейших конкурентов — итальянскую мафию. Контрабандисты есть контрабандисты, и ассортимент товара, которым они торгуют, зависит от спроса: будь то наркотики, оружие, топливо, краденые вещи — или люди. В результате конфликта огромный поток людей покидает Косово в поисках безопасных территорий. Это, в свою очередь, вызвало настоящий бум контрабанды — албанская мафия не успевала выполнять все заказы. Во время войны преступные кланы с молчаливого согласия албанских властей и коррумпированной полиции незаконно переправляли более 10 000 косовских беженцев в месяц. Окончание войны не лишило контрабандистов этого источника прибыли: опасаясь мести, из Косово уезжают сербы. Албанские криминальные кланы всегда за равные права и возможности: некоторые из них уже влились в новый рынок и переправляют своих заклятых врагов на безопасные территории — если цена устраивает.
Хотя контрабанда беженцев не новый бизнес в этом регионе, косовские албанцы — более выгодный объект для перевозки, чем повседневный "живой груз", состоящий из курдов, китайцев, албанцев и людей других национальностей, мигрирующих по Восточной Европе. В поисках лучшей жизни косовары платили контрабандистам до $900 за одного взрослого человека — значительно больше, чем обычные $400,— и $250 за ребенка.
Следуя своей обычной практике, албанцы варьировали ставки в зависимости от пункта назначения: например, беженцы, направляющиеся в Италию, платили как за билет эконом-класса, в Германию и Швейцарию — как за билет бизнес-класса, в Англию — эквивалент стоимости билета первого класса. Согласно данным Европола, еще до войны контрабанда людей была более прибыльным занятием, чем перевозка наркотиков, и не таким рискованным — в случае задержания наказание было менее суровым. Незаконная перевозка людей только в страны Европейского Союза имела годовой оборот в $3-4 млрд еще до того, как были сброшены первые натовские бомбы. Сейчас это самый прибыльный и быстроразвивающийся бизнес на Балканах.
Власти европейских государств обеспокоены нарастанием масштабов нелегальной иммиграции и прибылями, которые получает от этого албанская мафия. Европол организовал подразделение, занимающееся проблемами контрабанды, но неясно, какими способами оно будет бороться с растущими объемами тайной перевозки людей, которые просят убежища в различных странах. Согласно Шенгенскому соглашению, попав в одну страну ЕС, путешественник может беспрепятственно въезжать в любую другую без необходимости идентифицировать личность на пропускных и пограничных пунктах. Контрабандисты и преступные кланы получили неограниченный доступ к большей части Европы, выискав самое слабое звено цепи — последнее пересечение границы, где контроль не такой строгий — и воспользовались им.
Многие этнические албанцы, просившие убежища в европейских государствах,— не косовары, а албанские иммигранты-нелегалы. Заплатив положенную сумму, "беженцы" получали заранее приготовленные речи о выпавших на их долю ужасных испытаниях, которые они должны были произносить в иммиграционных службах. Эти люди заняли место законных беженцев, которые действительно перенесли все жестокости войны. Нелегальные иммигранты обременили систему незначительными просьбами, претензиями и испытывали терпение иммиграционных служб. Только в Великобритании в результате нестабильной ситуации на Балканах ожидается рекордный приток иммигрантов — 45 тыс. человек. На это британскому правительству придется выделять $2 млрд в год.
С гуманитарной точки зрения "человеческий груз", перевозимый албанской мафией, причиняет больше всего беспокойства, но это не единственный источник доходов преступных кланов. В 1997 году Интерпол заявил, что "косовским албанцам принадлежит огромная доля рынка героина в Швейцарии, Австрии, Бельгии, Германии, Венгрии, Чешской Республике, Норвегии и Швеции". Глава шведского отделения по борьбе с наркотиками оценивает объем поставляемого в Скандинавские страны героина в "сотни, возможно, даже тысячи килограмм". Когда задерживают одного или двух из основных поставщиков, наступает затишье всего на пару месяцев, а затем в игру вступают другие кланы. Албанские преступные группировки контролируют около 70% рынка героина в Германии и Швейцарии, а британские власти отметили рост объема торговли героином в Центральной Европе.
В последние годы каналы перевозки наркотиков через Балканы соединились с маршрутами, начинающимися в Юго-Восточной Азии. Главный канал транспортировки, известный как Балканский маршрут, пропускает 80% предназначенного для продажи в Европе на сумму около $400 млрд в год.
Опиум, выращенный в Афганистане и Пакистане (центр так называемого Золотого Полумесяца), перерабатывают в Турции, а затем через бывшую Югославию и Чехию направляют в другие регионы Европы. Далее Балканский маршрут ведет в Великобританию через французский порт Кале, где албанская мафия имеет прочные позиции. В портах канала Ла-Манш албанцы нанимают посредников, которые перебивают запах наркотика, загружая на свой транспорт мясо, корм для животных и свежие цветы, чтобы ввести в заблуждение служебных собак, определяющих наркотики по запаху.
Кланы получают двойную прибыль, для прикрытия занимаясь транспортировкой, например, нефти в Македонию в обход греческого эмбарго и используя перевозку товаров, чтобы скрыть дополнительный груз героина. А люди, стремящиеся попасть в Европу,— самые подходящие перевозчики товара.
Албанская мафия ведет транснациональные операции. Албанские кланы рассеяны в Косово и Македонии так же, как и в Албании. Более того, косовские кланы взаимодействуют с турецкой и болгарской мафией. Недавние аресты также показывают, что албанская мафия использует чешских курьеров для транспортировки героина турецким и английским дилерам, базирующимся в Великобритании. Контрабандисты образовали альянсы со своими преступными коллегами в Италии, включая Cosa Nostra.
Не секрет, что итальянская мафия после недавнего усиления борьбы с организованной преступностью в Италии переместилась во Влоре, городок на морском побережье в Южной Албании. Но во многих местах албанцы начинают выживать своих конкурентов. В Турине, по сведениям из итальянских официальных источников, албанцы вытеснили все прочие иностранные криминальные группировки — от нигерийцев до марокканцев,— действовавшие в этом районе.
Албанцы и итальянцы связаны симбиотическими и одновременно конкурентными отношениями. Албанцы получают от мафии возможность заниматься бизнесом, но им доверяют лишь неквалифицированную работу. Несмотря на такое двойственное существование албанцев, итальянцы все же опасаются, что те сумеют воспользоваться наплывом беженцев для расширения сферы своего влияния в Южной Италии.
В докладе министерства внутренних дел Великобритании говорится, что албанские кланы отличаются особой жестокостью и "итальянская мафия выглядит по сравнению с ними новичками".
Успех албанской мафии наглядно иллюстрирует, к чему может привести отсутствие государственной власти. Около 10% населения города Влоре занимается — напрямую или косвенно — контрабандой. Контрабандисты-одиночки могут выручить за один удачный ночной рейс $13 тыс., тогда как преступные группы получают до $400 тыс.
Увеличение числа дорогих итальянских и германских автомобилей в Албании свидетельствует о росте контрабанды, а в недавно опубликованном расследовании журналиста Франка Вивиано говорится о том, что две трети машин на улицах Влоре и Дурреса — краденые. Контрабандисты перевозят свой товар через страны Центральной и Восточной Европы в итальянских машинах, заявленных как угнанные, чтобы ввести в заблуждение страховщиков. После одной или двух поездок курьер оставляет машину себе в качестве премии. Угнанными машинами пользуются не только гангстеры, их можно обнаружить везде. Европейская организация по борьбе с наркотиками — Geopolitical Drug Watch — определила масштабы распространения нелегального автомобильного бизнеса, опубликовав материалы об аресте президента Центробанка Албании, который во время отпуска путешествовал по Италии на машине, числящейся в угоне.
Кланы продолжают процветать благодаря ухудшению политической ситуации в Албании, которая создает идеальную среду для незаконной деятельности. Организованная преступность, как правило, расцветает при слабом правительстве, отсутствии законов, направленных против наркобизнеса, плохом оснащении полиции, экономике, завязанной на наличных деньгах, и неразвитой банковской структуре. Все это присутствует в Албании.
Коммунистическое правление держало страну в изоляции на протяжении 47 лет. Албания, погрязшая в насилии и коррупции, все еще пытается сбросить свою коммунистическую шкуру. Провозгласив демократию в 1991 году, страна сделала попытку построить рыночную экономику. Экономика в 1997 году потерпела крушение, сопровождавшееся крахом финансовых пирамид, которые поддерживало правительство, и до сих пор не оправилась от всего этого. Экономический кризис вызвал волну беспорядков и мародерства — на фоне беззакония, которое, по всем признакам, усугубляется. Коррупция распространяется до самых верхов до такой степени, что парламент страны прозван "парламентом Калашникова" за полное равнодушие к проблеме организованной преступности и тесные связи с торговцами оружием.
Слабая политическая система Албании не дает правительству инструментов для борьбы с мафией. Парламент, служащий интересам влиятельных группировок, слишком медленно принимает законы против наркобизнеса, которые в нынешней политической обстановке никогда не заработают.
Албанская полиция не подготовлена к борьбе с наркодельцами, плохо вооружена и оснащена. Ее подразделения комплектуются недостаточно квалифицированными людьми, так же как и подразделения, специализирующиеся на борьбе с финансовыми злоупотреблениями.
Полиция получает недостаточную поддержку со стороны правительства; очень редко дело доходит до арестов, а тем более до судебного разбирательства и вынесения приговора. Коррупция процветает в стране, деморализованной низкой оплатой труда, отсутствием действующего законодательства и продажными властями. Нередки случаи подкупа офицеров полиции.
Гуманитарная помощь, поступившая в Албанию в результате военных действий в Косово, была получена при "вакууме власти". Истинные нуждающиеся ее не получили — в основном помощь распределяется между власть имущими и их родственниками или продается по баснословным ценам. Между тем албанское правительство уже растратило годовой бюджет из-за войны в Косово. Правительство сломлено, а мафия, напротив, обогащается и расширяет свою деятельность через разветвленную сеть контрабандных связей.
Проявляются все новые последствия проникновения организованной преступности в правительственные круги. Коль скоро президент Клинтон и страны "большой восьмерки" намерены сконцентрировать усилия на попытках перестройки, во главу угла им следует поставить создание основ стабильного общества в Албании, подвластного силе закона. Вашингтон должен подняться выше дипломатии доллара и ракет "Томагавк" — эликсира внешней политики США последних шести с половиной лет. Доллары и ракеты лечили симптомы, но не причины албанского политического и экономического недомогания. США должны доказать, что они могут обеспечить большинство рядовых албанцев инструментами, с помощью которых те помогут себе сами. С этой целью необходимо сделать подотчетными и прозрачными использование и распределение поступающей в страну гуманитарной помощи и средств, выделенных на реконструкцию страны. Такая подотчетность необходима, чтобы предотвратить злоупотребления и мародерство, подобные тем, что существуют сегодня в России. Окончание военных действий не означает прекращения сотрудничества. Для Запада было бы трагедией, отвоевав Косово, проиграть Албанию мафии.

Перевели ЛЮБОВЬ Ъ-ГРАХОВА и ИЯ Ъ-МОЦКОБИЛИ

Целая серия крупномасштабных полицейских операций конца 90-х гг. с участием детективов из многих европейских стран доказала, что Интерпол нисколько не преувеличивал возможности албанской наркомафии. К наиболее успешным акциям, пожалуй, можно отнести арест одного из самых влиятельных албанских криминальных боссов - тридцатипятилетнего Принца Доброши.

ГЕРОИНОВЫЙ ПРИНЦ

Высокопоставленный албанский гангстер был задержан 23 февраля 1999 г. в Праге. Таким образом была поставлена точка в двухлетней оперативной разработке под условным названием "Клетка". Вместе с чешскими сыщиками, специализирующимися на борьбе с наркобизнесом, деятельность Доброши и его подручных с 1997 г. активно изучали детективы Швеции, Дании и Норвегии. Всего по делу клана Доброши удалось задержать и взять под стражу больше сорока гангстеров (аресты проводились одновременно в различных странах Западной Европы). Согласно имеющейся у полицейских информации, клан Доброши обеспечивал поставки героина на северном участке "балканского маршрута". Крупные партии наркотика албанские наркодилеры получали на Балканах, а затем через Чехию переправляли в скандинавские страны. Доброши контролировал 90% героиновых поставок в Швецию и Норвегию.

Шеф управления по борьбе с наркобизнесом чешской полиции Иржи Коморус заявил тогда, что согласно информации, которой располагает его ведомство, часть средств, вырученных от продажи героина, шла на закупку оружия, в том числе и переносных зенитных ракетных комплексов. По мнению Коморуса и его коллег, клан Доброши можно считать одной из наиболее могущественных преступных организаций косовских албанцев, действующих на территории Западной Европы и специализирующихся на контрабандных поставках героина.

Принц Доброши к моменту ареста в Праге уже был официально признанным "плохим парнем". В 1994 г. норвежский суд приговорил его к четырнадцати годам тюрьмы за совершение тяжких преступлений. Однако выходец из Косово не смирился с таким поворотом в своей судьбе. В январе 1997 г., подкупив охранника, он умудрился сбежать из норвежского узилища. После побега Доброши некоторое время скрывался на Балканах. Затем в одной из хорватских клиник ему была сделана пластическая операция, после чего Принц вернулся к любимому делу - наркобизнесу.

Вскоре после ареста он был экстрадирован в Норвегию, где ему предстояло сначала отбыть прежний срок, а потом еще получить новый.

УЧЕНИКИ ПРОТИВ УЧИТЕЛЕЙ

Но, несмотря на отдельные успехи борцов с наркобизнесом, позиции албанской организованной преступности в странах Западной Европы продолжали укрепляться. Нередко "плохие албанские парни" (прежде всего уроженцы Косово) умудрялись потеснить даже таких заслуженных и авторитетных коллег, как классические итальянские мафиози. Причем у них же дома - в Италии.

В том же 1999-м сотрудники специализированного антимафиозного отдела итальянской полиции арестовали в Милане некоего Агима Гаши - косовского албанца, в недавнем прошлом жителя столицы Косово Приштины. Ему предъявили обвинение в организации преступного сообщества. Гаши и его земляки, осевшие в Италии, в течение ряда лет переправляли на свою новую родину героин из Турции. Наркопоставки оценивались в сотни миллионов долларов. Аресту Гаши тоже предшествовало широкомасштабное секретное полицейское расследование - оно продолжалось около двух лет.

Кроме самого Агима Гаши, карабинеры арестовали еще 124 человека. Большинство из них - этнические албанцы. Но среди арестованных оказались турки, итальянцы, немцы, испанцы и тунисцы. Про Гаши полицейские говорили, что в сферу его влияния входили не только рынки сбыта в Италии и некоторых других европейских странах, но и крупные порты в Албании, а также обширные маковые поля в Турции. Гаши был членом известной на Балканах албанской семьи (семьи в прямом и переносном смысле), которая специализировалась на поставках героина по "балканскому маршруту", рэкете и насильственном вовлечении в проституцию.

В 1992 г. Агим Гаши приехал в Италию, женился на итальянке и на вполне законных основаниях поселился в пригороде Милана. Традиционно Милан и его окрестности считаются вотчиной Ндрангеты - калабрийской мафии. Но молодого и деятельного косовара это обстоятельство ничуть не смутило. Вскоре он уже стоял во главе мощной бригады албанцев, ядро которой составляли его земляки - выходцы из Косово.

Миланские полицейские называют три основные черты, характерные для албанских преступных группировок: сплоченность, решимость в достижении поставленных целей и безоглядная жестокость. В отличие от других иммигрантов албанцы вовсе не старались следовать местным правилам. Вначале они потеснили курдских и турецких наркодилеров, которые до недавнего времени играли главную роль в организации поставок героина в Италию через Балканы. А затем схлестнулись и с местными мафиози. Члены клана Гаши, отлаживая свой бизнес, совершили немыслимый по итальянским меркам поступок - открыли стрельбу во время переговоров с сыном известного "крестного отца" Ндрангеты. Однако в результате мафиози все-таки решили, что лучше иметь косовских беспредельщиков в качестве деловых партнеров, чем смертельных врагов. Действительно, большинству этнических албанцев, выходцев из захолустной сербской провинции Косово и беднейших стран региона (Албания, Македония и др.) терять было нечего.

"Деловые" интересы Агима Гаши и его подчиненных не ограничивались только Италией. Им удалось открыть свое "представительство" в Лондоне - вполне легальный салон красоты. Лондон был выбран неслучайно: в Великобритании самые высокие цены на героин. А под законной "крышей" проще было налаживать нужные связи. Вообще часть доходов от наркоторговли Гаши целенаправленно вкладывал в легальный бизнес. Первые салоны красоты и агентства по продаже недвижимости были открыты в Милане. Позже они использовались в схемах по "отмыванию" наркоденег. Кроме того, подобные заведения функционировали в Венгрии, Германии и Норвегии.

В Италию оптовые партии героина клан Гаши в основном переправлял из Турции. Была даже создана транспортная компания, которой руководили два брата (косовские албанцы, разумеется) Адем и Авни Игришта. Официально их фирма специализировалась на импорте в Италию орехов и хлопчатобумажных маек из Турции. В контейнерах с невинными товарами были искусно запрятаны пакеты с героином.

Использовались и другие схемы. Например, оптовая партия героина доставлялась (обычно без особых сложностей) в Софию или Будапешт. Затем наркотик укладывали в небольшие пакеты так, чтобы было удобно спрятать в легковой машине, и передавали курьерам. В качестве курьеров члены клана Гаши старались использовать немцев. На комиссионные не скупились. Предпочтение отдавали обладателям дорогих машин - мерседесов и БМВ.

По оценкам детективов, только в Италию таким способом подчиненные Гаши поставляли 10-15 кг героина ежедневно. Для розничной продажи наркотика на улицах Милана и других городов албанские боссы нанимали иммигрантов из Северной Африки. Сами же албанцы лишь обеспечивали бесперебойность процесса. В случае необходимости "решали вопросы" с конкурентами. В том числе и с земляками. Очень известный в Албании гангстер Наим Зибери (его группировка контролировала наркоторговлю в Тиране), прослышав о баснословных доходах своего младшего коллеги, приехал в Милан и потребовал платить ему долю. Однако попытка обложить данью молодого наркодилера закончилась для Зибери плачевно. Вскоре он был найден - весь изрешеченный пулями. Следствию удалось установить лишь тот факт, что в Зибери стреляли сразу из нескольких автоматов.

ПАРТИЗАНЫ ИЛИ БАНДИТЫ?

Двадцать пятого марта 1999 г. - на следующий день после начала натовских бомбардировок Югославии - в Гааге, в штаб-квартире Европола, было созвано экстренное совещание, посвященное весьма наболевшей для многих стран Европы проблеме - резко возросшей активности преступных сообществ косовских албанцев, специализирующихся на контрабанде и распространении наркотиков.

Анализируя бурную деятельность албанских гангстеров, специалисты по борьбе с наркобизнесом указывали на причастность к хорошо отлаженной сети контрабандного распространения героина так называемой Армии освобождения Косова. Как известно, УЧК (аббревиатура албанского названия Ushtria Clirimtare e Kosoves - Армия освобождения Косова) являлась неким подобием партизанской армии косоваров. Учекисты, не вступая в крупномасштабные сражения с регулярными югославскими частями, устраивали нападения на отделы полиции, автоколонны, жестоко расправлялись с жителями Косово (как с сербами, так и с албанцами), сохраняющими лояльность белградскому руководству.

В конце марта 1999 г. один из руководителей полиции Швеции, курирующий борьбу с наркобизнесом, в интервью лондонской "Таймс" заявил, что его служба располагает информацией, дающей основания утверждать, что между наркодолларами и УЧК существует непосредственная связь. Видимо, высокопоставленный шведский полицейский неслучайно высказался довольно-таки туманно. Ведь к тому времени официальный Вашингтон и его союзники по НАТО уже сделали ставку на УЧК. Из "очень плохих парней" (в 1998 г., между прочим, Госдепартамент США официально включил УЧК в список международных террористических организаций) учекисты быстренько превратились в борцов за свободу Косово, поборников демократии, самоотверженно противостоящих диктатуре Милошевича.

Впрочем, Штатам было не впервой делать ставку на организации, которые не особо чтили уголовный кодекс. Так в 1944-м янки вдруг прониклись большой симпатией к "сицилийским антифашистам", проще говоря, к сицилийской мафии. Спустя несколько десятков лет активно поддерживали "контрас" в Никарагуа, хотя госдепартаменту было хорошо известно о вовлеченности этой группировки в крупномасштабную торговлю кокаином.

Если же рассматривать влияние вооруженного конфликта на территории Косова и операции НАТО на балканскую организованную преступность, то, пожалуй, албанские преступные кланы сумели и здесь найти пользу для себя.

В частности, среди беженцев - людей, действительно пострадавших от войны и волею судьбы оказавшихся в других странах (в том числе в Германии, Австрии, Швейцарии и др.), - почему-то оказалось очень много крепких молодых людей определенного типа. Речь идет о косовских албанцах - разъезжающих на шикарных машинах, одевающихся у лучших портных и заливающих тоску по родине в самых дорогих ресторанах. В средствах эти "беженцы" явно не ограничены и возвращаться домой, несмотря на стабилизацию обстановки, что-то не собираются. А на вопросы не сведущих относительно источников их доходов отвечают крайне неохотно - ссылаются на богатых родственников или говорят, что есть кое-какой бизнес...

Впрочем, европейским полицейским уже хорошо известно какой.

Рассказать друзьям