Почему Акт о безоговорочной капитуляции Германии подписывали дважды? Подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии. История Второй мировой войны

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Акт о безоговорочной капитуляции Германских вооружённых сил (англ.: German Instrument of Surrender , фр. : Actes de capitulation de l’Allemagne nazie , нем. : Bedingungslose Kapitulation der Wehrmacht ) - юридический документ, установивший перемирие на направленных против Германии фронтах Второй мировой войны , обязавший германских военнослужащих к прекращению сопротивления, сдаче личного состава в плен и передаче материальной части вооружённых сил противнику, фактически обозначавший выход Германии из войны. Он был подписан представителями Верховного командования вермахта , верхового командования Западных союзников и Советского Союза .

Идея безоговорочной капитуляции и подготовка текста акта

Идея безоговорочной капитуляции Германии была впервые оглашена президентом Рузвельтом 13 января 1943 года на конференции в Касабланке и с тех пор стала официальной позицией Объединенных Наций. Проект текста капитуляции с января 1944 г. разрабатывала Европейская Консультативная комиссия; текст (именовавшийся "Условия капитуляции Германии") был согласован в конце июля и одобрен главами союзных правительств. Этот обширный документ был направлен в частности в Высший Штаб Союзных экспедиционных сил (Supreme Headquarters Allied Expeditionary Force – S.H.A.E.F), где его, однако, воспринимали не как обязательную инструкцию, а как рекомендации. Поэтому когда 4-5 мая 1945 г. вопрос о капитуляции Германии встал практически, в союзном штабе не воспользовались имеющимся документом (возможно, опасаясь, что споры по содержащимся в нем политическим статьям усложнят переговоры с немцами), а разработали свой короткий, чисто военный документ, который в конечном итоге и был подписан. Текст был разработан группой американских офицеров из окружения союзного главнокомандующего Дуайта Эйзенхауэра ; основным автором текста был полковник Филимор из 3-го (оперативного) отдела SHAEF . Для того, чтобы он не противоречил проекту Европейской комиссии, по предложению английского дипломата посла Вайнанда в текст документа была внесена статья 4, предполагавшая возможность замены этого акта «другим генеральным документом о капитуляции, заключенным Объединенными Нациями или от их имени» (некоторые российские источники, впрочем, приписывают идею этой статьи советскому представителю при командовании союзников Суслопарову).

Частичные капитуляции

В тот же день у нового главы германского правительства гросс-адмирала Карла Дёница состоялось совещание. Оценив военную обстановку как безнадежную, участники совещания решили сосредоточить главные усилия на том, чтобы спасти возможно больше немцев от Красной Армии, избегая военных действий на Западе и продолжая действия против англо-американцев только в той мере, в какой они будут препятствовать попыткам немецких войск уклониться от Красной Армии. Поскольку же, ввиду соглашений между СССР и западными союзниками, добиться капитуляции только на Западе трудно, следует проводить политику частных капитуляций на уровне групп армий и ниже. .

Первый акт

Здание школы в Реймсе, в котором была подписана капитуляция.

Подписав 4 мая в Люнебурге акт о капитуляции германских войск на севере, адмирал Фридебург направился в штаб-квартиру Эйзенхауэра, располагавшуюся в Реймсе, с тем чтобы по поручению Дёница поставить перед ним вопрос о капитуляции немецких войск на Западном фронте. Так как из-за нелетной погоды он был вынужден добираться от Брюсселя до Реймса на автомобиле, в Реймс немецкая делегация прибыла только к 17:00 5 мая . Между тем Эйзенхауэр заявил своему начальнику штаба Уолтеру Беделлу Смиту, что с немцами торга не будет, и он не намерен видеть немцев до тех пор, пока они не подпишут условий капитуляции. Переговоры были поручены генералам У. Б. Смиту и Карлу Стронгу (последний участвовал в переговорах по капитуляции Италии в 1943 г.).

Подписание капитуляции в Реймсе. Спиной: Ганс Фридебург, Альфред Йодль, Вильгельм Оксениус. Лицом: сэр Ф.Е. Морган, Франсуа Севез, Гарольд Берроу, Гарри С.Батчелл, У.Б. Смит, Конрад Стронг, Иван Черняев, Иван Суслопаров, Карл Спаатс, Джон Робб, Иван Зенкович (сбоку)

Переговоры проходили в помещении оперативного отдела союзного штаба (этот штаб помещался в здании, которое называли «красным школьным зданием», собственно – в здании технического коллежа). Для того, чтобы продемонстрировать Фридебургу бесперспективность положения немцев, Смит велел увесить стены картами, обозначавшими положение на фронтах, а также картами с обозначением якобы готовящихся союзниками ударов. Эти карты произвели на Фридебурга большое впечатление. Фридебург предложил Смиту капитуляцию оставшихся немецких войск на Западном фронте; Смит отвечал, что Эйзенхауэр отказывается продолжать переговоры, если предложение о капитуляции не будет относиться также и к Восточному фронту; возможна только общая капитуляция, при чём войска на Западе и Востоке доложны оставаться на своих местах. На это Фридебург ответил, что у него нет полномочий на подписание общей капитуляции. Изучив представленный ему текст акта о капитуляции, Фридебург телеграфировал Деницу, прося разрешения подписать общую капитуляцию или послать для этого Кейтеля и командующих воздушными и морскими силами.

Дёниц счел условия капитуляции неприемлемыми и послал в Реймс Йодля, который был известен как категорический противник капитуляции на Востоке. Йодль должен был объяснить Эйзенхауэру, почему общая капитуляция невозможна. Он прибыл в Реймс вечером 6 мая. После часовой дискуссии с ним Смит и Стронг пришли к выводу, что немцы просто тянут время, чтобы успеть переправить на Запад как можно больше войск и беженцев, о чем и доложили Эйзенхауэру. Последний велел Смиту передать немцам, что «если они не прекратят искать отговорки и тянуть время, я немедленно закрою весь фронт союзников и силой остановлю поток беженцев через расположение наших войск. Я не потерплю никаких дальнейших проволочек» . Получив этот ответ, Йодль понял, что его положение безвыходно, и запросил у Дёница полномочий на общую капитуляцию. Дёниц назвал поведение Эйзенхауэра «самым настоящим шантажом», однако, также поняв безвыходность ситуации, вскоре после полуночи 7 мая поручил Кейтелю ответить: «Гросс-адмирал Дениц предоставляет полное право подписать в соответствии с предложенными условиями» . Церемония подписания была назначена на 2:30 ночи. Акт о капитуляции должен был вступить в силу в 23:01 8 мая, т.е. спустя почти двое суток после подписания - Дёниц надеялся воспользоваться этим временем, чтобы переместить на Запад как можно больше войск и беженцев .

6 мая в SHAEF были вызваны представители союзнических командований: члены советской миссии генерал Суслопаров и полковник Зенькович, а также заместитель начальника Высшего штаба национальной обороны Франции генерал Севез (начальник штаба, генерал Жюин, находился в Сан-Франциско на учредительной конференции ООН). Эйзенхауэр всячески пытался успокоить подозрительность советских представителей, которые считали, что англо-американские союзники готовы сговориться с немцами за их спиной. Что же касается до роли Севеза, подписавшего акт в качестве свидетеля, то она оказалась ничтожной: генерал, будучи чистым военным, не пытался отстаивать престижные интересы Франции и, в частности, не протестовал против отсутствия французского флага в помещении, где подписывалась капитуляция. Сам Эйзенхауэр отказался участвовать в церемонии подписания акта по протокольным соображениям, так как немецкую сторону представлял начальник штаба, а не главнокомандующий - церемония, таким образом, прошла на уровне начальников штабов.

В 02:41 7 мая, в помещении оперативного отдела SHAEF генерал Йодль поставил свою подпись под Актом о капитуляции.

Хотя на церемонии подписания капитуляции присутствовала группа из 17 журналистов, США и Британия согласились отложить публичное объявление о капитуляции, чтобы Советский Союз мог подготовить вторую церемонию капитуляции в Берлине. С репортеров была взята клятва, что они сообщат о капитуляции только 36 часов спустя - ровно в 3 часа дня 8 мая 1945 года. Однако германское радио (из Фленсбурга) сообщило о подписании капитуляции уже 7 мая, в 14 часов 41 минуту. Спустя еще час, об этом сообщило агентство "Ассошиэйтед пресс ", репортер которого Эдвард Кеннеди после немецкого сообщения счел себя свободным от обещания держать событие в секрете. Однако Кеннеди был уволен из агентства, , и молчание о капитуляции продолжалось на Западе еще сутки - только днем 8 мая о ней было заявлено официально. В Советском Союзе на информацию о капитуляции 7 мая был наложен абсолютный запрет .

Второй акт

Советский представитель генерал Суслопаров подписал акт в Реймсе на свой страх и риск, так как к моменту, назначенному для подписания, инструкции из Кремля еще не пришли. Он решился поставить свою подпись с оговоркой, что этот акт не должен исключать возможность подписания другого акта по требованию одной из стран-союзниц. Вскоре после подписания акта, Суслопаров получил телеграмму Сталина с категорическим запретом подписывать капитуляцию.

Сталин был возмущен подписанием капитуляции в Реймсе, при котором ведущую роль играли западные союзники. Он отказался признать этот акт, потребовав нового подписания его во взятом Красной армией Берлине и попросив союзников не делать официальных объявлений о победе до вступления в силу капитуляции (то есть до 9 мая).

В последнем требовании ему отказали и Черчилль (который отметил, что парламент потребует от него информации о подписании капитуляции), и Трумэн (который заявил, что просьба Сталина поступила к нему слишком поздно и отменить объявление о победе уже невозможно). Со своей стороны Сталин заявил: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, - в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции». В ответ союзники согласились провести церемонию вторичного подписания акта в Берлине. Эйзенхауэр известил Йодля, что германским главнокомандующим видами вооруженных сил надлежит явиться для совершения окончательной официальной процедуры в то время и место, какое будет указано советским и союзным командованиями.

Жуков зачитывает акт капитуляции в Карлсхорсте. Рядом с Жуковым - Артур Теддер.

Кейтель подписывает капитуляцию в Карлсхорсте

Советские люди узнали об этом из сообщения Совинформбюро 9 мая 1945 года лишь в 10 вечера по московскому времени, из уст легендарного диктора Юрия Левитана .

Тогда, по согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании, была достигнута договорённость считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее, в западной историографии подписание капитуляции германских вооружённых сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его «ратификацией ».

Приняв капитуляцию, Советский Союз не подписал мир с Германией, то есть формально остался в состоянии войны. Указ о прекращении состояния войны был принят Президиумом Верховного Совета СССР 25 января 1955 года . Тем не менее, под собственно Великой Отечественной войной подразумеваются лишь военные действия против Германии до 9 мая 1945 года.

,
СССР СССР ,
Великобритания Великобритания ,
США США ,
Франция Франция

Акт о безогово́рочной капитуля́ции Герма́нских вооружённых сил (англ. German Instrument of Surrender , фр. Actes de capitulation de l’Allemagne nazie , нем. Bedingungslose Kapitulation der Wehrmacht ) - юридический документ, установивший перемирие на направленных против Германии фронтах Второй мировой войны , обязавший германских военнослужащих к прекращению сопротивления, сдаче личного состава в плен и передаче материальной части вооружённых сил противнику, фактически означавший выход Германии из войны.

Акт был подписан представителями Верховного командования вермахта , верховного командования Западных союзников и Советского Союза 7 мая в 02:41 по в Реймсе (Франция). Капитуляция нацистской Германии вступила в силу 8 мая в 23:01 по центральноевропейскому времени .

Даты официального объявления главами государств о подписании капитуляции - 8 мая в странах Европы и 9 мая в СССР - стали отмечаться в соответствующих странах как День Победы.

Энциклопедичный YouTube

    1 / 4

    Юрий Левитан "Акт о капитуляции Германии"

    Акт о капитуляции, 1945

    07.05.1945 Говорит Левитан. Акт о безоговорочной капитуляции Германских вооружённых сил

    Подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии / German Instrument of Surrender

    Субтитры

Подготовка текста документа

Идея безоговорочной капитуляции Германии была впервые оглашена президентом Рузвельтом 13 января 1943 года на конференции в Касабланке и с тех пор стала официальной позицией Объединённых Наций. Проект текста документа о капитуляции с января 1944 г. разрабатывала Европейская Консультативная комиссия; текст (именовавшийся «Условия капитуляции Германии») был согласован в конце июля и одобрен главами союзных правительств. Этот обширный документ был направлен в частности в Высший Штаб Союзных экспедиционных сил (Supreme Headquarters Allied Expeditionary Force - S.H.A.E.F), где его, однако, воспринимали не как обязательную инструкцию, а как рекомендации. Поэтому когда 4-5 мая 1945 года вопрос о капитуляции Германии встал практически, в союзном штабе не воспользовались имеющимся документом (возможно, опасаясь, что споры по содержащимся в нём политическим статьям усложнят переговоры с немцами), а разработали свой короткий, чисто военный документ, который в конечном итоге и был подписан. Текст был разработан группой американских офицеров из окружения союзного главнокомандующего Дуайта Эйзенхауэра ; основным автором текста был полковник Филимор из 3-го (оперативного) отдела SHAEF . Для того, чтобы он не противоречил проекту Европейской комиссии, по предложению английского дипломата посла Вайнанда в текст документа была внесена статья 4, предполагавшая возможность замены этого акта «другим генеральным документом о капитуляции, заключенным Объединенными Нациями или от их имени» (некоторые российские источники, впрочем, приписывают идею этой статьи советскому представителю при командовании союзников Суслопарову).

Частичные капитуляции

В тот же день у нового главы германского правительства гросс-адмирала Карла Дёница состоялось совещание. Оценив военную обстановку как безнадежную, участники совещания решили сосредоточить главные усилия на том, чтобы спасти возможно больше немцев от Красной Армии, избегая военных действий на Западе и продолжая действия против англо-американцев только в той мере, в какой они будут препятствовать попыткам немецких войск уклониться от Красной Армии. Поскольку же, ввиду соглашений между СССР и западными союзниками, добиться капитуляции только на Западе трудно, следует проводить политику частных капитуляций на уровне групп армий и ниже .

4 мая вновь назначенный главнокомандующим германскими ВМС адмирал флота Ганс-Георг Фридебург подписал акт о капитуляции всех германских вооруженных сил в Голландии , Дании , Шлезвиг-Гольштейне и Северо-Западной Германии перед 21-й группой армий фельдмаршала Б. Монтгомери .

5 мая перед американским генералом Д. Деверсом капитулировал генерал пехоты Ф. Шульц , командовавший группой армий «G» , действовавшей в Баварии и Западной Австрии. Однако на юге у Рейха оставалась ещё крупная группировка групп армий «Центр» и «Австрия» (бывш. «Юг») под командованием генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга .

Первый акт

Подписав 4 мая в Люнебурге акт о капитуляции германских войск на севере, адмирал Фридебург направился в штаб-квартиру Эйзенхауэра, располагавшуюся в Реймсе, с тем чтобы по поручению Дёница поставить перед ним вопрос о капитуляции немецких войск на Западном фронте. Так как из-за нелётной погоды он был вынужден добираться от Брюсселя до Реймса на автомобиле, в Реймс немецкая делегация прибыла только к 17:00 5 мая. Между тем Эйзенхауэр заявил своему начальнику штаба Уолтеру Беделлу Смиту , что с немцами торга не будет и он не намерен видеть немцев до тех пор, пока они не подпишут условий капитуляции. Переговоры были поручены генералам У. Б. Смиту и Карлу Стронгу (последний участвовал в переговорах о капитуляции Италии в 1943 году).

Переговоры проходили в помещении оперативного отдела союзного штаба (этот штаб помещался в здании, которое называли «красным школьным зданием», собственно - в здании технического коллежа). Для того, чтобы продемонстрировать Фридебургу бесперспективность положения немцев, Смит велел увесить стены картами, обозначавшими положение на фронтах, а также картами с обозначением якобы готовящихся союзниками ударов. Эти карты произвели на Фридебурга большое впечатление. Фридебург предложил Смиту капитуляцию оставшихся немецких войск на Западном фронте; Смит отвечал, что Эйзенхауэр отказывается продолжать переговоры, если предложение о капитуляции не будет относиться также и к Восточному фронту: возможна только общая капитуляция, причём войска на Западе и Востоке должны оставаться на своих местах. На это Фридебург ответил, что у него нет полномочий на подписание общей капитуляции. Изучив представленный ему текст акта о капитуляции, Фридебург телеграфировал Дёницу, прося разрешения подписать общую капитуляцию или послать для этого Кейтеля и командующих воздушными и морскими силами.

Дёниц счёл условия капитуляции неприемлемыми и послал в Реймс Йодля, который был известен как категорический противник капитуляции на Востоке. Йодль должен был объяснить Эйзенхауэру, почему общая капитуляция невозможна. Он прибыл в Реймс вечером 6 мая. После часовой дискуссии с ним Смит и Стронг пришли к выводу, что немцы просто тянут время, чтобы успеть переправить на Запад как можно больше войск и беженцев, о чём и доложили Эйзенхауэру. Последний велел Смиту передать немцам, что «если они не прекратят искать отговорки и тянуть время, я немедленно закрою весь фронт союзников и силой остановлю поток беженцев через расположение наших войск. Я не потерплю никаких дальнейших проволочек» . Получив этот ответ, Йодль понял, что его положение безвыходно, и запросил у Дёница полномочий на общую капитуляцию. Дёниц назвал поведение Эйзенхауэра «самым настоящим шантажом», однако, также поняв безвыходность ситуации, вскоре после полуночи 7 мая поручил Кейтелю ответить: «Гросс-адмирал Дёниц предоставляет полное право подписать в соответствии с предложенными условиями» . Церемония подписания была назначена на 2:30 ночи. Акт о капитуляции должен был вступить в силу в 23:01 8 мая, то есть спустя почти двое суток после подписания - Дёниц надеялся воспользоваться этим временем, чтобы переместить на Запад как можно больше войск и беженцев .

6 мая в SHAEF были вызваны представители союзнических командований: члены советской миссии генерал Суслопаров и полковник Зенькович, а также заместитель начальника Высшего штаба национальной обороны Франции генерал Севез (начальник штаба, генерал Жюин, находился в Сан-Франциско на учредительной конференции ООН). Эйзенхауэр всячески пытался успокоить подозрительность советских представителей, которые считали, что англо-американские союзники готовы сговориться с немцами за их спиной. Что же касается роли Севеза, подписавшего акт в качестве свидетеля, то она оказалась ничтожной: генерал, будучи чистым военным, не пытался отстаивать престижные интересы Франции и, в частности, не протестовал против отсутствия французского флага в помещении, где подписывалась капитуляция. Сам Эйзенхауэр отказался участвовать в церемонии подписания акта по протокольным соображениям, так как немецкую сторону представлял начальник штаба, а не главнокомандующий - церемония, таким образом, прошла на уровне начальников штабов.

Акт был подписан 7 мая в 02:41 (по центральноевропейскому времени) начальником оперативного штаба Верховного командования германской армии , генерал-полковником Альфредом Йодлем . Капитуляцию приняли: от англо-американской стороны генерал-лейтенант армии США, начальник Главного штаба Союзных экспедиционных сил Уолтер Бедел­л Смит , от СССР - представитель Ставки Верховного Главнокомандования при командовании союзников генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров ­. Акт подписал также заместитель начальника Штаба национальной обороны Франции бригадный генерал Франсуа Севез в качестве свидетеля.­ Аутентичным является английский текст данного акта .

Хотя на церемонии подписания акта присутствовала группа из 17 журналистов, США и Британия согласились отложить публичное объявление о капитуляции, чтобы Советский Союз мог подготовить вторую церемонию капитуляции в Берлине. С репортёров была взята клятва, что они сообщат о капитуляции только 36 часов спустя - ровно в 3 часа дня 8 мая 1945 года.

Не дожидаясь сообщения о состоявшейся церемонии, Дёниц отдал (в 1 час 35 минут) следующий приказ фельдмаршалу Кессельрингу и генералу Винтеру, переданный для сведения также командующему группой армий «Центр» Ф. Шернеру, командующему войсками в Австрии Л. фон Рендуличу и командующему войсками Юго-Востока А. Леру: «Задача состоит в том, чтобы отвести на запад возможно больше войск, действующих на Восточном фронте, пробиваясь при этом в случае необходимости с боем через расположение советских войск. Немедленно прекратить какие бы то ни было боевые действия против англо-американских войск и отдать приказ войскам сдаваться им в плен. Общая капитуляция будет подписана сегодня в ставке Эйзенхауэра. Эйзенхауэр обещал генерал-полковнику Йодлю, что боевые действия будут прекращены 9 мая 1945 г. в 0 часов 00 минут по летнему германскому времени…» .

7 мая в 14:41 германское радио (из Фленсбурга) официально сообщило о подписании капитуляции. Министр иностранных дел правительства Дёница граф Шверин фон Крозиг произнёс следующую речь :

Немцы и немки!

Верховное главнокомандование вермахта по приказанию гросс-адмирала Дёница заявило о безоговорочной капитуляции германских войск. Как руководящий министр имперского правительства, образованного гросс-адмиралом для завершения всех военных задач, я обращаюсь в этот трагический момент нашей истории к немецкому народу...

Никто не должен заблуждаться насчёт тяжести тех условий, которые наложат на нас наши противники. Необходимо без всяких громких фраз, ясно и трезво смотреть им в лицо. Никто не может сомневаться в том, что грядущие времена будут для каждого из нас суровы и во всех областях жизни потребуют от нас жертв. Мы обязаны принести их и лояльно отнестись ко всем обязательствам, которые на себя берём. Но мы не смеем отчаиваться и предаваться тупой покорности судьбе. Мы должны найти путь, чтобы из этого мрака выйти на дорогу нашего будущего. Пусть тремя путеводными звёздами, которые всегда были залогом подлинно германской сущности, нам послужат единение, право и свобода...

Мы должны положить в основу нашей народной жизни право. Высшим законом и главной направляющей нитью для нашего народа должна стать справедливость. Мы должны признать право и по внутреннему убеждению, и как основу наших отношений с другими народами. Уважение заключённых договоров должно быть для нас таким же святым, как и чувство принадлежности к европейской семье народов, являясь членом которой мы хотим привести к расцвету все наши человеческие, моральные и материальные силы, чтобы залечить ужасные раны, нанесённые войной.

Тогда мы сможем надеяться, что атмосфера ненависти, которая ныне окружает Германию во всем мире, уступит место тому примирению народов, без которого немыслимо оздоровление мира, и что нам снова подаст свой сигнал свобода, без которой ни один народ не может жить прилично и достойно.

Мы хотим видеть будущее нашего народа в осознании глубочайших и лучших сил каждого живущего, кому мир дал непреходящие творения и ценности. С гордостью за героическую борьбу нашего народа мы будем сочетать стремление в качестве звена западно-христианской культуры вносить свой вклад в честный мирный труд в духе лучших традиций нашего народа. Да не покинет нас Бог в нашей беде, да освятит он наше трудное дело!

Спустя ещё час о немецкой капитуляции сообщило агентство «Ассошиэйтед пресс », репортёр которого, Эдвард Кеннеди, после немецкого сообщения счёл себя свободным от обещания держать событие в секрете. Однако Кеннеди был уволен из агентства , и молчание о капитуляции продолжалось на Западе ещё сутки - только днем 8 мая о ней было заявлено официально. В Советском Союзе на информацию о капитуляции 7 мая был также вначале наложен запрет , но затем, уже после подписания окончательного акта в Карлсхорсте, реймсский предварительный протокол капитуляции был упомянут И. В. Сталиным в его обращении к советскому народу, переданному по радио в 21 час 9 мая.

    Согласно большинству источников, 8 мая в 22:43 по центральноевропейскому времени (в 00:43, 9 мая по московскому) в берлинском предместье Карлсхорст в здании бывшей столовой военно-инженерного училища был подписан окончательный акт о безоговорочной капитуляции Германии. В текста акта не проставлена точная дата его подписания - указано 8 мая 1945 года. В некоторых источниках указана дата подписания акта уже после полуночи по центральноевропейскому времени, то есть 9 мая - примерно в 00:15 или в 00:43 (Кейтель подписал в 00:16) .

    Таким образом, на момент подписания заключительного акта по западноевропейскому времени было 23.15, по среднеевропейскому - 00.15, по московскому - 02.15 .

    Текст акта в основном дословно повторяет текст 7 мая, включая даже статью 4, потерявшую теперь реальный смысл. Карлсхорстский акт подтвердил и время прекращения огня - 8 мая в 23:01 по центральноевропейскому времени (9 мая в 01:01 по московскому времени). Изменения в тексте акта были следующие:

    • в английском тексте выражение Soviet High Command (Советское Верховное Командование) было заменено более точным переводом советского термина: Supreme High Command of the Red Army (Верховное Главнокомандование Красной Армии);
    • расширена и детализирована часть статьи 2, трактующая об обязанности немцев в целости и сохранности передать военную технику;
    • было изъято указание акта 7 мая: «Только данный текст на английском языке является авторитетным» и вставлена статья 6, гласившая: «Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными» .

    От германской стороны акт подписали: генерал-фельдмаршал, начальник Верховного главнокомандования Вермахта Вильгельм Кейтель , представитель Люфтваффе - генерал-полковник Штумпф и кригсмарине - адмирал фон Фридебург . Безоговорочную капитуляцию приняли маршал Жуков (от советской стороны) и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Теддер (англ. Arthur William Tedder ) (Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал

С немецкой стороны предложение о подписании акта официально прозвучало 6 мая 1945 года, когда в ставку генерала Эйзенхауэра прибыл генерал Альфред Йодль , бывший на заключительном этапе войны начальником штаба оперативного руководства Верховного командования Вермахта. По его словам, он был направлен на переговоры адмиралом Дёницем , который формально возглавил Германию после самоубийства Гитлера.

От имени Дёница Йодль предложил союзникам принять капитуляцию и организовать подписание соответствующего акта 10 мая. По его словам, задержка в четыре дня требовалась для уточнения расположения соединений и частей германской армии и доведения до них информации о капитуляции. Эйзенхауэр столь длительную отсрочку отказался даже обсуждать и дал Йодлю полчаса на принятие решения о немедленном подписании акта, пригрозив, что в противном случае союзники продолжат нанесение массированных ударов по немецким войскам.

Выбора у германских представителей не оставалось, и после согласования с Дёницем Йодль согласился акт подписать. Со стороны командования экспедиционными силами союзников в Европе акт должен был засвидетельствовать генерал Беделл Смит . Эйзенхауэр предложил с советской стороны засвидетельствовать акт генерал-майору И. А. Суслопарову, бывшему представителем Ставки ВГК при командовании союзников.
Фото: ru.wikipedia.org

Как только узнал о подготовке акта к подписанию, сообщил об этом в Москву и передал текст подготовленного документа, запросив инструкцию о порядке действий. К моменту начала подписания акта о капитуляции (предварительно было назначено на 2 часа 30 минут) ответ из не поступил. Ситуация сложилась так, что на акте вообще могло не быть подписи советского представителя, поэтому Суслопаров добился включения в него примечания о возможности по требованию одного из государств-союзников проведения нового подписания акта, если для этого будут объективные причины. Только после этого он согласился поставить под актом свою подпись, хотя и понимал, что чрезвычайно рискует.

Фото: ru.wikipedia.org

Акт о капитуляции Германии был подписан 7 мая в 2 часа 40 минут по среднеевропейскому времени. Актом предусматривалось, что безоговорочная капитуляция вступает в силу с 23 часов 8 мая. Уже после этого из Москвы пришел запоздавший запрет Суслопарову участвовать в подписании акта. Советская сторона настаивала на подписании акта в Берлине при значительном повышении уровня лиц, которые будут подписывать акт и свидетельствовать его своими подписями.

Сталин поручил организовать новое подписание акта маршалу . К счастью для Суслопарова, примечание, которое было включено по его требованию в подписанный документ, позволяло это сделать. Иногда второе подписание акта называют ратификацией того, что был подписан днем ранее. Для этого есть законные основания, так как 7 мая Г. К. Жуков получил официальное указание из Москвы:

«Ставка Верховного Главнокомандования уполномачивает Вас ратифицировать протокол о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил».

К решению вопроса о новом подписании акта, но на более высоком уровне, подключился Сталин, обратившийся к Черчиллю и Трумэну:

«Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции».

В результате США и Англия согласились провести новое подписание акта, а документ, подписанный в Реймсе, считать «Предварительным протоколом о капитуляции Германии». При этом Черчилль и Трумэн отказались отложить объявление о подписании акта на сутки, как того просил Сталин, мотивируя, что на советско-германском фронте все еще идут тяжелые бои, и надо подождать до вступления капитуляции в силу, т. е. до 23 часов 8 мая.

В Англии и США о подписании акта и капитуляции Германии перед западными союзниками было официально объявлено 8 мая, сделали это Черчилль и Трумэн лично, обратившись по радио к народу. В СССР текст их обращений был , но по понятной причине только 10 мая.

Любопытно, что , зная, что в СССР будет объявлено об окончании войны после подписания нового акта, сказал в своем радиообращении:

«Сегодняшний день мы, вероятно, будем думать главным образом о самих себе. Завтра мы воздадим особую хвалу нашим русским товарищам, чья доблесть на поле боя явилась одним из великих вкладов в общую победу».

Новое подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии прошло 8 мая в Карлсхорсте, предместье , где был специально подготовлен зал в здании военно-инженерного училища. В зале вывесили флаги стран антигитлеровской коалиции. Официальные представители союзных держав разместились за большим столом, присутствовали генералы и офицеры союзных армий, журналисты.

Фото: ru.wikipedia.org

Открывая торжественную церемонию, к собравшимся обратился маршал Жуков, заявивший:

«Мы, представители Верховного Главнокомандования советских Вооруженных Сил и верховного командования союзных войск… уполномочены правительствами антигитлеровской коалиции принять безоговорочную капитуляцию Германии от немецкого военного командования».

После этого в зал вошли представители германского командования, предъявившие документ о полномочиях, подписанный Дёницем.

Со стороны Германии Акт о безоговорочной капитуляции, составленный в 9 экземплярах, подписали генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель (начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии), генерал-полковник авиации Ганс-Юрген Штумпф (в этот день был назначен начальником штаба люфтваффе) и адмирал флота Ганс-Георг фон Фридебург (главнокомандующий ВМС).

  • Своими подписями акт засвидетельствовали: со стороны советского командования — Маршал Советского Союза , от командования экспедиционных сил союзников в Европе — британский главный маршал авиации А. Теддер (заместитель Эйзенхауэра).
  • В качестве свидетелей акт подписали: от вооруженных сил США — генерал К. Спаатс, от французских вооруженных сил — генерал Ж. де Латтр де Тассиньи.

Был подписан Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, юридический документ, установивший перемирие на направленных против Германии фронтах Второй мировой войны, обязавший германские вооруженные силы к прекращению сопротивления, сдаче личного состава в плен и передаче материальной части противнику и фактически означавший выход Германии из войны.

Документ ознаменовал победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов и завершение Второй мировой войны в Европе.

Акт о капитуляции подписывался дважды.

Церемония подписания Акта о безоговорочной капитуляции Германии прошла в пригороде Берлина в ночь на 9 мая 1945 года. Смотрите на архивных кадрах, как проходила процедура, положившая конец Великой Отечественной войне.

В последние месяцы существования фашистского режима в Германии гитлеровская верхушка активизировала многочисленные попытки спасти нацизм путем заключения сепаратного мира с западными державами. Германские генералы желали капитулировать перед англо-американскими войсками, продолжая войну с СССР. Для подписания капитуляции в Реймсе (Франция), где располагался штаб командующего войсками западных союзников генерала армии США Дуайта Эйзенхауэра, германское командование направило специальную группу, которая пыталась добиться сепаратной капитуляции на Западном фронте, но союзные правительства не сочли возможным пойти на такие переговоры. В этих условиях немецкий посланник Альфред Йодль согласился на окончательное подписание акта о капитуляции, предварительно получив разрешение у германского руководства, но в полномочии, данном Йодлю, осталась формулировка заключить "соглашение о перемирии со ставкой генерала Эйзенхауэра".

7 мая 1945 года в Реймсе в первый раз был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. От имени германского верховного командования его подписал начальник оперативного штаба Верховного командования вооруженными силами Германии генерал-полковник Альфред Йодль, от англо-американской стороны генерал-лейтенант армии США, начальник Главного штаба Союзных экспедиционных сил Уолтер Беделл Смит, от СССР — представитель Ставки Верховного Главнокомандования при командовании союзников генерал-майор Иван Суслопаров. Также Акт подписал заместитель начальника Штаба национальной обороны Франции бригадный генерал Франсуа Севез — в качестве свидетеля. Капитуляция нацистской Германии вступала в силу 8 мая в 23.01 по среднеевропейскому времени (9 мая в 01.01 по московскому времени). Документ был составлен на английском языке, и только английский текст был признан официальным.

Советский представитель генерал Суслопаров, не получивший к этому времени инструкций от Верховного Главнокомандования, подписал акт с оговоркой, что этот документ не должен исключать возможность подписания другого акта по требованию одной из стран-союзниц.

Текст акта о капитуляции, подписанный в Реймсе, отличался от документа, давно разработанного и согласованного между союзниками. Документ, озаглавленный "Безоговорочная капитуляция Германии", был утвержден правительством США 9 августа 1944 года, правительством СССР 21 августа 1944 года и правительством Англии 21 сентября 1944 года и представлял собой обширный текст из четырнадцати четко сформулированных статей, в которых, помимо военных условий капитуляции, также говорилось, что СССР, США и Англия "будут обладать в отношении Германии верховной властью" и предъявят дополнительные политические, административные, экономические, финансовые, военные и другие требования. В противоположность этому текст , подписанный в Реймсе, был кратким, содержавшим всего пять статей и касался исключительно вопроса о капитуляции немецких армий на поле боя.

После этого на Западе войну посчитали законченной. На этом основании США и Великобритания предложили, чтобы 8 мая руководители трех держав официально объявили о победе над Германией. Советское правительство не согласилось и потребовало подписания официального акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, так как боевые действия на советско-германском фронте еще продолжались. Вынужденная подписать реймский акт немецкая сторона тут же его нарушила. Канцлер Германии адмирал Карл Дениц отдал приказ немецким войскам на Восточном фронте как можно быстрее отходить на запад, а в случае необходимости пробиваться туда с боем.

Сталин заявил , что Акт должен быть торжественно подписан в Берлине: "Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции". После этого заявления союзники согласились провести церемонию вторичного подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии и ее вооруженных сил в Берлине.

Так как в разрушенном Берлине нелегко было найти целое здание, процедуру подписания акта решили провести в предместье Берлина Карлсхорсте в здании, где раньше находился клуб фортификационного училища саперов германского вермахта. В нем был подготовлен для этого зал.

Принятие безоговорочной капитуляции фашистской Германии от советской стороны было поручено заместителю Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР маршалу Советского Союза Георгию Жукову. Под охраной британских офицеров в Карлсхорст была доставлена германская делегация, имевшая полномочия подписать акт о безоговорочной капитуляции.

8 мая ровно в 22 часа по центральноевропейскому времени (24 часа по московскому времени) представители советского Верховного Главнокомандования, а также союзного верховного командования вошли в зал, украшенный государственными флагами Советского Союза, США, Англии и Франции. В зале присутствовали советские генералы, войска которых участвовали в легендарном штурме Берлина, а также советские и иностранные журналисты. Церемонию подписания акта открыл маршал Жуков, который приветствовал представителей союзных армий в занятом Советской Армией Берлине.

После этого по его распоряжению в зал ввели германскую делегацию. По предложению советского представителя, глава германской делегации предъявил документ о своих полномочиях, подписанный Деницем. Затем немецкой делегации был задан вопрос, имеет ли она на руках Акт о безоговорочной капитуляции и изучила ли она его. После утвердительного ответа представители германских вооруженных сил по знаку маршала Жукова подписали акт, составленный в девяти экземплярах (по три экземпляра на русском, английском и немецком языках). Затем свои подписи поставили представители союзных войск. От германской стороны акт подписали: начальник Верховного главнокомандования Вермахта, генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, представитель Люфтваффе (Военно-воздушных сил) генерал-полковник Ганс Штумпф и представитель Кригсмарине (Военно-морских сил) адмирал Ганс фон Фридебург. Безоговорочную капитуляцию приняли маршал Георгий Жуков (от советской стороны) и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер (Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Карл Спаатс (США) и генерал Жан де Латр де Тассиньи (Франция). В документе оговаривалось, что только английский и русский тексты являются подлинными. Один экземпляр акта сразу же был вручен Кейтелю. Другой подлинный экземпляр акта утром 9 мая был доставлен самолетом в Ставку верховного главнокомандования Красной Армии.

Процедура подписания капитуляции закончилась 8 мая в 22.43 по центральноевропейскому времени (9 мая в 0.43 по московскому времени). В заключение в этом же здании для представителей союзников и гостей состоялся большой прием, продолжавшийся до утра.

После подписания акта германское правительство было распущено, а поверженные немецкие войска полностью сложили оружие.

Дата официального объявления о подписании капитуляции (8 мая в Европе и Америке, 9 мая в СССР) стала праздноваться как День Победы соответственно в Европе и в СССР.

Полный экземпляр (т.е. на трех языках) Акта о военной капитуляции Германии, а также подлинный документ с подписью Деница, удостоверяющий полномочия Кейтеля, Фридебурга и Штумпфа, хранятся в фонде международных договорных актов Архива внешней политики Российской Федерации. Еще один подлинный экземпляр акта находится в Вашингтоне в Национальном архиве США.

Документ, подписанный в Берлине, является, за исключением несущественных деталей, повторением текста, подписанного в Реймсе, но было важно, что германское командование сдалось в самом Берлине.

Акт также содержит статью, которая предусматривала замену подписанного текста "другим генеральным документом о капитуляции". Такой документ, названный "Декларацией о поражении Германии и взятии на себя верховной власти правительствами четырех союзных держав", был подписан 5 июня 1945 года в Берлине четырьмя союзными главнокомандующими. Он практически целиком воспроизводил текст документа о безоговорочной капитуляции, выработанный в Лондоне Европейской консультативной комиссией и утвержденный правительствами СССР, США и Великобритании в 1944 году.

Сейчас , где проходило подписание акта, находится германо-российский музей "Берлин-Карлсхорст".

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

7 мая фашистская Германия сделала последнюю попытку спастись от полного разгрома, заключив сепаратный мир с союзниками СССР, но это им не удалось.

Командующие армиями союзников настояли на полной и безоговорочной капитуляции с участием СССР

С 2 по 4 мая в ставке Деница состоялось совещание высшего военного руководства Третьего рейха.

На нём присутствовали адмирал Дениц, генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Йодль, фельдмаршалы Шернер, Риттер фон Грейм и другие высшие чины немецкой армии. Стоял вопрос о капитуляции перед союзными англо-американскими войсками и о дальнейшем сопротивлении Красной армии.

Особенно остро обсуждался вопрос о заключении с американцами и англичанами антибольшевистского союза. Смерть Гитлера, как казалось новым немецким руководителям, уничтожила для этого последнее препятствие.

Германские лидеры чувствовали, что с уходом из жизни фюрера Запад будет рассматривать Германию и её армию как опору в борьбе против большевизма в Европе.

Вот почему адмирал Карл Дениц, сменивший Гитлера, пытался расколоть Восток и Запад и спасти то, что осталось от Германии, путём частичной капитуляции только перед западными союзниками. Однако при получении предложений от германского правительства Деница о заключении союза, президент США Гарри Трумэн ответил, что единственно приемлемой является безоговорочная капитуляция перед всей Большой Тройкой государств — США, Великобританией и СССР.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль его поддержал. Главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Эйзенхауэр также полностью соглашался с политикой Трумэна.

Тем временем германское руководство попыталось поколебать единое мнение союзников предложениями о сепаратном мире и продолжении военных действий. Немецкие солдаты на Восточном фронте, справедливо опасаясь пленения и мести со стороны Красной армии, бились отчаянно.

На Западном же фронте они сдавались, едва завидя союзников. Гражданское население бежало на Запад, чтобы после окончания войны оказаться в англо-американской зоне. 1 мая адмирал Дениц в своём обращении по радио к германской нации сказал, что вермахт будет «бороться против большевизма, пока в Восточной части Германии остаются немецкие войска и сотни тысяч семей».

Но 5 мая он понял, что Эйзенхауэр не примет капитуляции только перед западными союзниками, поэтому попытался достичь своей цели, сдавая немецкие дивизии и армии на Западе и продолжая сражаться на Востоке. 4 мая Дениц послал своего представителя адмирала Ханса фон Фридебурга в Верховный штаб союзных экспедиционных сил (ВШСЭС) в Реймсе с заданием договориться о сдаче остающихся немецких войск на Западе.

Эйзенхауэр продолжал настаивать на том, что полная капитуляция должна состояться одновременно на Восточном и Западном фронтах. С фон Фридебургом вели беседу начальник штаба генерал Смит и генерал Стронг, который перед войной служил военным атташе в Берлине и прекрасно говорил по-немецки.

Эйзенхауэр отказался встречаться с немецкими офицерами до подписания документа о полной и безоговорочной капитуляции. Генерал Смит сказал фон Фридебургу, что переговоры не предвидятся и предложил ему подписать документ о полной капитуляции.

Фридебург ответил, что на это у него полномочий нет.

Генерал Смит в свою очередь показал Фридебургу некоторые операционные штабные карты, которые ясно показывали подавляющее превосходство сил союзников и безнадёжность положения немецких войск. Адмирал фон Фридебург срочно телеграфировал Деницу, прося у него разрешения подписать безоговорочную капитуляцию.

Альфред Йодль

Однако глава правительства Германии такого разрешения не дал. Вместо этого он совершил последнюю попытку расколоть союз трёх держав, послав в Реймс генерал-полковника Альфреда Йодля, начальника оперативного отдела штаба германской армии. Йодль прибыл туда 6 мая, в воскресенье вечером.

Он опять провёл переговоры с генералами Смитом и Стронгом, подчёркивая, что немцы готовы и хотят капитулировать перед Западом, но не перед Красной армией. Йодль откровенно заявил о намерении «сохранить для германской нации возможно большое число немцев и спасти их от большевизма».

Более того, он сказал, что ничто не сможет заставить войска генералов Лера и Рендулича, фельдмаршала Шернера исполнить приказ о полной и безоговорочной капитуляции, пока они имеют возможность уйти в районы, оккупированные американскими и английскими войсками. Иначе говоря, генерал-полковник Йодль отказывался от капитуляции немецких войск на Востоке.

В свою очередь генерал Смит ещё раз подтвердил прежние требования о капитуляции перед всеми союзниками. После этого Йодль попросил двое суток на то, «чтобы необходимые указания дошли до всех немецких частей». В ответ Смит указал на невозможность исполнения подобной просьбы. Переговоры тянулись ещё с час и кончились безрезультатно. Генерал Смит доложил о возникших затруднениях в переговорах Эйзенхауэру.

Эйзенхауэру было ясно — Йодль пытается выиграть время, чтобы как можно больше немецких солдат и гражданского населения успело переправиться через Эльбу и уйти от войск Красной армии.

Он попросил Смита передать германскому генералу — если тот не подпишет документ о полной и безоговорочной капитуляции, то союзное командование прервёт все переговоры и поставит перед беженцами надёжный силовой барьер. Но Эйзенхауэр всё же решил дать просимые Йодлем 48 часов отсрочки.. .

Американский генерал Дуайт Эйзенхауэр (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969) и британский маршал авиации Артур Теддер (Arthur William Tedder, 1890—1967) на пресс-конференции после подписания капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.

Генерал Смит передал ответ Эйзенхауэра Йодлю, тот телеграфировал Деницу, прося разрешения подписать документ. Глава Рейха назвал требования Эйзенхауэра «выкручиванием рук».

Тем не менее он был вынужден принять их, утешая себя тем, что за 48-часовую отсрочку немцы смогут спасти немало своих войск. Сразу после полуночи 7 мая Дениц прислал Йодлю следующую телеграмму: «Вам предоставляется полное право подписать капитуляцию на изложенных условиях. Адмирал Дениц».

Начальник советской военной миссии при Верховном штабе союзных экспедиционных сил генерал-майор И.А.Суслопаров рассказывает, что вечером 6 мая 1945 г. к нему прилетел адьютант Эйзенхауэра.

Генерал Суслопаров

Он передал приглашение главнокомандующего союзных войск срочно прибыть в его штаб в Реймсе. Эйзенхауэр принял Суслопарова в своей резиденции. Улыбаясь, он сказал, что прибыл немецкий генерал-полковник Йодль с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками и начать совместные боевые действия против Красной армии.

Что вы, господин генерал, на это скажете? — спросил Эйзенхауэр.

И.А.Суслопаров знал, что в штабе главнокомандующего уже не первый день сидит немецкий адмирал Фридебург, который, однако, не смог склонить Эйзенхауэра к сепаратному соглашению. Поэтому советский представитель ответил, что существуют обязательства, совместно принятые членами антигитлеровской коалиции на Крымской конференции относительно безоговорочной капитуляции войск противника на всех фронтах, в том числе и Восточном.

Генерал Эйзенхауэр сообщил Суслопарову, что он потребовал от Йодля полной капитуляции Германии и не примет никакой иной. И что немцы были вынуждены с этим согласиться.

Затем Главнокомандующий попросил Суслопарова сообщить в Москву текст капитуляции, получить там одобрение и подписать его от имени Советского Союза. Причём время и место, по словам Эйзенхауэра, уже было назначено — 2 часа 30 минут 7 мая 1945 г., в помещении оперативного отдела штаба Главнокомандующего.

В полученном Суслопаровым проекте протокола говорилось о безоговорочной капитуляции всех сухопутных, морских и воздушных вооружённых сил, находящихся к данному моменту под германским контролем.

Немецкое командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая 1945 г., при этом все подчинённые ему войска должны были оставаться на занимаемых ими позициях. Запрещалось выводить из строя вооружение и другие средства ведения войны. Германское командование гарантировало исполнение всех приказов Главнокомандующего союзными экспедиционными силами и советского Верховного Главнокомандования.

У начальника советской военной миссии генерала Суслопарова оставалось совсем немного времени, чтобы получить инструкции своего правительства.

Он передал срочную телеграмму в Москву о предстоящем Акте подписания капитуляции и текст протокола. Просил также особых указаний. Пока телеграмма Суслопарова дошла и была доложена по назначению, прошло несколько часов.

В Реймсе перевалило за полночь, наступило время подписывать капитуляцию, а инструкции из Москвы всё не приходили. Положение начальника советской военной миссии оказалось весьма сложным. Всё теперь зависело от него, его решения. Ставить свою подпись от имени Советского Союза или отказаться?

Генерал Суслопаров понимал, что подписание капитуляции Германии только перед западными союзниками может обернуться в случае какого-либо недосмотра с его стороны величайшим несчастьем и для Советского Союза, и лично для него. Вместе с тем перед глазами генерала вставали ужасы войны, когда каждая минута уносит множество человеческих жизней. Поэтому он принимает решение подписать документ.

В то же время, обеспечивая возможность для Советского Союза повлиять в случае необходимости на последующий ход событий, Суслопаров сделал к нему примечание.

В нём говорилось, что данный протокол не исключает в дальнейшем подписания иного, более совершенного Акта о капитуляции Германии, если о том заявит какое-либо союзное правительство. Главнокомандующий генерал Эйзенхауэр и представители других держав при его штабе с примечанием согласились.

В 2 часа утра 7 мая 1945 г. генералы Смит, Морган, Булл, Спаатс, Теддер, начальник советской военной миссии генерал Суслопаров, а также французский представитель собрались на втором этаже в комнате отдыха Политехнической мужской школы города Реймса. Генерал Стронг служил переводчиком. Комната отдыха имела форму буквы «Г» с единственным маленьким окном.

Кругом было множество военных карт. Булавки, стрелки и другие штабные символы на них свидетельствовали о полном разгроме Германии.

Из-за относительно небольшой площади помещения союзные офицеры протискивались один за другим к своим стульям, стоявшим вокруг массивного дубового стола. Когда все заняли свои места, в комнату ввели генерал-полковника Йодля в сопровождении адмирала Фридебурга и их адьютантов.

Высокий, прямой как палка, аккуратно одетый Йодль со своим неизменным моноклем служил образцом прусского генерала. Он сухо поклонился присутствующим. Началась процедура подписания протокола о капитуляции Германии, которая заняла не более получаса.

Сам протокол выглядел так:

ВОЕННАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ ГЕРМАНИИ

Только настоящий текст на английском языке является аутентичным документом

Акт военной капитуляции

  1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя на основании полномочий Немецкого Высшего Командования, настоящим объявляем безусловную капитуляцию всех наземных, морских и воздушных сил, которые находятся на текущим момент под контролем Германии, перед Верховным Главнокомандующим Союзных Экспедиционных Войск и одновременно перед Советским Высшим командованием.
  2. Немецкое Высшее Командование обязуется единовременно издать приказы для всех немецких наземных, морских и воздушных сил и всех военных сил, находящихся под немецким контролем, прекратить все активные операции, начиная с 2301 часов по центрально-европейскому времени 8 мая, и оставаться на местах своей текущей дислокации. Запрещается уничтожать какие-либо корабли, суда или самолеты, а также наносить какой-либо вред их корпусу, механизму или оборудованию.
  3. Немецкое Высшее Командование обязуется единовременно издать соответствующие распоряжения и обеспечить исполнение дальнейших приказов, изданных Верховным Главнокомандующим Союзных Экспедиционных Войск и Советским Высшим командованием.
  4. Настоящий акт капитуляции не ограничивает общий акт о капитуляции, разработанный от имени Объединенных Наций в отношении Германии и немецких вооруженных сил в целом, и будет заменен им.
  5. В случае, если Немецкое Высшее Командование или какие-либо силы под его контролем не исполняют положения настоящего Акта о капитуляции, Верховный Главнокомандующий Союзных Экспедиционных Войск и Советское Высшее командование могут принять карательные и другие меры, которые они считают необходимыми.

От имени Немецкого Высшего Командования.

Джодл

В ПРИСУТСТВИИ

От имени Верховного Главнокомандующего Союзных Экспедиционных войск.

В.Б. Смит

Ф. Севе

Генерал-майор французской армии

От имени Советского Высшего Командования.

Суслопаров"

Пока шла процедура, генерал Эйзенхауэр ждал в соседнем кабинете, расхаживая взад-вперёд и выкуривая сигарету за сигаретой. Он утверждал, что не будет говорить с немецкими офицерами до тех пор, пока они не подпишут протокол. Наконец наступила минута победы над нацистской Германией!

Эйзенхауэр писал позже в своей книге «Европейский поход», что он, по логике вещей, должен был чувствовать себя приподнято, радостно, но ощущал, напротив, полную разбитость. Эйзенхауэр не спал почти трое суток, сейчас была глубокая ночь, и он хотел, чтобы всё побыстрее закончилось.

Представители командования Германии подходят к столу для подписания капитуляции в Реймсе 7 мая 1945 года


Генерал Йодль подписывает капитуляцию Германии в Реймсе 7 мая 1945 года


Начальник штаба союзников в Европе американский генерал-лейтенант Беделл Смит (Walter Bedell «Beetle» Smith, 1895 – 1961) подписывает акт капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.

На фото слева — начальник штаба британского флота адмирал сэр Харольд Бьюрро (Harold Martin Burrough, 1889—1977), справа — начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров

Главнокомандующий сел за свой стол. Йодль поклонился и встал по стойке смирно. Эйзенхауэр спросил, понимает ли тот условия капитуляции и готов ли их выполнять. Йодль ответил «да».

Затем Эйзенхауэр предупредил его о личной ответственности за их нарушение. Йодль снова поклонился и вышел. Эйзенхауэр поднялся и направился в штабную комнату. Там он собрал всех офицеров штаба и представителей союзных войск. Были вызваны и фотографы, дабы запечатлеть торжественное событие для истории.

Эйзенхауэр подготовил короткое сообщение для печати и записал своё радиовыступление. Он поздравил всех с наступившей победой. Когда ушли журналисты, наступило время послать сообщение о капитуляции Германии главам государств Большой Тройки и в штабы. Каждый из офицеров и генералов искал слова и эффектные фразы для выражения величия события. Эйзенхауэр молча слушал и наблюдал.

Каждый последующий вариант был напыщеннее предыдущего. Верховный командующий, наконец, поблагодарив присутствующих, отверг все предложения и продиктовал своё: «Задача, стоявшая перед союзными силами, выполнена в 02.41 местного времени 7 мая 1945 года». Так звучало историческое сообщение...

На фото слева направо:

Начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров (1897—1974), начальник штаба сил союзников в Европе (Chief of Staff to the Supreme Allied Commander — COSSAC) британский генерал-лейтенант сэр Фредерик Морган (Frederick Edgeworth Morgan, 1894—1967), американский генерал-лейтенант Беделл Смит (Walter Bedell «Beetle» Smith, 1895 – 1961)

Американский радиокомментатор Гарри Бутчер (Harry C. Butcher), американский генерал Дуайт Эйзенхауэр (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969), британский маршал авиации Артур Теддер (Arthur William Tedder, 1890—1967) и начальник штаба британского флота адмирал сэр Харольд Бьюрро (Harold Martin Burrough, 1889—1977).

Он сумел ещё улыбнуться перед камерами, поднять пальцы в виде буквы «V», символизирующей победу, и вышел.

«Насколько я понимаю, — сказал он тихо адьютанту, — событие требует бутылки шампанского».

Принесли шампанское, под негромкие возгласы его открыли. Выпили за победу. На всех давила страшная усталость, поэтому вскоре присутствующие разошлись.

Начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров (1897—1974) пожимает руку командующему силами союзников в Европе американскому генералу Дуайту Эйзенхауэру (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969) на подписании акта о капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.
Слева от И.А. Суслопарова — его адъютант старший лейтенант Иван Черняев.

После того, как Эйзенхауэр поздравил генерала Суслопарова с подписанием протокола о капитуляции Германии и победой, начальник советской военной миссии подготовил и направил свой доклад в Москву.

А из Кремля между тем уже шло встречное сообщение, в котором генералу предписывалось никаких документов о капитуляции не подписывать....

РЕАКЦИЯ СССР

Тем временем утром 7 мая извещение о капитуляции Германии, подписанной в Реймсе, было получено в Москве. Генерал-полковник С.М.Штеменко, бывший тогда начальником оперативного управления Генерального штаба Красной армии и часто приглашавшийся в Кремль, свидетельствует...

Когда телеграмма из Реймса была получена, начальник Генерального штаба А.И.Антонов вызвал к себе Штеменко и приказал составить проект директивы Ставки Верховного Главнокомандования по поводу состоявшейся капитуляции.

Он показал ему письмо, только что присланное Антонову главой военной миссии США Дином, в котором содержалось следующее: «...Сегодня после полудня я получил от президента срочное послание, в котором он просит, чтобы Маршал Сталин дал своё согласие объявить о капитуляции Германии сегодня в 19.00 по московскому времени.

Мы получили через Наркоминдел ответ, что это невозможно сделать, потому что Советское правительство всё ещё не получило от своих представителей при штабе Эйзенхауэра данных о капитуляции Германии.

Я (т.е. глава миссии США Ди) информировал об этом президента Трумэна и получил ответ, что он не сделает официального сообщения до 9 часов утра по вашингтонскому времени 8 мая, или 16 часов по московскому, если Маршал Сталин не выразит своё согласие на более ранний час...»

Вскоре последовал вызов в Кремль, к Верховному Главнокомандующему Сталину.

В кабинете, кроме самого Сталина, находились члены правительства. Верховный Главнокомандующий, как обычно, медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь вид его выражал крайнее неудовольствие. Обсуждалась капитуляция Германии в Реймсе.

Сталин подводил итоги, размышляя вслух.

Он заметил, что союзники организовали односторонее соглашение с правительством Деница. И такое соглашение больше похоже на сговор.

Кроме генерала И.А.Суслопарова, никто из государственных лиц СССР в Реймсе не присутствовал. Выходит, что перед Советским Союзом капитуляции не произошло, и это тогда, когда именно СССР больше всего потерпел от гитлеровского нашествия и вложил наибольший вклад в дело победы. От такой «капитуляции» можно ожидать плохих последствий.

«Договор, подписанный союзниками в Реймсе, — продолжал Сталин, — нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический факт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия: в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции.

Пусть её подпишет кто-то из главарей бывшего фашистского государства или целая группа нацистов, ответственных за все их злодеяния перед человечеством».

Закончив говорить, Сталин обратился к начальнику Генерального штаба А.И.Антонову и справился, может ли Жуков подыскать подходящее помещение для торжественного подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в Берлине.

Ну а затем была великая дата девятого мая!




Рассказать друзьям