Гугеноты - русская историческая библиотека. Гугеноты

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

сторонники кальвинизма во Франции в XV!-XVIII вв. Борьба Г. с католиками вылилась в Религиозные войны. Выражали недовольство королевской централизаторской политикой и засильем католической церкви.

Отличное определение

Неполное определение ↓

ГУГЕНОТЫ

франц. huguenots, возможно, от нем. Eidgenossen - союзники) - в широком смысле сторонники кальвинистской (протестантской) религии во Франции 16-18 вв.; в узком смысле - особая религ.-политич. группировка франц. кальвинистов, существовавшая в 60-х гг. 16 в. - 20-х гг. 17 в Социальный состав Г. был крайне пестрым: представители буржуазии и плебейства, для к-рых кальвинизм стал знаменем борьбы против феод. эксплуатации, с одной стороны, часть дворянства и феод. знати, выступавшая с реакц. феод.-сепаратистских позиций против крепнувшего королев. абсолютизма, с другой. Борьба между Г. и католиками (также объединявшими разнородные по своему социальному составу элементы) вылилась в так наз. религиозные войны. Нантский эдикт 1598 признал за Г. свободу вероисповедания и предоставил им значит. политич. самостоятельность. По мере усиления абсолютизма при Ришелье с политич. самостоятельностью Г. было покончено ("эдикт милости", 1629); при Людовике XIV, отменившем в 1685 Нантский эдикт, они были лишены свободы вероисповедания и вынуждены были либо перейти в католичество, либо выселиться из Франции (многие ее покинули). Уравнение в правах с католиками Г. получили в период франц. бурж. революции кон. 18 в. Источн.: Loutchltzky I., Documents in?dits pour servir а l´histoire de la R?forme et de la Ligue, P., K., 1875. Лит.: Лучицкий И., Феод. аристократия и кальвинисты во Франции, ч. 1, К., 1871; Клячин В. П., Политич. собрания и политич. орг-ция кальвинистов во Франции 16 в., К., 1888; Vienot J., Histoire de la R?forme Fran?aise, t. 1 (Des origines а l´Edit de Nantes). P., 1926, t. 2 (De l´Edit de Nantes а sa r?vocation), P., 1934; Zoff O., Die Hugenotten. Geschichte eines Glaubenskampfes, Weimar, 1949.

большинство из которых в конечном итоге пришли к учению Джона Кальвина и которые из-за религиозных преследований были вынуждены бежать из Франции в другие страны в шестнадцатом и семнадцатом веках. Некоторые остались, практикуя свою Веру в тайне.

Протестантская Реформация началась Мартином Лютером в Германии около 1517 года, быстро распространилась во Франции, особенно среди тех, кто жаловался на установленный порядок правления. По мере роста и развития протестантизма во Франции он вообще отказался от лютеранской формы и принял форму кальвинизма. Новая «реформатская религия», практикуемая многими членами французского дворянства и социального среднего класса, основанная на вере в спасение через индивидуальную веру без необходимости заступничества церковной иерархии и на убеждении в праве человека интерпретировать Священные Писания для себя, разместили этих французских протестантов в прямом богословском конфликте как с католической церковью, так и с королем Франции в теократической системе, которая преобладала в то время.

Последователей этого нового протестантизма вскоре обвинили в ереси против католического правительства и установившейся религии Франции, а в 1536 году был выпущен генерал-эдикт, призывающий к истреблению этих еретиков (гугенотов). Тем не менее, протестантизм продолжал распространяться и расти, и около 1555 года первая церковь Гугенота была основана в доме в Париже, основанном на учении Джона Кальвина. Число и влияние французских реформаторов (гугенотов) продолжали расти после этого события, что привело к эскалации враждебности и конфликта между католической церковью / государством и гугенотами. Наконец, в 1562 году около 1200 гугенотов были убиты в Васси, Франция, тем самым воспламеняя французские войны религии, которые опустошат Францию ​​в течение следующих тридцати пяти лет.

Указ Нанта, подписанный Генрихом IV в апреле 1598 года, закончил Войны Религии и позволил гугенотам некоторые религиозные свободы, включая бесплатное осуществление своей религии в 20 указанных городах Франции.

Отмена эдикта Нанта Людовиком XIV в октябре 1685 года вновь вызвала преследование гугенотов, и сотни тысяч гугенотов бежали из Франции в другие страны. В ноябре 1787 г. «Обнародование Уклонения от толерантности» частично восстановило гражданские и религиозные права гугенотов во Франции.

Мемориальный музей Гугенот.

Поскольку гугеноты Франции были в значительной степени ремесленниками и профессиональными людьми, их обычно хорошо воспринимали в тех странах, куда они бежали в поисках убежища, когда религиозная дискриминация или явное преследование заставили их покинуть Францию. Большинство из них первоначально отправлялись в Германию, Нидерланды и Англию, хотя некоторые из них в конечном итоге оказались в местах, удаленных от Южной Африки. Значительное количество гугенотов мигрировало в британскую Северную Америку, особенно в Каролину, Виргинию, Пенсильвания и Нью-Йорк. Их характер и таланты в искусстве, науках и промышленности были таковы, что они, как правило, считались существенной потерей для французского общества, из которого они были вынуждены уйти, и соответствующей выгоды для общин и наций, в которые они ушли..

Общество Гугенотов Америки.

4 марта 1590 года принц Генрих Наваррский возглавил силы Гугенота против католической лиги в битве при Иври (на фото справа) в Нормандии

ГУГЕНОТЫ - название реформатов или кальвинистов во Франции. Происхождение этого слова довольно темное. Французские протестанты получали в разные времена различные названия, прилагаемые к ним по большей части в насмешку, как: лютеране, сакраментарии, христавдины, религиозники и проч. Собственно слово «гугеноты» вошло в общее употребление не раньше Амбуазской смуты 1566 г. и вероятно есть искаженная форма немецкого Eidgenossen (клятвенные союзники, заговорщики), каковое название патриотическая партия в Женеве носила уже с четверть века раньше. В истории гугенотов во Франции можно различать пять периодов: 1) период гонительства под видом закона, до первого признания реформатской религии январским эдиктом (1562 г.); 2) период гражданских войн при Карле IX, закончившийся побоищем Варфоломеевской ночи (1572 г.); 3) период борьбы с целью добиться полной веротерпимости в царствования Генриха III и Генриха IV, до провозглашения Нантского эдикта (1598 г.); 4) период отмены этого эдикта Людовиком XIV (1685 г.), и 5) период полного запрещения протестантизма, заканчивающийся изданием эдикта о веротерпимости Людовиком XVI (1787 г.), как раз перед первой французской революцией.

Начало реформационного движения во Франции можно считать с 1512 г., когда профессор парижского университета, ученый Жак Леффеврд Етапль, в одном латинском комментарии на Послания ап. Павла стал явно проповедовать учение об оправдании верою. В 1516 г. епископом в Mo был назначен Вильг. Брисонне, покровитель литературы и сторонник умеренной реформации. Он скоро собрал около себя группу ученых, включая Леффевра и его учеников, Вильгельма Фареля, Мартиала Мазурье, Жерарда Русселя, и других, которые с большою ревностью проповедовали евангелие в церквах его диоцеза. В 1523 г. Леффевр издал французский перевод Нового Завета, а в 1528 и перевод Ветхого Завета. Этот перевод, сделанный с латинской Вульгаты, послужил основанием для последующего перевода Оливетана, первого французского перевода с греческого и еврейского подлинника. Так как епископ Брисонне, под угрозой гонительства, должен был оставить свое намерение, то реформационное движение в Mo прекратилось вместе с рассеянием и самих учителей, хотя семя уже брошено было в почву и ждало только благоприятных условий для произрастания. Хотя Франциск I и обнаружил благорасположение к делу реформации под влиянием своей сестры, образованной Маргариты, герцогини Ангулемской, однако это происходило скорее из интереса к учености и из честолюбия, чем из действительного сочувствия к самому движению. Это вскоре обнаружилось по «делу Плакардов» (1534 г.), когда резкая прокламация против папской мессы была найдена прибитой на дверях спальни короля в замке Амбуаз. Во время большой покаянной процессии, вскоре затем устроенной (янв. 1535), шесть протестантов были заживо сожжены на глазах короля, и Франциск высказал намерение истребить ересь в своих владениях. Он готов, сказал он, отсечь собственную руку, если бы она была заражена этим ядом. Казни, следовавшие в течение нескольких месяцев, были первой серьезной попыткой к истреблению реформатов. Стали издаваться все более суровые законы. В 1545 г. произошло побоище в Мериндоле и Кабриеле. Двадцать два города и деревни на реке Дюрансе, обитаемых французскими вальденсами, одного и того же происхождения с вальденсами Пьемонта, были разрушены вооруженной экспедицией, снаряженной в Эксе (Аих), с утверждения провансальского парламента. Следующий год был свидетелем мученичества «четырнадцати мучеников в Mo». Несмотря на эти суровые меры, реформ. движение однако продолжало разрастаться и в царствование Генриха II, фанатичного и распутного сына Франциска (1547-1559 гг.). Центром реформ. движения сделалась Женева, откуда Иоанн Кальвин, посредством своих книг и огромной переписки, как и косвенно чрез посредство своих бывших учеников, оказывал чрезвычайно большое влияние. Строгие законы против ввоза каких бы то ни было книг из Женевы не достигали цели. В 1555 г. попытка ввести испанскую инквизицию не удалась, вследствие просвещенного и решительного противодействия парижского парламента, во главе с его президентом Сегье. В Париже тайно собрался первый национальный синод французских реформатов (25 мая 1559 г.). Он принял исповедание веры, которое впоследствии сделалось «символом веры» французских протестантов. Он также установил в своей «Церковной дисциплине» представительную форму церковного управления, с его судами, консисторией, провинциальными конференциями и национальными синодами. В течение следующих ста лет собиралось еще 28 национальных синодов. После 1659 г. правительство отказалось допускать собрание дальнейших национальных синодов. При Франциске II, шестнадцатилетнем юноше (1559-1560 г.), положение гугенотов было неопределенное, но уже начали появляться признаки наклонности к допущению веротерпимости. Так, на собрании нотаблей в Фонтенебло (в авг. 1560 г.) адмирал Колиньи представил в пользу гугенотов петиции о свободе богослужения, и два прелата, архиепископ Марильяк и епископ Монлюк, открыто настаивали на созыве национального собора для исцеления удручающего церковь недуга. При Карле IX, десятилетнем мальчике, на время установилась веротерпимая политика канцлера Л’ Опиталя. В Пуасси состоялась конференция (в сент. 1561 г.), на которой гугеноты впервые воспользовались случаем для защиты своих религиозных воззрений в присутствии короля. Главными ораторами с протестантской стороны были Феодор Беза и Петр Мартир, а кардинал Лотарингский был наиболее выдающимся представителем римско-католической церкви.

17 января 1562 г. издан был знаменитый эдикт, известный под названием «Январского эдикта». В нем заключалось первое формальное признание реформатской веры, приверженцам которой предоставлялась свобода собираться для богослужения, без оружия, во всех местах вне укрепленных стенами городов. Январский эдикт был великой хартией гугенотских прав. Нарушение его было источником долгого периода гражданской смуты, и в течение целого столетия усилия гугенотов были почти исключительно направляемы к поддержанию или восстановлению его положений.

Но едва эдикт был подписан, как произошло ни чем не вызванное побоище в Васеи, учиненное герцогом Гизом над собранием реформатских богомольцев, что и послужило поводом к первой междоусобной войне (1562 - 1563). Во главе гугенотов стали адмирал Колиньи и принц Конде́; а главными римско-католическими полководцами были констебль Монморанси, герцог Гиз и маршал Сент Андре. Война свирепствовала в большей части Франции с неодинаковым успехом с обеих сторон. Как Монморанси, так и Конде́, были взяты в плен, а Сент Андре убит в сражении при Дре, где гугеноты понесли поражение, и их права были значительно урезаны. Вместо безграничного права собираться на молитву вне обнесенных стенами городов по всей Франции, гугенотам было теперь позволено собираться лишь в пригородах одного какого-либо города в каждом округе, и в тех городах, которые находились в их владении при заключении мира. Несколько вельмож получили право совершать богослужение в своих собственных замках. Вскоре возгорелась вторая и третья междоусобные войны (1567-1568 и (1568-1570), из которых последняя отличалась особенною кровопролитностью. Гугеноты были разбиты в двух ожесточенных битвах, - при Жарнаке и Монконтуре, причем в первой из них был убит Людовик принц Конде́. Но Колиньи своей военной доблестью не только спас гугенотов от уничтожения, но и дал им возможность добиться мира на благоприятных условиях. Последовало два года общего спокойствия и в это время, по-видимому, начали заживать раны, причиненные междоусобицей. Генрих, король Наваррский, женился на Маргарите Валуа, младшей сестре Карла IX. Во время празднеств, совершившихся по этому случаю, Колиньи был ранен каким-то убийцей. За этим событием последовало, продолжавшееся в течение двух суток, побоище Варфоломеевской ночи (воскр. 24 авг. 1572). Этим ударом предполагалось совершенно уничтожить гугенотов, которых оказалось невозможным истребить в открытой борьбе. Колиньи и многие из наиболее известных вождей, вместе с множеством своих единоверцев, были безжалостно избиты. Число жертв в Париже и во всем остальном государстве различно определяется от 20 до 100 тысяч человек (см. под сл. Варфоломеевская ночь). Гугеноты, однако, не были истреблены и во время четвертой междоусобной войны (1572 - 1573): они не только с успехом защищали Ла-Рошель против короля, но и добились мира на почетных условиях.

Пятая междоусобная война, начавшаяся за несколько недель до восшествия на престол Генриха III, продолжалась до тех пор, пока новый король не убедился в безнадежности истребить своих протестантских подданных, подкрепленных сильным немецким вспомогательным войском. Заключен был мир, обыкновенно называемый La Paix de Monsieur (эдикт Болье, в мае 1576). Этот мир был благоприятнее для гугенотов, чем все прежние, так как в силу его им позволялось совершать богослужение повсюду во Франции, кроме Парижа, без ограничения времени и места, если только не будет протестовать тот вельможа, на земле которого предположено совершать его. Но либеральность нового постановления привела к скорой его отмене. По настоянию римско-католического духовенства и Гизов, образовалась так назыв. «Священная и христианская лига», ставившая своею целью истребление ереси, и ветви ее раскинулись по всей Франции. На собрании генеральных штатов в Блуа король согласился стать во главе этой лиги. Отсюда возникла шестая междоусобная война, которая однако, продолжалась лишь несколько месяцев, так как король нашел что штаты не желали давать ему средств для ведения этой войны. Заключен был новый мир (эдикт Пуатьерский, в сент. 1577), которым вновь вводились ограничения касательно городов, где протестанты могли совершать богослужение; и вельможам предоставлено было право совершать богослужение в своих замках. Как и по прежнему миру, восемь городов оставлены были в руках протестантов в качестве залога точного исполнения условий мира и установлены были смешанные суды для решения дел, в которых стороны могут принадлежать к разным религиям.

В 1584 умер единственный брат короля. Так как Генрих III был бездетен, то наследником престола Франции делался Генрих Бурбон, гугенотский король Наваррский. Одна мысль о том, что престол может перейти в руки еретика, вновь оживила деятельность лиги. Гизы, с помощью Филиппа II, подняли войну против Генриха III, и после борьбы, в которой гугеноты не принимали участия, принудили короля подвергнуть реформ. религии запрещению эдиктом Нимурским (в июле 1585). Последовала восьмая междоусобная война (1585-1589). Самым выдающимся событием в течение нее была битва при Кутра (1587), в которой римские католики, под начальством герцога Жуайезского, были разбиты гугенотскими войсками Генриха Наваррского, причем был убит и сам герцог. Эта победа гугенотов произвела столь сильное впечатление на их врагов, что впоследствии один вид гугенотских воинов, коленопреклоненно молившихся перед началом битвы, как они это делали в Кутра, поражал ужасом римско-католических солдат. В 1589 на престол Франции взошел протестантский государь Генрих Наваррский, под именем Генриха IV, который, находя себе деятельную поддержку со стороны гугенотов, порешил вознаградить их объявлением закона о полной веротерпимости. Это был знаменитый Нантский эдикт (в апр. 1598), который обеспечивал свободу совести по всему королевству и признавал за реформатами право собираться на молитву на землях вельмож, имевших право высшей юрисдикции (таковых было около 3 500), при чем им предоставлены были и разные гражданские права, как право занятия гражданских должностей, доступа в университеты и школы на равных условиях с римскими католиками и пр.

Эдикт Генриха IV, после его умерщвления (1610), был торжественно подтвержден последующими заявлениями регента, Марии Медичи, Людовика XIII и Людовика XIV. Тем не менее гугеноты вскоре имели основания жаловаться на разные досадные нарушения, за которые они не могли добиться удовлетворения (таково было разрушение реформ. церквей в Беарне 1620) В это время гугеноты проявляли чрезвычайную умственную деятельность. Свое богослужение, по соседству с Парижем, сначала совершавшееся в деревне Аблоне, довольно отдаленной и мало доступной, они перенесли в более близкий и более удобный Шарантон. Это место сделалось центром сильного религиозного и философского влияния, которое давало себя чувствовать в столице королевства и при королевском дворе. Тут было много выдающихся писателей и проповедников. В различных частях королевства было основано целых шесть богословских семинарий или «академий», из которых наиболее важными были семинарии в Сомюре, Монтобане и Седане.

Хотя нарушения духа и даже буквы Нантского эдикта были часты, однако лишь после смерти кардинала Мазарини (1661) собственно начались те ограничения, логическим последствием которых могла быть только полная отмена эдикта. С этого времени гугенотам, хотя их не раз высоко восхвалял сам король за их преданность короне во времена смут фронды, почти не давали покоя. Разными досадными постановлениями у них постепенно отнимались места богослужения, их изгоняли с занимаемых должностей или, под видом законных мероприятий, у них отнимали собственность и даже детей. Под предлогом замышляемого восстания, на них двинуты были страшные драгонады и производились всевозможные грубые насилия над теми, кто не хотел отрешаться от своей веры. Наконец, в октябре 1685, под предлогом, будто принятые меры оказались вполне успешными и что реформатской религии более не существует в его владениях, Людовик XIV подписал отмену Нантского эдикта. В силу нового закона, реформатская вера объявлялась нетерпимой во Франции. Все реформатские пасторы должны были оставить королевство в течение двух недель. Из других лиц никто не мог выселяться, под страхом ссылки на галеры для мужчин, заключения в тюрьму и конфискации собственности для женщин.

Несмотря на запрещение, немедленным результатом отмены Нантского эдикта было массовое бегства гугенотов в чужеземные страны. Все число бежавших невозможно определить с достоверностью. Его определяли в 800 000; но эта цифра, несомненно, выше действительной, и все число их, вероятно, было от 300-400 тысяч. Вследствие этого страна лишилась наиболее промышленной и зажиточной части населения. В течение ста лет остававшиеся во Франции гугеноты терпели всевозможные невзгоды и гонения. Богослужения они стали совершать только тайком, в пустынях и лесах, а пасторы, совершавшие его и захваченные на месте «преступлений», подвергались колесованию. Так еще 19 февраля 1762 один пастор, по имени Рошетт, был обезглавлен с утверждения тулузского парламента за то, что проповедовал, заключал браки и совершал таинства крещения и евхаристии. В 1767 г. за те же преступления другой пастор, Беранже, был присужден на смерть и казнен в виде чучела. Но эти жестокости, наконец, возмутили общество, и под его давлением Людовик XVI издал (в ноябре 1787 г.) эдикт веротерпимости. Хотя в этом документе объявлялось, что «католическая апостольская римская религия одна будет продолжать пользоваться общественным богослужением», но он, вместе с тем, признавал регистрацию протестантских рождений, браков и смертей, и запрещал каким бы, то, ни было образом угнетать протестантов ради их веры. Национальное собрание, в 1790 г., приняло меры к восстановлению конфискованной собственности протестантских беглецов, а закон 18 Жерминаля X года (1802 г.) формально организовал реформатские и лютеранские церкви, пасторы которых отселе стали получать жалованье от государства.

Между тем бежавшие и изгнанные из Франции гугеноты повсюду встречаемы были сочувственно. Все протестантские страны Европы рады были воспользоваться их трудолюбием и знаниями для оживления своей торговли и промышленности. Самое название «гугенот» получило почетное значение и повсюду служило как бы рекомендательным свидетельством. Так они сначала переселялись в Швейцарию, «предназначенную промыслом служить местом убежища», куда они особенно двинулись после побоища Варфоломеевской ночи и после отмены Нантского эдикта. С большим сочувствием гугенотских беглецов принимали и Голландии, где о них совершались общественные богослужения и производились сборы в их пользу, а также предоставлены были (в Утрехте) все городские права и изъятия от налогов в течение двенадцати лет. И другие страны северной Европы также открывали двери свои беглецам, как Дания, Швеция и др. Даже в России указом, подписанным царями Петром и Иоанном Алексеевичами (1688 г.), открывались беглецам все провинции империи и представлялись офицерам места в войске. Вольтер утверждает, что одна треть двенадцатитысячного полка, основанного женевцем Лефортом для Петра, состояла из французских беглецов. Но более всех воспользовалась и умственным, и материальным богатством гугенотов Англия. Со времени Эдуарда VI, английские короли, за единичным исключением Марии, всегда покровительствовали им. Когда дошли слухи об ужасах драгонад, Карл II издал (28 июля 1681 г.) прокламацию, в которой предлагал гугенотам убежище, с обещанием им прав натурализации и всевозможных льгот в торговле и промышленности. После отмены Нантского эдикта, Иаков I также делал им подобные же приглашения. Число гугенотов, бежавших в Англию в течение десятилетия, следовавшего за отменой Нантского эдикта, восходило до 80 000 человек, из которых около одной трети поселилось в Лондоне. В пользу беглецов произведен был общий сбор, который дал около 200 000 ф. с. И услуги, оказанные гугенотами Англии, были весьма значительны. В войске Вильгельма Оранского, когда он выступил против своего тестя, было три полка пехоты и кавалерии, состоявшие исключительно из французских беглецов. Еще более важные услуги гугеноты оказали в области промышленности, так как они ввели многие такие отрасли ее, которые дотоле совсем неизвестны были в Англии. Даже в умственном отношении влияние беглецов было весьма значительно. Достаточно упомянуть имена Дениса Папена, первого исследователя силы пара, и Рапен-Тойра, «Истории Англии» которого не имела себе соперников до появления сочинения Давида Юма. Часть гугенотов направилась и в Америку, и они именно были основателями города Нью-Амстердама (теперь Нью-Йорк), где с самого начала господствовали французская речь и гугенотская вера. Французский приход в Нью-Йорке, долго процветавший и обладавший значительным влиянием, имел целый ряд талантливых реформатских пасторов, из которых последний принял епископское посвящение от 1806 г., когда вообще гугенотская община слилась с епископальной церковью и стала называться «церковью Св. Духа». Много приходов и церквей рассеяно было и по другим городам и странам Америки. Трудно с точностью определить, сколько именно гугенотов переселилось в Америку; но, несомненно, число их нужно определять тысячами. Они имели значительное влияние на характер американского народа, гораздо большее, чем можно бы ожидать по их численности; и в списке патриотов, государственных деятелей, филантропов, служителей евангелия и вообще выдающихся лиц всякого звания в Соединенных Штатах гугенотские имена занимают весьма важное и почетное место. Наконец, часть гугенотов в последующее время, особенно из Голландии, направилась и на вольные земли Южной Африки, и там они именно сделались главными основателями двух республик, - Оранжевой и Трансваальской, и выставили целый ряд именитых деятелей, которые прославились особенно в последнее время в борьбе с Англией; таковы имена Кронье, Жубера, Де-Ветте, имеющие чисто французский характер.

* Степан Григорьевич Рункевич,
доктор церковной истории,
секретарь Святейшего Синода
.

Источник текста: Православная богословская энциклопедия. Том 4, стлб. 782. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу "Странник" за 1903 г. Орфография современная.

План
Введение
1 Появление протестантизма во Франции
2 Религиозные войны
2.1 Ла-Рошель
2.2 Варфоломеевская ночь
2.3 Католическая лига

3 Нантский эдикт
4 Гугенотство после Генриха IV

Введение

Гугено́ты (фр. Huguenots ) - название французских протестантов (кальвинистов), происходящее от имени Гюга, женевского гражданина, или, по другим мнениям, искажённое немецкое Eidgenossen (англ.) (самоназвание швейцарцев).

1. Появление протестантизма во Франции

Сначала слово гугенот употреблялось противниками протестантов как насмешка; но впоследствии, когда Реформация стала распространяться во Франции, оно прижилось и среди самих французских протестантов. Сторонники Реформации во Франции появились очень рано. Лефевр, Фарель, Руссель пропагандировали протестантское учение. При покровительстве Маргариты, королевы Наваррской, сестры короля Франциска I, возникли тайные лютеранские общины. Но наибольшее сочувствие и распространение нашло учение Кальвина, особенно в среде дворянства и среднего сословия. К веротерпимости и реформам призывал даже католический епископ Брюсонне. В 1534 г. протестанты наводнили крупные города листовками, грубо высмеивавшими священников и мессу (см. дело о листовках). В ответ начались массовые аресты и казни еретиков. Реформированная церковь во Франции была вынуждена уйти в подполье.

2. Религиозные войны

Франциск I повелел конфисковать все протестантские сочинения и запретил гугенотам под угрозой смертной казни устраивать свое протестантское богослужение; но эти меры не смогли остановить распространение реформаторского учения. Генрих II в 1555 году издал эдикт, которым грозил гугенотам сожжением на кострах, и после заключения Като-Камбрезийского мира с особенным рвением принялся за искоренение «ереси». Тем не менее при нём во Франции насчитывали до 5000 кальвинистских общин. При Франциске II, находившемся под сильным влиянием Гизов, в 1559 году при каждом парламенте была учреждена особая комиссия (Chambre ardente), следившая за исполнением эдиктов о еретиках.

Всеобщая оппозиция против Гизов дала гугенотам мужество бороться против преследований. Часть дворян-кальвинистов под руководством Лареноди составила заговор с целью потребовать от короля свободы совести и удаления Гизов, а в случае отказа - силою захватить короля и заставить его передать управление расположенным к кальвинизму Бурбонам, Антуану Наваррскому и Людовику Конде.

Заговор был открыт; король бежал из Блуа в Амбуаз. Нападение заговорщиков на Амбуаз было отбито; многие погибли в бою, другие казнены. Тем не менее в мае 1560 года были уничтожены Chambres ardentes, но по-прежнему запрещены религиозные собрания и публичное отправление протестантского богослужения. В августе того же года адмирал Колиньи на собрании нотаблей потребовал для кальвинистов свободы совести. Собрание отложило решение до созвания генеральных штатов в Орлеане; чтобы воспрепятствовать постановлениям этого собрания в благоприятном для гугенотов смысле.

Гизы захватили в плен Бурбонов, а Конде за участие в заговоре был приговорен к казни. Смерть Франциска II помешала исполнению приговора. При Карле IX в 1561 году издан был эдикт, которым отменялась смертная казнь за принадлежность к ереси. Для прекращения вражды между католиками и гугенотами между ними был устроен религиозный диспут в Пуасси, который, однако, не привёл к желанному соглашению.

Так называемый триумвират из герцога Гиза, коннетабля Монморанси и маршала Сент-Андре стремился к подавлению реформации, и ему удалось перетянуть на свою сторону Антуана Наваррского. Как только был издан эдикт 1562 года, предоставлявший гугенотам право свободного богослужения, Франсуа де Гиз напал при Васси на толпу гугенотов, собравшихся в сарае для совершения богослужения. Все они были перебиты, и это было началом междоусобной войны. Первая война (всех было 8) велась с переменным успехом и кончилась в 1563 году соглашением, получившим свое подтверждение в Амбуазском эдикте, в котором гугенотам опять была предоставлена свобода вероисповедания.

Королева-мать, лишив Гизов влияния, не желала, однако, чтобы им стали пользоваться гугеноты, и новым эдиктом отменила почти все прежние вольности, предоставленные гугенотам; тогда Конде и Колиньи решились захватить короля в свои руки; но заговор их был открыт, и двор бежал в Париж. Конде осадил столицу. Снова был заключен мирный договор в Лонжклю, в силу которого была объявлена всеобщая амнистия; но спустя полгода опять разгорелась гражданская война.

2.1. Ла-Рошель

Ненависть католических народных масс против гугенотов выразилась во многих кровавых насилиях. Конде и Колиньи бежали в Ла-Рошель, которая с этих пор стала главной квартирой гугенотов. Английская королева Елизавета снабдила гугенотов деньгами и оружием, немецкие протестантские князья оказали им помощь войсками. В битве при Жарнаке в 1569 году католики под начальством маршала Таванна разбили гугенотов наголову; Конде попал в плен и был убит.

Жанна Наваррская созвала тогда гугенотов в Коньяк, воодушевила их своей речью и поставила во главе войска своего сына Генриха; но, несмотря на подкрепления, посланные Германией, гугеноты снова потерпели поражение, и только в следующем году Колиньи удалось завладеть Нимом и Ла-Рошелью и нанести поражение королевским войскам. Наконец умеренная партия взяла верх и в том же году был заключён Сен-Жерменский мир, в силу которого была объявлена амнистия и свобода вероисповедания. Для большей гарантии в руках гугенотов оставлены крепости Ла-Рошель, Лашарите, Монтобан и Коньяк.

2.2. Варфоломеевская ночь

Чтобы приобрести доверие гугенотов, Екатерина Медичи решила выдать замуж сестру Карла IX за Генриха Наваррского; были начаты переговоры с Англией относительно совместной поддержки нидерландского восстания, Колиньи был назначен главным начальником снаряженной с этой целью французской армии. Во всей Франции водворилось спокойствие и мир, так что королева Наваррская вместе с принцем Конде и Генрихом Наваррским безбоязненно могла приехать в Париж на бракосочетание последнего с сестрой короля.

На эту свадьбу была приглашена масса знатных гугенотов; глава их, Колиньи, пользовался, по-видимому, исключительным благоволением короля и руководил французской политикой. Католики с возрастающей ненавистью смотрели на это сближение; да и королева-мать прежде всего хотела устранить Колиньи, находя его влияние вредным для себя. Этим была вызвана Варфоломеевская ночь. Многие гугеноты спаслись от резни и стали защищаться с мужеством отчаяния в Ла-Рошели, Ниме, Монтобане. Везде, где гугеноты чувствовали себя достаточно сильными, они закрыли перед королевскими войсками ворота. Тщетно старался герцог Анжуйский завладеть Ла-Рошелью; война кончилась миром 1573 года, по которому Монтобан, Ним и Ла-Рошель остались за гугенотами, и в этих городах им была предоставлена свобода богослужения. Вскоре после заключения мира, умеренная партия завязала отношения с гугенотами, чтобы с помощью их добиться низвержения Гизов. Заговор был, однако, открыт; герцог Алансонский (младший брат Карла IX), стоявший во главе этой партии, и Генрих Наваррский были заключены в Венсенн, а Конде спасся бегством в Страсбург.

При Генрихе III снова начались преследования гугенотов, и война возобновилась, причём к гугенотам присоединился и Генрих Наваррский, перешедший снова в протестантизм. Конде, подкрепленный вспомогательным немецким корпусом, вторгся во Францию. Король, видя перевес военной силы на стороне гугенотов, решился на выгодный для них мир, по которому, за исключением Парижа, они получили право свободного богослужения, доступ ко всем должностям и восемь новых крепостей.

2.3. Католическая лига

Но в том же 1576 году герцог Генрих Гиз основал Католическую лигу для защиты католической веры. Король на генеральных штатах в Блуа сам стал во главе лиги, и тогда снова возгорелась религиозная война; она продолжалась недолго, потому что Генрих III опасался честолюбивых планов герцога Гиза больше, чем самих гугенотов, и решил в 1579 году заключить мир в Пуатье, которым восстановлены были все прежние вольности гугенотов. Возрастающее влияние Гиза заставило королеву-мать войти с Генрихом Наваррским в переговоры, закончившиеся предоставлением ещё более широких прав гугенотам и передачею им четырнадцати крепостей.

После смерти младшего брата короля ближайшие права на трон принадлежали Генриху Наваррскому; но так как герцог Гиз не желал допустить, чтобы корона досталась еретику, то заключил союз с Испанией и папой для устранения Генриха. Лига провозгласила наследником престола старого кардинала Бурбонского и заставила короля в 1585 году издать Немурский эдикт, которым отнимались все прежние права и преимущества у гугенотов, католицизм объявлялся господствующей религией во Франции, а всем исповедовавшим другие религии предписывалось покинуть страну в течение месяца.

Гугеноты снова взялись за оружие, и началась восьмая религиозная война, известная в истории под именем «войны трёх Генрихов». Протестантская часть Германии поддержала гугенотов присылкою войск, Англия - деньгами. Генрих Наваррский нанес католикам решительное поражение при Кутра. Несмотря на это, Гиз, пользуясь бунтом парижан, заставил короля издать эдикт, лишавший лиц некатолического вероисповедания права на французский престол.

3. Нантский эдикт

После смерти Генриха III Генрих Наваррский в силу наследственного права стал законным королем Франции, но ему пришлось выдержать продолжительную борьбу и перейти в католицизм, прежде чем за ним была всеми признана корона. Сначала король опасался раздражить католиков покровительством гугенотам, но, наконец, в 1598 году издал Нантский эдикт, который был как бы повторением прежних эдиктов 1563, 1570, 1577 годов с некоторыми добавлениями. Несмотря на недовольство парижского парламента, Генрих заставил его внести в свои регистры Нантский эдикт.

Необходимо отметить, что ненависть, и порождаемая ею жестокость, в то время являлись обоюдными. Вражду вызывали не только религиозные причины, но также социально – политические. Варфоломеевская ночь не была единичным актом насилия. Она являлась кульминацией многолетнего противостояния (1560 – 1598) между французскими католиками и протестантами, и именно в этом контексте её и стоит рассматривать.

В ходе религиозных войн протестанты во Франции представляли собой серьёзную силу, которую королевский дом Валуа небезосновательно считал угрозой своей власти. Гугеноты имели собственную хорошо вооружённую армию, контролировали важные укреплённые города, их поддерживали и финансировали представители знатных фамилий. Дважды протестанты неудачно пытались похитить французских монархов с целью подчинить их своему влиянию.

Изначально гугеноты с недоверием относились к жёстким методам борьбы. Но в 1560 – х годах, после прокатившейся по стране волны католического насилия, они развернули свой террор. Грабили и разрушали храмы и монастыри, уничтожали иконы и пытали монахов, скрывавших религиозные святыни. В ряде мест вешали священников, многих из них калечили, отрезая носы, уши и половые органы. Наиболее массовой расправой стала «Резня Михайлова дня» в Ниме или «Мишелада». В ночь с 29 на 30 сентября 1567 г., собрав во дворце нимского епископа наиболее видных местных католиков, протестанты убили их, а тела сбросили в ближайший колодец. Всего, по разным оценкам, погибло от 80 до 90 человек. Эта казнь произвела сильное впечатление на католиков, став одним из поводов к очередному витку религиозного конфликта.

Однако, насилие с обеих сторон носило разный характер. Чтобы лучше понять суть этой вражды стоит процитировать книгу французского историка Жана – Мари Констана «Повседневная жизнь французов во времена религиозных войн»:

«Насилие, творимое католической чернью, - это поистине мистическая ярость, «сакральное» деяние, совершаемое по воле самого Господа, пожелавшего истребить сторонников новой религии, приравненных к еретикам и поклоняющимся Сатане. Католики так жаждали покарать протестантов, что без малейшего сожаления калечили их, терзали, швыряли собакам, бросали в воду, сжигали, причиняя им на земле муки, ожидавшие их в загробном мире. Таким образом в ожидании, когда Господь снизойдет к ним и подаст свой знак, они очищали христианский мир от скверны. Важную роль в восстановлении изначальной чистоты играли дети: они олицетворяли невинность тех, кто выступал в роли судей.

Насилие, чинимое кальвинистами, имело совершенно иную природу. Оно было рационально обосновано, тщательно просчитано, запрограммировано и осуществлялось под контролем новой элиты реформированной церкви. Оно заключалось в систематическом истреблении церковных символов, изображений святых, икон, статуй, дорогих вещей, которые хранились в храмах, в физическом разрушении этих вещей или в переплавке их (чтобы использовать для других целей) для возвращения им изначальной евангельской чистоты. Не довольствуясь уничтожением идолов, протестанты преследовали лиц духовного звания, «тех, кто с тонзурой» (razes), так как, по их мнению, именно они препятствовали народу обратить свои взоры к истинной вере».

Говоря о причинах ненависти к гугенотам, важно учитывать, что Париж был традиционно католическим городом, и горожане с неприязнью отнеслись к большому количеству гугенотов, приехавших в августе 1572 г. на свадьбу Маргариты Валуа и Генриха Наваррского. Кроме того, многочисленную парижскую бедноту раздражало богатство и роскошь протестантских гостей.

Стоит отметить, что в ходе Варфоломеевской ночи её рядовыми участниками не всегда двигали причины религиозного характера. Некоторые просто сводили личные счёты с теми, к кому по разным причинам испытывали неприязнь. В таких случаях иногда под горячую руку попадали и католики.

Также есть мнение, что, планируя акцию в Париже, католическая партия отнюдь не стремилась к массовому убийству протестантов. Целью католиков являлось уничтожение главных вождей гугенотов и захват Генриха Наваррского, но из – за острой неприязни парижан к протестантам, события вышли из под контроля и всё вылилось в кровавую бойню.

События Варфоломеевской ночи стали переломным моментом во французских религиозных войнах. Несмотря на то, что конфликт продолжался ещё много лет после этих событий, по протестантам был нанесён мощный удар. Они лишились своих наиболее видных лидеров. Около 200 тысяч гугенотов были вынуждены бежать из страны.

Суть эксцесса не в этом. Варфоломеевскую ночь трудно (и даже неправильно) рассматривать только как обоюдную религиозную ненависть, вылившуюся в кровавый инцидент.

Рассказать друзьям