Тотальная уберизация: как это работает. Uber взрывает мир потребления

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Как сервис по заказу такси знаком, пожалуй, каждому, хотя компания стартовала относительно недавно – в 2009 году. Несмотря на это, почти за девять лет ей удалось не только реформировать рынок, но и создать целый тренд в экономике, который носит название «уберизация».

Под уберизацией понимают использование бизнесом digital-платформы для создания добавленной стоимости сервиса путем объединения на ней клиентов и поставщиков услуг.

Зачастую технология реализуется через приложение в смартфоне, которое идентифицирует покупателя, соединяет его с оптимальным поставщиком услуги и способствует максимально эффективной организации взаимодействия, используя систему рейтингов и отзывов.

Исполнитель находит заказчика, минуя одного, а иногда и множество посредников – получается дешевле, удобнее и быстрее. Строго говоря, посредник есть, но он всего один – Uber или компании, подобные ему. За счет эффекта масштаба и наличия нескольких крупных игроков на рынке комиссия сервиса невелика, а здоровая рыночная конкуренция сдерживает аппетиты и стимулирует развитие и улучшение качества услуг.

Uber стал новой бизнес-моделью

Возникнув на Западе, понятие Uber быстро стало нарицательным: теперь так можно назвать любой сервис, объединяющий и координирующий агентов рынка в режиме реального времени.

Благодаря синергии каждый из участников получает свою выгоду:

  • Для агентов – это возможность сократить издержки на оказание услуг.
  • Для сервиса – это получение прибыли в виде процентов со сделок, и охват большей доли рынка за счет привлечения новых агентов.

Так простой исполнитель, не обладая специальными навыками в области развития собственного бизнеса, маркетинга и рекламы, зарегистрировавшись и пройдя нехитрое обучение и авторизацию сервисом, в кратчайшие сроки получает возможность подработать водителем такси, курьером или, например, заняться сдачей жилья в аренду.

Стремительное развитие технологий и повсеместная дигитализация породили on-demand economics: клиенты хотят получать услуги тогда, когда им это нужно, а не тратить время на ожидание.

Это стало фундаментом для новой бизнес-модели, основанной на «мгновенном удовлетворении» (instant gratification). Высокая скорость оказания услуги становится новым стандартом качества на всех рынках одновременно с упрощением и стандартизацией самого бизнес-процесса, уменьшением цепочки участников и вовлечением большого количества игроков.

Преимущества и недостатки модели Uber

В условиях такой глобальной трансформации экономических подходов проявляются как положительные, так и отрицательные стороны Uber.

Преимущества.
  • Онлайн-сервисы ставят в равные условия большие корпорации и небольшие стартапы. Это положительно сказывается как на отдельных потребителях, так и на экономике страны в целом.
  • Бизнес-модель Uber делает процесс получения услуги дешевле, проще и удобнее

Недостатки.

  • Посредники вроде Uber дают обычно меньше опций (например, такси нельзя заказать заранее) и меньше гарантий в случае неприятных и непредвиденных ситуаций. Этот процесс еще требует отладки и доработки.
  • Кроме того, с позиции брендов, глубоко укоренившихся в традиционной модели, тренд на уберизацию практически неизбежно означает уход с рынка или необходимость тотальной и срочной реформы своих бизнес-процессов.

Таким образом, одни компании получают бесплатные и эффективные каналы продаж, а другие теряют вложения, направленные на построение бренда и повышение его узнаваемости.

Несмотря на то, что уберизация избавляет рынок от посредников, маловероятно, что агентская модель в ближайшее время исчезнет вовсе.

Например, сервис для аренды жилья хоть и оставил позади по количеству бронирований мировые отельные сети, но отели продолжают приносить стабильную прибыль: посетители им доверяют, это привычная и понятная для них модель.

Краудсорсинг становится инструментом для решения бизнес-задач

Традиционные компании не могут обеспечить необходимую в новых условиях срочность оказания услуг по доступной цене. Это открывает пространство для деятельности игрокам, использующим новые технологии для привлечения к работе самозанятых граждан.

Так работают, например, краудсорсинговые платформы.

Краудсорсинговые платформы очень схожи по принципам работы с Uber и являются основой для проникновения технологии в другие отрасли, развивая заданный еще в 2000-х тренд на совместное потребление.

Люди стремятся пользоваться, а не владеть. В этом принцип совместного потребления вещей и технологий вроде timesharing – совместного владения недвижимостью, откуда и вырос Uber.

В 2014 году экономика совместного потребления оценивалась в $15 млрд. Согласно оценке PricewaterhouseCoopers, к 2025 году доходы сервисов, занятых в сфере совместного потребления, достигнут $335 млрд.

Этот тренд включает в себя и развитие самозанятых граждан: компании больше не стремятся «владеть», то есть брать в штат сотрудников и обеспечивать им рабочее место в бизнес-центре, заставляя появляться в офисе с 9 до 18.

Желание людей заработать, управлять своим временем и самим увеличивать или уменьшать нагрузку, встраивая рабочие процессы в удобный для них график, повышает спрос на возникновение и использование подобных технологий.

Таким образом, краудсорсинг постепенно становится полноценным инструментом для решения разнообразных бизнес-задач, завоевывая все новые сферы, так как он одинаково эффективен как для B2B-компаний, так и для B2C.

А что в ритейле?

Предпосылки для развития краудсорсинга и уберизации в рознице связаны с массовым использованием смартфонов и планшетов, которые сейчас превращаются в современные орудия труда. Через них работники получают и выполняют задания, оперативно собирая требуемые данные.

На первый взгляд, все очень просто, но за такими платформами стоят серьезные технологические решения, предназначенные для сбора и обработки огромных массивов данных.

Благодаря развитию краудсорсинга даже крупные территориально диверсифицированные сети могут получать информацию из самых отдаленных населенных пунктов. А небольшие компании сокращают свои издержки на персонал, получая необходимую маркетинговую информацию из торговых точек за небольшие деньги.

Работают краудсорсинговые решения достаточно просто: ритейлер или производитель размещает на платформе задание, которое нужно выполнить, указывая необходимые SKU, адреса торговых точек, количество фотографий. Плюсом таких решений являются фиксированная стоимость задания и возможность контролировать процесс его выполнения по фотоотчету и GPS-координатам.

Сервисы, построенные по модели Uber

Как скоро наступит будущее, в котором мы с вами будем зарабатывать во время покупок в гипермаркете, просто загружая в программу фотографии, сделанные мимоходом? Кто станет первым счастливчиком, и как скоро uber-технологии приведут нас к дополнительному заработку?

Мобильный uber-мерчендайзер и uber-трейд-маркетолог – вот профессии будущего «полевого» маркетинга.

Все началось, как и сам Uber, с Запада.

По такому принципу уже работают некоторые иностранные компании:

  • Field Agent
  • Gigwalk
  • MobiAudit.

На российском рынке основными игроками сейчас являются:

  • Crowd Systems
  • Million Agents
  • Street Bee
  • YouDo
  • «Яндекс.Толока»

В их приложениях видны доступные задания с описанием конкретной задачи и указанием размера вознаграждения. Взявшись за него, исполнитель выполняет работу при помощи мобильного приложения, делает фотографии и вносит необходимую информацию.

Основное отличие этого инструмента от традиционных – деперсонализация исполнителя задачи. За ее решение может взяться любой человек, установивший приложение и откликнувшийся первым. Как правило, размещаемые задания достаточно простые, для их исполнения не требуется специальная подготовка.

Но бывают и сложные задания, требующие вовлеченности исполнителя. Например, надо не просто сфотографировать товар на полке магазина, но вручную внести данные о его цене, артикуле, величине скидки, проходящих промо-акциях, а также ответить на дополнительные вопросы в анкете.

В условиях спада экономики традиционный бизнес не может себе позволить расширить штат для выполнения большего количества заказов. Если же заказов становится меньше, то часть сотрудников остается незанятой.

В то же время сервисы, построенные по модели Uber, могут легко увеличить число своих работников в периоды повышенной активности и сокращать его, когда появится необходимость. Для бизнеса это означает снижение рисков, увеличение гибкости и числа потенциальных «сотрудников», а также их мобильности.

Уберизация в доставке товаров

Отдельного внимания заслуживает сервис краудсорсинговой доставки. Это достаточно новое явление, но уже уверенно завоевавшее свое место на рынке. Логистические компании не всегда успешно справляются с экспресс-доставкой.

Для своевременной доставки заказов ритейлеры и рестораторы все чаще используют не специализированных перевозчиков, а сервисы, работающие с непрофессиональными курьерами – таксистами и людьми, заинтересованными в дополнительном заработке.

В этом случае вся необходимая информация также аккумулируется в онлайн-сервисе, посредством которого клиент обращается напрямую к тому подрядчику, работать с которым для него наиболее удобно в настоящий момент.

Примеры сервисов, работающих на западном рынке

  • В США завоевал огромную популярность сервис доставки еды Postmates . Сервис работает по принципу on-demand delivery. Заказ оформляется онлайн с помощью приложения по доставке еды. Пользователь выбирает любой доступный ресторан и заказывает блюда.

После поступления заказа курьеры получают уведомление и, находясь территориально рядом, могут принять заказ. Компания получает 20% от стоимости доставки. Остальное, включая чаевые, зарабатывает курьер.

  • В Нидерландах создано мобильное приложение TringTring , которое доставляет покупку велокурьерами в течение одного часа. Работники такого сервиса называют себя «трингерами». Они доставляют письма, бандероли, посылки, продукты и другие покупки из интернет-магазинов.

Мобильное приложение TringTring работает по контрактам с магазинами-ритейлерами и обслуживает не частных клиентов, а непосредственно сами магазины.

Примеры сервисов, работающих на российском рынке.

  • С 2012 года услуги срочной курьерской доставки для малого и среднего бизнеса предоставляет компания Dostavista . Курьеры могут купить и привезти товары и продукты из магазина, организовать доставку для интернет-магазина, кафе, ресторана.
  • C 2013 года на российском рынке курьерского сервиса работает компания Bringo . В 2015 году она запустила платформу, которая также предоставляет услуги курьеров-краудсорсеров. Компания работает как с крупным ритейлом, так и с небольшими частными магазинами.

Бизнес должен приспособиться к новой реальности

Влияние глобального мирового тренда неизбежно обеспечит переход на новые экономические условия всех стран, а уберизация одних отраслей так или иначе скажется на смежных. Например, изменение процессов в ритейле сказывается на логистике и доставке.

Так что же нас ждет – светлое будущее с удобной, близкой к дому работой, множеством заказов и возможностью выполнять их в удобный день и час? Что несет в себе этот непонятный digital – позитивные или негативные изменения? Уже сегодня дигитализация кардинально изменила мир: теперь бизнес во всех странах должен приспосабливаться к новой реальности.

Представители компаний единогласны в одном: изменения будут. Невозможно искусственным образом сдерживать переход на модель Uber, поэтому определенных перекосов в экономике не избежать.

С другой стороны, любые изменения порождают новые возможности. Это потенциал и точки роста для заказчиков со стороны ритейла, FMCG и для всех нас, потенциальных исполнителей новой Uber-экономики.

С Убером, как с сервисом по заказу такси, знаком каждый. Компания стартовала сравнительно недавно – в 2009 году, но ей удалось быстро изменить соотношение сил на мировом рынке такси. Появился даже специальный термин «уберизация». Под ним понимают использование бизнесом цифровой платформы для создания дополнительной ценности сервиса путем объединения клиентов и поставщиков услуг.

Впервые слово «уберизация» услышали из уст главы французской медиагруппы Publics Мориса Леви в конце 2014 года. C этого момента оно разлетелось по всему миру и было взято на вооружение СМИ и маркетологами.

Сегодня понятие убер стало нарицательным. Убером может быть любой сервис, координирующий агентов рынка в реальном времени. По сути – это симбиоз, в котором каждый из участников получает свою легко измеримую выгоду.

  • Выгода для агентов убера – возможность с меньшими издержками оказывать свои услуги.
  • Выгода для самого убера – получение прибыли в виде процентов со сделок, завоевание рынка за счет привлечения новых агентов.

Убер – убирая лишнее

За счет чего убер снижает издержки своих пользователей?

  • создает правила игры и контролирует их выполнение всеми участниками рынка.
  • убирает из производства процессы, которые не несут рыночной ценности
  • исключает человеческий фактор за счет автоматизации процессов

Убер – гарант соблюдения интересов независимых агентов рынка. Он берет на себя всю бизнес функцию: от предложения клиенту услуги или товара и до получения отзыва. Почему это работает? Убер умеет делать целевую бизнес-функцию лучше, чем сам её владелец. Если брать классический пример с такси, то ценность убера для агентов – обеспечение непрерывного потока клиентов, координация работы водителей, контроль, чтобы все участники играли по правилам.

Не всякий агрегатор, который собирает в одном месте продавцов и покупателей является убером. Обычные маркетплейсы типа Яндекс.Каталога – это псевдоуберы – они агрегируют участников бизнес-процессов, но не привносят никакой дополнительной ценности в их работу.

Как работает убер?

Питательная среда для убера – это большое количество агентов на рынке, которые взаимодействуют с потребителем по простым схемам. Всё то же такси – идеальный пример. Для возникновения убера определяющими является унифицированные алгоритмы действий участников рынка. Сегмент бизнеса должен работать по простым устоявшимся правилам. Уберизировать вновь запущенные стартапы или Forex-компании практически нереально.

Если два предыдущих условия соблюдаются, то можно состыковать потребителя и поставщика услуг и стандартизировать это взаимодействие с помощью цифровой платформы. Чаще всего в её качестве используют мобильное приложение, так как оно может дать уберу все преимущества новых технологий, собранные в одном месте: геолокация, телефония и облачные технологии.

Убер – драйвер рынка, который инициирует появление новых бизнес-моделей. Прицел его действий – ключевые этапы в создании стоимости продукта. При помощи цифровых платформ убер «выдергивает» сегмент рынка из-под власти общепринятого регулятора и устанавливает свои правила игры. Перераспределяя ресурсы, убер организовывает экономику совместного потребления. По данным Kommersant.ru доля такой экономики с 2013 по 2015 год увеличилась в 10 раз по сравнению с традиционной, и продолжает расти.

Убер и цифровые решения для бизнеса

Другая сторона уберизации бизнеса – повышение эффективности производственных процессов, в том числе и за счет исключения человеческого фактора.

Убер – это про стратегии и подходы. Переход от частностей к стратегическим решениям: политика формирования цен, стратегии развития бизнеса и повышения его эффективности.

Основная ценность убера: коммуникации с минимальными издержками. В этом сходство убера с цифровой трансформацией . Можно сказать, что digital-трансформация – это один из обязательных компонентов уберизации. Без изменения внутренних коммуникаций и процессов бизнеса не получится приготовить хороший убер. Цифровая трансформация помогает сделать сложный внутри сервис или продукт очень простыми снаружи. Возможность получать услугу нажатием одной кнопки – вот, что сегодня нужно пользователю.

Уберизации хорошо подвергаются следующие виды бизнеса

  • Существующие на широких традициональных рынках.
  • В основе бизнеса – товары и услуги с конечным набором параметров. Их легко «посчитать».
  • В сегменте рынка работает много агентов.

Чем больше число участников (игроков) в убере, тем очевиднее его полезность для конечных пользователей.

У убера есть очень интересное свойство – он может легко проникать в смежные области на рынке. Например, с помощью сервиса Get Taxi можно заказать и доставку суши. Этот феномен позволяет уберу быстро распространятся и закрепляться на рынке, занимая соседние ниши.

Убер – сделай сам!

Главная сложность с убером – необходимо чтобы кто-то инициировал его возникновение на рынке. Убер не может появиться сам по себе, потому что просто прошло пришло его время. Эволюция рыночных отношений не приведет к уберизации. Намерение и ценность уберизации должны создаваться извне. Необходим инициатор этого процесса, способный выстроить схему работы, сформировать ценности для участников процесса и контролировать игру по правилам. Таким инициатором выступает, как правило, основатель бизнеса.

Уберизация отраслей

Уберизация логистики

Главная проблема перевозчиков – холостые рейсы. Более 60% перевозчиков более половину времени поездки курсируют пустыми. Идея уберизировать эту сферу лежала на поверхности. После своего успешного дебюта Убер предложила сервис по доставке грузов из магазинов Европы и США. Мгновенно появились сервисы-клоны, которые взяли на вооружение эту модель.

Клиент получает удобный сервис – возможность связываться напрямую с грузоперевозчиками, отслеживать свой груз в реальном времени и удобный поиск агентов. Дополнительная выгода – возможность сэкономить на экспедиторских наценках.

Перевозчики же со своей стороны могут оперативно брать дополнительные заказы, планировать свою загрузку и сократить долю холостых пробегов.

В логистике, кстати, сейчас очень много псевдоуберов. К таким сервисам можно отнести биржи грузов и перевозчиков. Они не решают проблемы конечных клиентов: процесс выбора перевозчика остается непрозрачным для клиента, обеспечения возможных рисков на себя они не берут. Это – обычный демпинг за счет кажущейся технологичности.

Уберизация телекома

Процессы телеком операторов тоже могут быть оптимизированы. Известная в отрасли проблема – не полная загруженность технических служб. Её можно решить при помощи аутсорсинга обслуживания абонентов. Такую модель можно назвать уберизацией телекома. Технически это осуществляется при помощи Software Defined Network (SDN) – управление сетью через API и веб-протоколы.

Вот какое определение программно-определяемой сети дает Википедия:

Программно-определяемая сеть или программно-конфигурируемая сеть (SDN, англ. software-defined networking) - сеть передачи данных, в которой уровень управления сетью отделён от устройств передачи данных и реализуется программно. Одна из форм виртуализации сети.

Телеком-убер централизует работу с сетью, отделяя друг от друга процессы передачи и управления данными. Реализуется это посредством протокола OpenFlow, работая по которому оператору не обязательно иметь свои физические сетевые ресурсы. Здесь убер работает по классической схеме – разделяй и властвуй.

Уберизация автосервиса

Достаточно новое направление в сфере уберов. Главная сложность уберизации этого бизнеса – традиционное недоверие автовладельцев к любым автосервисам. Другая проблема – сложная логистика доставки запчастей и перемещения сотрудников по городу.

Схема работы уберов автосервисов такая: с помощью приложения можно вызвать высококвалифицированного механика, который привезет с собой всё необходимое оборудование и запчасти. Можно сделать и элементарные работы на месте: заменить колодки, отремонтировать электрику или сделать элементарную диагностику.

  1. Широкий рынок с большим количеством агентов. По примерным оценкам годовой оборот московского рынка автосервиса превышает 80 млрд. рублей.
  2. Схема взаимодействия клиентов с подрядчиками в этом сегменте достаточно проста.
  3. Возможность установить жесткие требования к мастерам, например, сотрудничал только со специалистами высокой квалификации и десятилетним опытом.

На отечественном рынке есть несколько подобных проектов, правда об их успешности судить пока еще рано. А вот на Западе с 2011 года уже работает сервис Yourmechanic . Сейчас он покрывает 300 городов Америки.

В среднем убер автосервиса дает значительную экономию своим пользователям: 50% по сравнению с услугами официальных автодилеров и 25%, если сравнивать с частными компаниями.

Крупнейшая мировая консалтинговая компания PwC в 2015 году выпустила исследование по экономике совместного потребления. В нем говорится, что сейчас производственные мощности используются менее чем на 20% и это дает большие возможности для того, чтобы уберизация стала ведущим бизнес-трендом ближайшего будущего.

Пять лет назад Трэвис Каланик запустил в Сан-Франциско стартап под названием UberCab. Из маленькой компании, обслуживающей небольшой сегмент рынка в Сан-Франциско, Трэвис превратил ее в успешную корпорацию с оценочной стоимость в $51 миллиард.

Своим появлением Uber изменила рынок услуг такси.

Во-первых, с ее появлением вызвать такси оказалось еще проще. Компания создала мобильное приложение с одноименным названием для вызова, поиска и оплаты такси. Достаточно несколько раз прикоснуться пальцем к экрану, а не махать руками.

Во-вторых, водителями Uber стали свободные предприниматели, что позволило компании не платить им минимальную почасовую зарплату, социальные выплаты и налоги. Хотя представители компании заявляют, что их водители в США зарабатывают примерно $19 в час и могут работать, когда хотят и сколько хотят. Именно на гибкость рабочего графика делается упор.

С помощью приложения Uber заказчик резервирует машину с водителем и отслеживает ее перемещение к месту назначения. Поездка оплачивается только банковской картой.

Первыми пассажирами Uber, запустившегося в Лос-Анджелесе, были родители учредителя Трэвиса Каланика.

Изначально водители, участвующие в системе Uber, могли пользоваться лишь автомобилями представительского класса Lincoln Town Car , Cadillac Escalade , BMW серии 7 , Mercedes-Benz S550 .

После Лос-Анджелеса Uber быстро распространился и по другим городам США.

В мае 2011 года интернет-сервис стал доступен в Нью-Йорке. За все время там было совершено 13 миллионов поездок (около 20 тысяч в день).

В 2011 году Uber запустился и в Париже - первом городе за пределами США. Теперь компания работает в более чем 300 городах и 67 странах, в том числе, в России и Украине.

Чтобы помочь росту компании, Каланик нанял лоббиста Дэвида Плаффа, который возглавлял предвыборную кампанию Обамы в 2008 году.

Тем не менее, критики сошлись во мнении, что быстрый рост этой компании произошел именно за счет водителей, которые слишком мало получают и лишены многих социальных гарантий, пишет Vox .

В 2012 году список доступных автомобилей расширили в сторону эконом-класса, а новый сервис назвали UberX.

В компании не обошлось без скандалов. Самый резонансный произошел в 2011 году. Компания нарушила политику конфиденциальности и отслеживала перемещение своих клиентов, которые не давали на это согласие. Учитывая тот факт, что клиентом оказался журналист Buzzfeed, новость быстро набрала обороты.

Оказывается, в компании есть программа God View, с помощью которой можно вычислить клиентов и работников сервиса и которая широко доступна для сотрудников компании, пишет Buzzfeed .

В ответ компания прописала в своем блоге политику конфиденциальности и уточнила, что всегда ее придерживалась.

В скандальных историях не обошлось без конкурентов. В 2014 году Uber и ее главный конкурент Lyft обвиняли друг друга в заказе фиктивных поездок.

11 августа 2014 года представители Lyft заявили о том, что компания зарегистрировала более 5 тысяч фальшивых заказов, поступивших от сотрудников Uber, а уже на следующий день представители Uber возложили на Lyft вину за совершение более 13 тысяч фейковых вызовов.

В прессу утекла информация о том, что Uber нанимает специальных работников, которые заказывают поездки в Lyft, а потом отказываются от них, отнимая время у водителей. По данным The Verge , такие сотрудники получали мобильные телефоны и кредитные карты, чтобы представители Lyft не смогли определить, что заказы поступают от Uber.

Стартап отверг все обвинения в свой адрес.

Всего Uber привлек $5,9 миллиардов при рыночной стоимости компании в $51 миллиард, что делает Каланика мультимиллиардером. Следующий раунд инвестиций в полтора-два миллиарда долларов может сделать Uber самой дорогой частной компанией мира, пишет Silicon .

Однако деятельность сервиса вызывала конфликтные ситуации и протесты во множестве стран, включая Францию, Германию, Италию, Нидерланды.

В некоторых странах компания Uber получала штрафы, в других – запрещались некоторые или все ее услуги.

Проблема связана с несоответствием правил сервиса и законодательства ряда европейских стран. Чаще всего – отсутствие полагающихся лицензий на предоставление услуг, а также заниженные тарифы.

В 2015 году Uber стал поводом политический дискуссий между Республиканской и Демократической партиями.

Республиканцы выступили в защиту сервиса. Они хвалят его за то, что тот перевернул традиционный рынок услуг и позволяет пассажирам быстро и недорого добраться в нужное место.

Республиканец Тед Круз даже сравнил себя с Uber в декабре 2015 года, сказав, что надеется покорить Вашингтон так же, как Uber покорил сферу услуг такси.

Джеб Буш постоянно пользовался услугой Uber в Сан-Франциско в период своей кампании. Марко Рубио в течение года рекламировался в Uber.

Демократы разделились на два лагеря. Одни хвалили инновационный дух Uber, другие – выражали опасения за водителей, которые социально не защищены.

Кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон отметила в своей речи: «Эта «экономика взаимопомощи» открывает потрясающие возможности и стимулирует инновации. Но она также ставит серьезные вопросы о защите интересов трудящихся и о том, как будет выглядеть хорошая работа в будущем».

Под «экономикой взаимопомощи» (sharing economy) в нашем случае подразумевается сдача в аренду водителя с машиной. «Спрос рождает предложение» – главный принцип быстро распространяющегося по всему миру бизнеса, пишет журнал The Economist.

Uber экспериментирует с другими услугами, кроме пассажироперевозок: UberEATS - заказ еды, UberRUSH - курьеры.

В мае 2015 года компания Каланика переманила 40 ученых из университета Карнеги-Меллон, которые будут работать над созданием беспилотных автомобилей для использования в такси-перевозках. В прошлом гендиректор Uber уже заявлял, что хотел бы заменить водителей беспилотными автомобилями.

Среди стран бывшего Советского Союза Uber пока доступен в России, Азербайджане, Украине и Беларуси.

Похоже, на наших глазах совершается настоящая революция в сфере услуг

В России набирает обороты так называемая уберизация, реализующая давнюю мечту потребителя и производителя – ликвидацию посредников между теми, кто продает товары или оказывает услуги, и их потребителями, обеспечивая между ними быструю, удобную и надежную связь.

Термин происходит от названия американской компании "Uber Technologies" ("Убер"), которую в 2009 году основали Гаррет Кэмп и Трэвис Каланик (на фото) . С помощью разработанного ею мобильного приложения для смартфонов можно вызвать такси гораздо быстрее и дешевле обычного.

"Убер" не имеет своего автопарка, фактически это технологическая интернет-платформа, выполняющая функцию электронной торговой площадки ("маркетплейс"), где покупатели выбирают оптимальных поставщиков. Преимущество получают те агрегаторы, которые сумели объединить наибольшее количество предложений товаров или услуг от небольших компаний и частных лиц. Все "убер-платформы" используют интернет для быстрой и максимально гибкой связи потребителя и поставщика услуги.

Компания "Убер" не была первопроходцем, в 2008 году молодой дизайнер Брайан Чески запустил в Калифорнии аналогичный сервис на веб-сайте airbedandbreakfast.com ("Airbnb") для онлайн-бронирования комнат, квартир и частных домов, который сейчас используют 40 миллионов человек в разных странах мира. Известность "Уберу" принесли громкие и скандальные противостояния с таксистами и властями в США, Венгрии, Германии, Испании, Италии, Нидерландах, Франции, Чили других странах.

Проблема в том, что "Убер" переадресует заказы клиентов не только профессиональным таксистам с лицензией, но в основном частным водителям без лицензий, которые подрабатывают на своих собственных автомобилях.

Сервис "Убер" определяет местоположение клиента и обеспечивает подачу такси в пределах 5-10 минут и обеспечивает мобильный платеж за услугу. По принципу Парето, 80% оплаты получает водитель, 20% перечисляются компании "Убер".

Появление "Убер" и ему подобных сервисов сильно обрушило цены на перевозки и больно ударило по доходам традиционных таксомоторных компаний. Кроме того, лицензии на извоз в некоторых странах стоят нереально дорого. Так, во Франции официальные таксисты должны заплатить от 50 до 250 тысяч евро за право заниматься пассажирскими перевозками. В этой стране работа сервиса "Убер" с января 2015 года запрещена законом, который не разрешает заниматься коммерческими перевозками водителям без лицензии. В июне этого года суд во Франции оштрафовал "Убер" на 800 тысяч евро за незаконное предоставление транспортных услуг и за привлечение к работе непрофессиональных водителей. Кроме того, глава "Убер" в Европе и руководитель его подразделения признаны виновными в нечестной коммерческой практике и управлении сервисом, предоставляющим нелегальные услуги, Они оштрафованы на 30 и 20 тысяч евро соответственно. В начале июля компания "Убер" объявила о приостановке работы своего сервиса во Франции.

В Венгрии этим летом принят закон, позволяющий властям блокировать работу поставщиков услуг такси через интернет, даже несмотря на наличие частной лицензии на перевозки людей и уплату всех налогов. Поэтому сервис заказа такси "Убер" с 24 июля приостановил свою работу в Венгрии. Но уже в августе на смену Uber в Будапешт пришла новая служба вызова машин с мобильных телефонов из Эстонии. Правда, она, в отличие от "Убер", использует официальные базовые тарифы, лицензии, машины желтого цвета и счетчики оплаты.

В Чили водителям, занимающимся частным извозом, грозит штраф до 1200 долларов США.

Традиционные таксомоторные компании, вложившие большие средства в собственный автопарк, диспетчерские и маркетинговые службы, несут серьезные убытки. Им приходится менять устаревшую бизнес-модель, чтобы выжить в условиях быстро распространяющейся "уберизации".

Сервис "Убер" сталкивается с проблемами со стороны властей в целом ряде стран, где запрещено заниматься извозом без лицензии. Кроме того, у компании появилось много конкурентов. Несмотря на это, компания "Убер" бурно развивается, оказывает услуги уже в 470 городах 68 стран мира. Ее бизнес вырос до огромных размеров и сейчас оценивается почти в 68 млрд долларов США, что превышает стоимость капитализации нашего «Газпрома».

В России сервис "Убер" работает с 2013 года, он доступен в Москве, Санкт-Петербурге и в семи городах-миллионниках, к которым в этом году добавится еще шесть. География его присутствия будет расширяться и далее, на города с численностью населения около 500 тысяч человек.

Причем в России он далеко не лидер: сервис «Яндекс.Такси» и израильская компания "Gett" существенно опережают "Убер" как по количеству автомобилей, так и по объему выручки. В Москве столичное правительство заключило с "Убер" соглашение, по которому обязало компанию сотрудничать только с легальными таксистами и передавать властям данные по движению их машин по городу.

"Убер" расширяет свой бизнес, выдавая беспроцентные кредиты десяткам тысяч новых партнеров-водителей, которые будут выплачивать долги из заработанных извозом денег.

Фрейзер Робинсон, региональный директор по развитию бизнеса "Uber Technologies" в Европе, Африке и на Ближнем Востоке, летом этого года выступил на XX Петербургском международном экономическом форуме и рассказал, как им удалось «взорвать мир»: «Мир хочет, чтобы его взорвали. В этом есть потребность. Uber не собирался радикально менять мир, это случилось само по себе. Хорошие идеи приобретают популярность, они делают услугу, которая пользуется спросом. Каждый раз, когда мы приходим в новый город, мы видим одну тенденцию – рынок недообслуживается. Появляется on-demand-economy – «экономика по требованию», в основе которой лежит не продажа товаров и услуг, а получение к ним доступа по требованию, или sharing-economy – «совместная экономика», в основе которой лежит концепция совместного пользования.

В России во многих сферах слишком много недобросовестных посредников, которые наживаются на перепродаже товаров и услуг, в результате чего цены практически на все сильно завышены. Так, глава Росрыболо­вства Илья Шестаков в июне этого года заявил, что цена российской рыбы по пути от производителя до прилавка возрастает в 3-4 раза.

По его словам, Росрыболовство провело собственное расследование и выяснило, что главная проблема – большое количество посредников, которые передают рыбу из рук в руки по пути от места вылова до магазина. Это, как правило, 4-5 компаний, каждая из которых устанавливает свою наценку. Борьба с ними управленческими и административными мерами не приносит особых результатов.

Идея бизнес-модели "Убер" быстро стала популярной, "уберизация" захватывает все новые рынки сферы услуг, создает "экономику свободного заработка".

Наиболее активно торговые интернет-площадки по образцу сервиса "Убер" создаются в сфере финансовых и банковских услуг, медицине, образовании и торговле. Через веб-сайты или мобильные приложения на смартфонах можно заказать не только такси и арендовать гостиницу, но и доставку товаров, ремонт и уборку в квартире, няню для ребенка, вызвать врача или преподавателя, получить консультацию юриста...

Российские сервисы по доставке фермерских продуктов вытеснили из торговой цепочки перекупщиков. Сервис YouDo, созданный в 2012 году, позволяет легко и быстро найти мастеров для ремонта, курьеров, уборщиков, грузоперевозчиков, репетиторов. Работает сервис так: заказчик размещает на сайте заказ на услугу и указывает размер ее оплаты. Исполнители присылают ему свои предложения, из которых заказчик выбирает наиболее подходящее. В прошлом году сервис YouDo получил в Москве и Петербурге 650 тысяч заказов, которые выполнили 60 тысяч исполнителей. Средняя стоимость заказа составила более 2 тысяч рублей, из которых от 5 до 15% получил сам сервис в виде комиссии.

Бизнес-модель "Убер" - это не только технологическая платформа, устраняющая ненужных посредников, она создает более простую и удобную систему отношений между исполнителями и потребителями с минимальными временными и финансовыми издержками.

Сразу несколько функций - определение местоположения клиента, выбор исполнителей, мобильный платеж, управление персоналом - упакованы в одном интернет-приложении и выполняются простым нажатием клавиш.

Против "уберизации" выступают в основном представители крупных и средних компаний, привыкшие зарабатывать по старинке и не готовые к происходящим неотвратимым изменениям. Так было 200 лет назад, когда луддиты протестовали против внедрения ткацких машин, и сто лет назад, когда извозчики пытались остановить приход автомобилей в их бизнес.

Сейчас интернет-агрегаторов товаров и услуг обвиняют в недобросовестной конкуренции, которая ведет к экономическому хаосу, банкротствам и безработице.

Сторонники новых технологий считают, что наоборот, создаются рабочие места, развивается малый и средний бизнес, улучшается качество услуг благодаря конкуренции и внедрению более высоких стандартов.

Подобные сервисы также упрекают в недостаточном регулировании, недоборе налогов и слабом контроле качества предоставляемых услуг.

Например, в Москве сервис такси "Убер" в пользовательском соглашении заявляет, что не является транспортной компанией и, таким образом, не несет ответственность за «косвенные, случайные, непредвиденные, фактические, штрафные или последующие убытки», за «утерянные данные, телесные повреждения или материальный ущерб», а также за «любые убытки, обязательства или ущерб... Ни при каких обстоятельствах полная ответственность компании Uber по отношению к вам в связи с оказываемыми услугами не будет превышать 500 евро по всем убыткам, ущербу и основаниям для иска».

Тем не менее, бизнес-модель "Убер" позволяет контролировать качество работы своих партнеров. Если пассажир остался недоволен поездкой или покупатель получил товар с опозданием, можно отправить негативный отзыв, который снизит рейтинг исполнителя.

"Уберизация" сделала поездки на такси более доступными. Результаты социологического опроса ВЦИОМ осенью прошлого года показали, что россияне стали ездить на такси вдвое больше, причем рынок нелегальных перевозок только в Москве сократился за три года почти в три раза.

Бизнес-модель "Убер" эффективна в тех сферах, где есть большое количество потребителей, нуждающихся в услугах, которые могут быть легко стандартизированы как для исполнителей, так и для клиентов.

Сама компания "Убер" займется не только перевозками пассажиров, но всего того, что будет востребовано клиентами. Этой осенью она вместе с компанией "Вольво" начинает испытания самоуправляемых автомобилей (без водителей). Кроме того, "Убер" купила компанию «Отто», которая занимается разработкой технологии автономного вождения для грузовых автомобилей.

Все это должно повлиять на всю транспортную систему, изменить дорожную ситуацию и поведение людей на рынке городских услуг.

В будущем "уберизация" распространится на пока еще неохваченные ею сферы деятельности. По оценкам консалтинговой компании "Прайсуотерхаускуперс" (PwC), пять основных секторов "экономики Убер" (путешествия, каршеринг, финансовые услуги, наем работников, потоковое воспроизведение музыки и видео) имеют потенциал роста с прошлогодних 15 до 335 млрд долларов в 2025 году.

К тому же "уберизация" выгодна людям и в чисто финансовом аспекте. Американский "JP Morgan Chase Institute" подсчитал, что "экономика совместного потребления" способна увеличить доходы граждан, работающих с онлайн-платформами, в среднем на 15%.

Экономика будущего станет более открытой, добровольной и саморегулируемой, избавленной от ненужных посредников и менее зависимой от чиновников и бюрократов. Эта экономика уравнивает возможности крупных и мелких компаний, индивидуальных предпринимателей. Усилится конкуренция, которая заставит постоянно придумывать разные усовершенствования и инновации, чтобы держаться на плаву.

Специально для «Столетия»

«Подрывные» бизнес-модели стартапов, ориентированные на цифровой бизнес, угрожают заслуженным брендам. Чтобы понять, что угроза нешуточная, достаточно присмотреться к самому дорогому стартапу в истории человечества.

Сегодня каждый топ-менеджер знает громкие истории цифрового бизнес-успеха. О том, что капитализация AirBnB, не имеющей ни одной кровати, превысила капитализацию гостиничной сети Hyatt. О том, как Instagram был продан за $1 млрд без работающего продукта и всего с 16 сотрудниками, в то время как огромный Kodak, на фабриках которого трудились десятки тысяч человек, стал банкротом, хотя имел патенты на цифровую фотографию.

Эти истории вдохновляют, но не дают исчерпывающего ответа, почему эти бизнес-модели работают. Кажется, что их успех обусловлен некими эксклюзивными обстоятельствами, тем более что общего шаблона для успешной оцифровки бизнеса, конечно, нет. Тем не менее общие схемы и движущие силы в основании успешных цифровых бизнес-моделей имеются. В этом смысле системо- и трендообразующей компанией можно считать Uber. Ее бизнес-модель несет такую разрушительную силу, что продвижение компании на рынке сопровождается многочисленными судебными исками со стороны работающих по старинке конкурентов.

Как изменить клиентский опыт

Один из основателей Uber Трэвис Каланик рассказывает теперь, что идея бизнеса родилась у него в Париже в 2008 году, когда он не смог заказать такси.

Если проследить цепочку создания ценности при традиционном такси-сервисе, можно увидеть, что в каждом ее звене клиент сталкивается, с довольно большой вероятностью, с негативным опытом.

Когда звонишь в диспетчерскую, линия часто бывает занята. Или у тебя вообще нет под рукой нужного телефона. А если ты в чужом городе и тебя спрашивают, куда подать машину, бывает, что просто не можешь вразумительно объяснить. Затем приходится ждать, когда приедет машина, не имея никаких подсказок. Таксист не местный, плохо знает язык и город. В салоне машины у него грязно. Момент расплаты превращается в лотерею: сколько здесь принято платить, какие давать чаевые? Попытки расплатиться кредиткой таковыми и остаются. И, наконец, водитель не приучен выписывать квитанцию в обмен на деньги.

Видимо, Каланик испытал нечто подобное с парижскими таксистами, поскольку уже в 2009 году выпустил мобильное приложение Uber, которое предполагает совсем другую, в значительной степени цифровую цепочку создания ценности при перемещении клиента из точки A в точку B.

Теперь, чтобы вызвать такси, не нужно никуда звонить. Открываешь на телефоне приложение, выбираешь точки старта и финиша. Приложение предлагает варианты водителей с машинами, входящими в систему и находящимися поблизости, и цену за поездку. Ты связываешься с водителем и следишь по карте за тем, как он подъезжает. Все эти шаги отображаются на экране смартфона. Приехав на место, не нужно говорить о деньгах. А водителю, если он хочет и впредь получать клиентов через систему, приходится быть вежливым и содержать машину в чистоте. В общем, все должны быть довольны.

О том, что все участники процесса действительно довольны, говорит тот факт, что сервис Uber доступен уже в пятистах с лишним городах мира. Хотя его экспансия и сопровождается протестами и конфликтами во многих странах. Таким образом, тщательный анализ и пересмотр клиентского опыта приводит к хорошим бизнес-результатам. Более того, для цифровой трансформации бизнеса рекомендуется анализировать сразу все имеющие отношение к делу цепочки создания ценности: самой компании, клиентов и партнеров. Полезный цифровой потенциал для бизнеса проистекает от их разумной интеграции.

Поначалу в Uber пускали только водителей на представительских машинах, потом — ради международной экспансии — рамку расширили на автомобили экономкласса. Система работает не столько с такси-службами, сколько с частниками, которым по пути. Последнее обстоятельство — важный элемент бизнес-модели Uber, который служит основой так называемой экономики совместного потребления (c2c-коммерции).

Бизнес-модель Uber

Uber создает ценностное предложение и для клиентов, и для водителей — он сводит тех, кому надо добраться из точки A в точку B и желательно подешевле, с теми, кому по пути и кто не прочь подзаработать, подвозя попутчика (не говоря уже о таксистах). Понятно, что ключевым ресурсом оказывается техническая платформа с приложениями и алгоритмами, а затраты на ее разработку — одна из основных расходных статей (к таковым относятся также судебные издержки и присуждаемые компании штрафы).


Возможные источники доходов Uber включают не только плату за сервис (Uber обычно берет себе 20% платы за проезд, остальное — водителю). Созданный Uber интернет-хаб представляет собой платформу, которая привлекает клиентов и накапливает данные о них. Этот ценный актив служит источником дополнительных сервисов, в том числе предоставляемых партнерами этой платформы.

Uber как провайдер транспортной мобильности рассматривается даже в качестве одной из возможных новых автомобильных платформ. Сейчас такими компаниями-платформами выступают известные автопроизводители, а дополнительными поставщиками — производители запчастей и компонент информационно-развлекательной системы автомобиля. Но, как это уже случалось в прошлом, платформой может стать автомобильная ОС, и покупатель будет выбирать ее, а не «железо» (марку автомобиля). Или служба, работающая по модели Uber: сама Uber открывает новые сервисы по перевозке пассажиров на лодках и вертолетах, а израильская Gett рассматривает себя в качестве провайдера транспортировки не только пассажиров, но и грузов.

Экономика совместного потребления

С помощью своего цифрового портала Uber, Gett и им подобные поставляют на массовый рынок не используемые ранее ресурсы — сводят тех, кому надо ехать по маршруту, с теми, кто уже едет на своей машине по этому маршруту. Аналогичным образом уже упоминавшаяся компания AirBnB сводит тех, кому нужно переночевать, с теми, у кого как раз есть свободная комната или квартира. По такой же схеме работают fintech-компании, которые, минуя банки, соединяют частников, готовых дать свои деньги в долг, с надежными заемщиками (надежность «оцифровывается» с помощью собственных скоринговых систем). Даже стартапы получили возможность поднимать необходимые им для развития деньги не через традиционные венчурные фонды, а напрямую у будущих покупателей их продукции (краудфандинговые платформы Kickstarter, Indiegogo и др.). По этому поводу один крупный венчурный капиталист из Кремниевой долины сказал, что индустрия венчурного капитала, по сути, умерла. Чего не скажешь о самих стартапах.

Использование компьютерных платформ для проведения пиринговых сделок между клиентами и поставщиками услуг, что часто позволяет устранить традиционных посредников, даже получило отдельное название в честь Uber — уберизация. В этой модели меньше издержки, поэтому ниже конечные цены, а сама она стала возможной, потому что люди быстро меняют свои привычки и делают то, чего не делали раньше, — сдают на короткое время свои дома или комнаты в них незнакомцам, дают и принимают деньги от людей, с которыми никогда не встречались. Они это делают, потому что оценку репутации и благонадежности незнакомцев тоже берут на себя технологии — различные рейтинговые и скоринговые системы. Получается, что технологиям доверяют больше.

С одной стороны, государственные регуляторы обеспокоены уберизацией, поскольку пока не знают, как регулировать экономику совместного потребления и облагать ее налогами. С другой — это тот случай, когда новые технологии, которые часто ругают за то, что они сокращают рабочие места, способствуют самозанятости людей и порождают новые профессии.

Рассказать друзьям