И глядят уныло серые кусты автор. Заучивание стихотворения А

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Нет, наверное, такого человека в России, который с детства не помнил хотя бы первых четырех строчек одного из самых знаменитых стихотворений об осени:

1 Осень наступила,
2 Высохли цветы,
3 И глядят уныло
4 Голые кусты.

5 Вянет и желтеет
6 Травка на лугах,
7 Только зеленеет
8 Озимь на полях.

9 Туча небо кроет,
10 Солнце не блестит,
11 Ветер в поле воет,
12 Дождик моросит.

13 Зашумели воды
14 Быстрого ручья,
15 Птички улетели
16 В теплые края.

И во многих хрестоматиях, начиная с 1960-х гг. (Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста: Для чтения, рассказывания и детской самодеятельности / Сост. Р.И.Жуковская, Л.А.Пеньевская. М.: Просвещение, 1968. С. 133; Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста / Сост. Р.И.Жуковская, Л.А.Пеньевская. 2-е изд., переработанное и дополненное. М.: Просвещение, 1972. С. 135; Времена года. Хрестоматия для маленьких / Автор-составитель Б.Г.Свиридов. Ростов н/Д, 2000. С. 10), и на разных Интернет-ресурсах автором этого произведения назван Алексей Николаевич Плещеев. Проблема, однако, заключена в том, что ни в одном из собраний сочинений А.Н.Плещеева XIX – ХХ вв., а также в томе «Библиотеки поэта» этого стихотворения нет. Нет его и в составе прозаических и драматических произведений Плещеева, а также среди переводов.

Поэтому встали задачи, во-первых, найти настоящего автора, во-вторых, определить, кто, когда и при каких обстоятельствах приписал этот текст Плещееву, и, наконец, в-третьих, как осуществлялась трансляция ложного авторства во времени.

Начать надо с того, чем поиск завершился: впервые это стихотворение под заглавием «Осень» было напечатано в книге: Наше родное. Русский и церковно-славянский букварь и сборник статей для упражнения в русском и церковно-славянском чтении, с образцами для письма, материалом для самостоятельных письменных упражнений и рисунками в тексте. [Первый год обучения]» (СПб., 1885. С. 44). Автором-составителем учебника был инспектор Московского учебного округа Алексей Григорьевич Баранов (1844 – 1911).

Книга – с точки зрения авторства – составлена Барановым из текстов трех видов: а) с указанием авторства или источника, откуда текст перепечатан; б) с тремя астериксами вместо фамилии автора (это тексты неизвестных авторов, очевидно, бытовавшие в устной передаче); в) тексты, авторы которых не названы вовсе. По традиции к последней категории относятся те тексты, которые сочинили составители учебных пособий, – например, А.А.Радонежский, автор многочисленных книг «для первоначального чтения», изданных в 1870-е гг., в специальном примечании к оглавлению это особо оговорил. У Баранова такой оговорки нет, но, видимо, ряд прозаических отрывков и даже стихов, он, как и К.Д.Ушинский в своих классических книгах, сочинил сам. Во всяком случае, просмотр de visu ряда более ранних учебных хрестоматий, сборников, антологий и журналов текста «Осень наступила. Высохли цветы» не выявил, и с достаточно высокой степенью вероятности можно утверждать, что автором текста является именно А.Г.Баранов, по каковой причине стихотворение «Осень» в составленном им учебнике появилось впервые. В итоге повторяется история со стихотворением Р.А.Кудашевой «Ёлка» (1903), автор которого был неизвестен до 1941 г.

Между прочим, просмотр детских журналов показал, что подобная по «осенней» тематике и упрощенному стилю стихотворная продукция в 1880-е гг. существовала: Баранов лишь поддержал традицию, выступив подражателем. Например, крестьянскому поэту Спиридону Дрожжину принадлежит стихотворение «Осенью» (Игрушечка. 1881. № 42. 25 окт. С. 1420): «Воет, завывает / Ветер холодней, / Блекнет, увядает / Красота полей. // Расходились тучи / В глубине небес, / Потемнел дремучий / И зеленый лес… // Видится снопами / Полное гумно, / Брызжет под цепами / Спелое зерно… // Солнышко не рано / По утрам встает, / Тускло из тумана / Луч на землю льет // И скорей ложится; / Чтобы, кончив труд, / Мог угомониться / С ним крещеный люд». Размер тот же – Х3 ЖМЖМ.

Некий В.Львов написал длинное стихотворение «Осень в деревне» (Игрушечка. 1880. № 38. 5 окт. С. 1188 – 1192), из которого приведу небольшой фрагмент: «Вот покрылась тучами / Синева небес, / Смолк и призадумался / Опустелый лес; // Листья поосыпались, / Кучами лежат, / И деревья голые / Сумрачно глядят. // Не поет соловушко / Позднею порой, / И умчался за море / Пташек вольный рой. // Опустели скучные / Сжатые поля, / И под озимь вспахана / Рыхлая земля. // Тускло светит солнышко / Сквозь туман с утра, / Стали ночки темными, / Длинны вечера. // Часто дождь назойливый / Льет, как из ведра, / Холодом повеяло /И топить пора».

Кроме общего подражания процитированной продукции нельзя не заметить связей стихотворения Баранова с Пушкиным в стихах 1 («Октябрь уж наступил…») и 9 («Буря мглою небо кроет…»), с Плещеевым в стихах 6 – 7 («Травка зеленеет…») и с Аполлоном Григорьевым в стихе 11 («Вечер душен, ветер воет»). Такого рода неотрефлексированные сближения и сходства характерны для текстов дилетантов, у которых на слуху много стихов. Что касается эмоциональной окраски текста, то можно подозревать невротическое состояние автора, акцентирующего внимание лишь на печальных сторонах осенних изменений, метафорически связанных со смертью: кустов, цветов, травы, скрытого тучей и «умершего» неба, скрытого и тоже «умершего» солнца, улетевших птиц. Признаки сезонных изменений нагнетаются в стихотворении и трактуются почти как катастрофа; возможно, они выражают внутреннее состояние автора, во всяком случае, тут большое поле для интерпретаций, связанное, например, с травмами детского возраста.

В книге Баранова есть и другие тексты, которые для учебника сочинил он сам, например, прозаические «Молитва сиротки» и «Поступление в школу»: «Прошло лето. Наступила осень. Кончились полевые работы. Пришла пора ребятам учиться» и т.д. Помимо «Осени» Баранов сочинил стихотворение «Зима» - написанную унылым Я4 ЖМЖМ и опять-таки печальную вариацию на тему «Зимнего утра» Пушкина:

Зима холодная настала,

Пушистый снег летит с небес;

Морозом реку заковало;

Печально смотрит темный лес.

Уже травой не зеленеют

Луга, долины и холмы…

Куда ни взглянь: везде белеет,

Везде блестит покров зимы.

Стихотворение Баранова «Осень» входило и в последующие издания «Нашего родного». Параллельно Баранов включил «Осень» в учебное руководство «Русский букварь с материалом для первоначального чтения, заучивания наизусть и письменных упражнений», первое издание которого вышло в 1887 г.

Что касается текстов неизвестных авторов, которые включены в «Наше родное» (1885 г. и в последующие издания), то по каждому из них можно провести самостоятельное разыскание, аналогичное тому, которое проведено в отношении «Осени» Баранова. К ним, например, относятся стихотворения неизвестных авторов «Грамотей» («Письмецо от внука / Получил Федот: / Внук его далеко / В городе живет») и «Накануне праздника» («Солнышко заходит, / И темнеет день; / От горы упала / На селенье тень»). Возможно, что Баранов воспроизвел произведения из тех учебников, по которым в детстве учился сам (1850-е гг.). Между прочим, переделка «Грамотея» вошла в книгу тюремной лирики «Российские Вийоны» (М., 2001; составители и авторы предисловия А.Г.Бронников и В.А.Майер).

Несколько слов надо сказать о самом Баранове. По просьбе С.А.Венгерова для «Критико-биографического словаря русских писателей и ученых» (СПб., 1897 – 1904. Т. VI. С. 392 – 397) Баранов написал автобиографию, из которой следует, что это был человек большой целеустремленности. Он происходил из крепостной семьи: его родители были крепостными дворовыми людьми С.П.Фонвизина, владельца села Спасского Клинского уезда Московской губернии, и был он тем самым «дворовым мальчиком», которого упоминал Пушкин. Когда в 1851 г. дочь Фонвизина, Наталья Сергеевна, приехав в Спасское, увидела мальчика, она пожелала взять его к себе в московский дом, и в 7 лет Алексей был насильно разлучен с матерью (которая, кстати, была кормилицей Натальи Сергеевны и, таким образом, Наталья Сергеевна и Алексей были молочные сестра и брат) и отправлен в Москву в господский дом. Интересная деталь, отмеченная Барановым в автобиографии: «Как только установился зимний путь, меня отправили с подводами в Москву, где проживала Н.С.Ржевская». Возможно, поэтому переход осени в зиму, отразившийся в двух стихотворениях Баранова, закрепился в его сознании как символ травмы, вызванной насильственным расставанием с матерью и родным домом. Не надо также забывать, что М.Н.Покровский назвал 1880-е годы – а «Осень» написана в 1885 г. - эпохой нового крепостного права для крестьян, приведя много конкретных доказательств (Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке. М., 1934. Ч. 1 – 2. С. 153 – 154).

С ранних лет Алексей стремился к учению, и в 1855 г. Наталья Сергеевна определила крепостного мальчика, которому явно благоволила, в приходское училище, а в 1858 г. – во 2-й класс гимназии (в это время директором гимназии был Д.С.Ржевский, муж Натальи Сергеевны), причем для законности пребывания в гимназии освободила его от крепостной зависимости, ненамного опередив ход истории («на увольнительном свидетельстве в качестве свидетелей подписались известные впоследствии деятели – А.М.Унковский и А.А.Головачев»). В 1864 г. Алексей Баранов закончил гимназию с золотой медалью и поступил в Московский университет на математическое отделение физико-математического факультета. В 1868 г. закончил университет со степенью кандидата, после чего целиком посвятил себя учительской деятельности. Кстати, еще будучи студентом, преподавал в семьях сестер Дьяковых: княгини Александры Алексеевны Оболенской и Марии Алексеевны Сухотиной. «Об этих семьях, - заметил в автобиографии Баранов, - я вспоминаю не иначе, как с чувством самой глубокой благодарности за то благотворное влияние, какое они имели на мое нравственное развитие». Связей Баранова с людьми литературного круга выявить не удалось.

В 1875 – 1885 гг. Баранов служил директором учительской семинарии в Торжке, а в 1885 г. стал инспектором Московского учебного округа. Именно в Торжке и было подготовлено учебное пособие «Наше родное», в которое вошло стихотворение, много позже ставшее столь знаменитым. Объясняя необходимость подготовки новых руководств для обучения чтению, Баранов подчеркнул, что существовавшие учебники не вполне соответствовали потребностям. Это относилось и к книгам Ушинского «Родное слово» и «Детский мир»: «первое из них было предназначено автором для домашнего обучения детей в интеллигентных семьях, а второе – для учеников средних учебных заведений».

С одного из изданий «Нашего родного» текст стихотворения «Осень» (со ссылкой на книгу Баранова) был перепечатан в «Книге для чтения в народных училищах Северо-Западного края России с русским и церковно-славянским букварем и материалом для самостоятельных письменных упражнений. Первый год обучения» (Вильна, 1896. С. 41 – 42), составленной Н.Ф.Одинцовым и В.С.Богоявленским. Они же поместили текст в подгтовленной ими «Книге первой для чтения в церковно-приходских школах и школах грамоты. Год 1-й обучения» (СПб., 1899. С. 40), изданной училищным советом при Святейшем Синоде. Везде текст стихотворения об осени печатался как анонимный, не отмечалось ни авторство Баранова, ни - тем более - авторство Плещеева.

Отметить переиздание 1899 г. важно только потому, что из него взял стихи для детских песенок автор нотного альбома «Детское веселье: Сборник песен для детей школьного возраста» (М., 1902. Часть 1. С. 7) композитор И.С.Ходоровский. Именно он первым приписал авторство текста А.Н.Плещееву, и как раз после 1902 г. возникает традиция публиковать текст стихотворения «Осень» как принадлежащий А.Н.Плещееву.

Можно предположить, почему Ходоровский допустил эту ошибку: в «Книге первой для чтения», подготовленной Одинцовым и Богоявленским, из которой Ходоровский взял стихотворные тексты для песен (он это особо подчеркнул в начале альбома), на стр. 40 было напечатано два стихотворения: во-первых, анонимная «Осень» (со ссылкой в оглавлении на «Наше родное» Баранова как на первоисточник), а, во-вторых, стихотворение А.Н.Плещеева «Осень» - действительно написанное Плещеевым произведение, причем, в оглавлении напротив соответствующей страницы была указана фамилия поэта. Вероятнее всего, что, невнимательно прочитав оглавление книги, композитор решил, будто Плещеев – автор обоих стихотворных текстов, напечатанных на стр. 40.

Ту же ошибку (самостоятельно или с помощью И.С.Ходоровского) допустили Федор Павлович Борисов и Николай Иванович Лавров. С ежегодными переизданиями, начиная с 1906 г., выходила книга «Новая народная школа. Первая после букваря книга для классного чтения в начальных училищах и дома», составленная «кружком учителей под редакцией Ф.Борисова и Н. Лаврова», в которой автором неизменно назывался Плещеев. После этого более, чем на 100 лет, автором «Осень наступила. Высохли цветы» стал Плещеев. Естественно, перепечатывать стихотворение известного поэта гораздо респектабельнее, чем анонимный текст.

Впрочем, в 1914 г. появились два издания, в которых стихотворение «Осень» было опубликовано как анонимное: во-первых, это хрестоматия «Живое слово», составленная группой учителей московских городских училищ под редакцией А.А.Сольдина, а, во-вторых, альбом детских песен на музыку Ц.А.Кюи (op. 97, издание журнала «Светлячок»; в Русском журнальном фонде Российской национальной библиотеки альбом приплетен к годовому комплекту журнала).

В советское время стихотворение впервые было перепечатано в учебном пособии для дошкольных педучилищ и воспитателей детских садов «Живое слово дошкольнику» (М., 1945). Здесь автором текста опять был назван Плещеев. Редактором книги являлась доцент Е.А.Флёрина, составителями помимо нее были еще М.К. Боголюбская и А.Л.Табенкина.

Кстати, можно предположить, что после выхода хрестоматии ошибочность атрибуции выяснилась, поэтому в двух последующих изданиях (Хрестоматия по детской литературе: Учебное пособие для дошкольных педагогических училищ / Составители М.К.Боголюбская, А.Л.Табенкина. М., 1948; Художественное слово дошкольнику: Пособие для воспитателей детских садов. 2-е издание, исправленное / Составители М.К.Боголюбская, А.Л.Табенкина, Е.А.Флёрина. Под редакцией чл.-корр. АПН РСФСР Е.А.Флёриной. М., 1952) этого стихотворения нет вообще.

Евгения Александровна Флёрина (1889 – 1952) в истории литературы осталась как гонитель детских стихов Чуковского и Маршака, которые именовала «бракованной литературой». «Тенденция позабавить ребенка, дурачество, анекдот, сенсация и трюки даже в серьезных, общественно-политических темах, - это есть не что иное, как недоверие к теме и недоверие к ребенку, с которым не хотят говорить всерьез о серьезных вещах» (Флерина Е. С ребенком надо говорить серьезно // Литературная газета. 1929. 30 дек. № 37. С. 2; автор – председатель комиссии по детской книге НКП РСФСР). Другой заслугой Флёриной является ошибочное приписывание авторства текста о наступившей осени Плещееву, что имело последствия (войти в историю литературы двумя крупными ошибками – это тоже успех). В сущности, ничего удивительного в приписывании нет: педагогическую деятельность Флёрина начала в 1909 г., и как раз в этот период выходила «Новая народная школа», составленная «кружком учителей под редакцией Ф.Борисова и Н.Лаврова», где автором стихотворения назывался Плещеев.

Именно с опорой на хрестоматию 1945 г., отредактированную Флёриной, появился, например, перевод стихотворения на белорусский язык с указанием авторства Плещеева (Дванаццать месяцау: Календар школьнiка. 1947. Лiстапад <ноябрь>. Мiнск. 1947 <Без пагинации, оборот листа за 11 ноября>), а в 1962 г. – солидная хрестоматия «Наша книга: Сборник для чтения в детском саду» (составители Н.Карпинская и П.Дымшиц. М., 1962. С. 188), где автором также был назван Плещеев (поскольку никаких публичных опровержений авторства Плещеева, отмеченного в хрестоматии 1945 г., не было). Более того, в 1962 и 1964 гг. двумя изданиями была выпущена «Программа воспитания в детском саду», утвержденная министерством просвещения РСФСР, в которой это стихотворение было приписано Плещееву и рекомендовано для заучивания наизусть. Примечательно, однако, что ни в одном из советских школьных учебников, начиная с 1930-х гг., это стихотворение не публиковалось. Но параллельно школьной развивалась дошкольная субкультура, и в ней после вхождения в обязательную детсадовскую программу в 1962 г. никаких сомнений в авторстве текста «Осень наступила» не возникло ни у кого. Само же стихотворение, заученное еще в детском саду, стало в итоге настолько популярным, что вошло в школьный фольклор в непристойных переделках – участь, постигающая только самое знаменитое и любимое: «Наступила осень, / Нет уже листов, / И уныло смотрят / Бляди из кустов. // Выйду я на улицу, / Положу х.й в лужу – / Пусть раздавит трактор, / Все равно не нужен» (Русский школьный фольклор: От «вызываний» Пиковой дамы до семейных рассказов / Составитель А.Ф.Белоусов. М., 1998. С. 449). Кстати, здесь точно уловлен травматично-невротический подтекст оригинала и переведен на современный язык психоанализа.

Сюжет не будет полным, если не рассмотреть еще одно стихотворение, которое также размещено в Интернете и ложно приписано Плещееву. Оно называется «Осенняя песенка»:

Миновало лето,
Осень наступила.
На полях и в рощах
Пусто и уныло.

Птички улетели,
Стали дни короче,
Солнышка не видно,
Темны, темны ночи.

К А.Н.Плещееву этот текст отношения не имеет, впервые вторая строфа появилась в «Букваре» Александры Владимировны Янковской (р. 1883) и Елизаветы Георгиевны Карлсен, выпущенном в Москве в 1937 г. (есть и в последующих изданиях). Автор текста указан в «Букваре» не был. С небольшим изменением в последнем стихе вторая строфа была перепечатана в журнале «Дошкольное воспитание» (1938. № 11. С. 71) в качестве приложения к статье Л.Заводовой «Исправление недостатков речи у детей». Не исключено, что вторую строфу один из авторов-составителей «Букваря» сочинил, либо воспроизвел по воспоминаниям детства, а первая строфа со знаковой строкой «Осень наступила» и старой рифмой «наступила – уныло» возникла позже как «народное творчество». Получился дериватив стихотворения А.Г.Баранова.

Анализ и текст стихотворения А. Плещеева «Осень наступила высохли цветы и глядят уныло…» Алексей Николаевич Плещеев — это известный русский поэт 19 века. Известен он своими незамысловатыми, но изящными и стилистически отточенными стихотворениями для детей. Писал Плещеев и более сложные произведения, обращаясь к гражданской лирике, но известность ему принесли именно стихотворения, известные нам из хрестоматий для младших школьников.

Петрашевец, человек близкий по мировоззрению к социалистическим идеалам он, тем не менее, поражал литературную критику своим созвучием с литературой романтизма. Мотивы тоски, одиночества и увядания очевидно просматриваются даже в его стихотворениях для самых маленьких. Таково по настроению и стихотворение «Осень».

Стихотворение «Осень» Алексе́й Никола́евич Плеще́ев

Осень наступила,
Высохли цветы,
И глядят уныло
Голые кусты.

Вянет и желтеет
Травка на лугах,
Только зеленеет
Озимь на полях.

Туча небо кроет,
Солнце не блестит,
Ветер в поле воет,
Дождик моросит..

Зашумели воды
Быстрого ручья,
Птички улетели
В теплые края.

Анализ стихотворения Плещеева «Осень»

Темой данного стихотворения является наступление осени, а идеей — увядание природы по окончанию лета. Лирический герой наблюдает за тем, как вянут цветы, желтеет трава на лугах, за тем, как тучи заволакивают небо и перелетные птицы покидают родные края.

Основные образы, направленные на то, чтобы передать тоскливое, безрадостное настроение — это образ голых кустов, с которых опали последние листья, образ солнца, ушедшего за тучи и образ улетающих птиц.

Однако, не смотря на пронизывающее ощущение осенней тоски, стихотворение это не лишено динамики. Традиционно, произведения, относящиеся к пейзажной лирике, по большей части состоят из прилагательных. В этой же, несомненно пейзажной зарисовке, немалую роль играет глагол. Для сравнения, в стихотворении 12 глаголов и всего 4 прилагательных. Почему же стихотворение кажется таким описательным, будто нарисованным красками по холсту?

Внимательный читатель обратит внимание, что два из трех глаголов в этом четверостишии призваны не столько обозначить действие, сколько обратить внимание на цвет, внешний вид явления. Травка «желтеет», озимь, то есть озимые культуры, едва «зеленеют» на недавно снова перепаханных, явно бурых полях. Так, не используя ни одного эпитета, автор передает всю цветовую палитру поздней осени. Такой прием и называется цветописью.

Эпитеты в стихотворении Плещеева тоже есть, причем один из них является постоянным — это «дальние края». Постоянный эпитет — это эпитет, который используется с определяемым словом вместе так часто, что совместное их написание становится традиционным. Также эпитетами являются словосочетания «быстрого ручья» и «голые кусты».

Следует обратить внимание и на другие средства художественной выразительности. В этом стихотворении большую роль играет олицетворение. В таком небольшом тексте автор использует его 3 раза! «Осень наступила», «туча небо кроет», «ветер в поле воет». Это несколько «очеловечивает» хмурый осенний пейзаж, представляет его живым и деятельным.

Состоит стихотворение из четырех четверостиший, рифмовка перекрестная. Написано оно трехстопным хореем, что имеет важное значение. Трехстопным хореем написаны многие детские стихотворения, благодаря чему они быстро запоминаются, ведь этот размер очень незамысловат, а также он хорошо ложиться на музыку романса, благодаря своей певучести.


Именно такое, смешанное, но приятное впечатление оставляет после себя стихотворение Плещеева «Осень». В нем сочетается тоска по уходящему лету (возможно и «лету жизни») поэта-романтика непростой судьбы и легкая певучесть детского стихотворения или наивной песенки.

В данной статье представлен текст и анализ стихотворения про «Осень» А. Плещеева «Осень наступила, высохли цветы и глядят уныло» приятного чтения!

Осень наступила…

Осень наступила,
Высохли цветы,
И глядят уныло
Голые кусты.

Вянет и желтеет
Травка на лугах,
Только зеленеет
Озимь на полях.

Туча небо кроет,
Солнце не блестит,
Ветер в поле воет,
Дождик моросит..

Зашумели воды
Быстрого ручья,
Птички улетели
В теплые края.

Осенняя песенка

Миновало лето,
Осень наступила.
На полях и в рощах
Пусто и уныло.

Птички улетели,
Стали дни короче,
Солнышка не видно,
Темны, темны ночи.

Осень

Я узнаю тебя, время унылое:
Эти короткие, бледные дни,
Долгие ночи, дождливые, темные,
И разрушенье куда ни взгляни.
Сыплются с дерева листья поблекшие,
В поле, желтея, поникли кусты;
По небу тучи плывут бесконечные…
Осень докучная!.. Да, это ты!
Я узнаю тебя, время унылое,
Время тяжелых и горьких забот:
Сердце, когда-то так страстно любившее,
Давит мертвящий сомнения гнет;
Гаснут в нем тихо одна за другою
Юности гордой святые мечты,
И в волосах седина пробивается…
Старость докучная!.. Да, это ты!

Великие о стихах:

Поэзия — как живопись: иное произведение пленит тебя больше, если ты будешь рассматривать его вблизи, а иное — если отойдешь подальше.

Небольшие жеманные стихотворения раздражают нервы больше, нежели скрип немазаных колес.

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Марина Цветаева

Среди всех искусств поэзия больше других подвергается искушению заменить свою собственную своеобразную красоту украденными блестками.

Гумбольдт В.

Стихи удаются, если созданы при душевной ясности.

Сочинение стихов ближе к богослужению, чем обычно полагают.

Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Как одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда.

А. А. Ахматова

Не в одних стихах поэзия: она разлита везде, она вокруг нас. Взгляните на эти деревья, на это небо — отовсюду веет красотой и жизнью, а где красота и жизнь, там и поэзия.

И. С. Тургенев

У многих людей сочинение стихов — это болезнь роста ума.

Г. Лихтенберг

Прекрасный стих подобен смычку, проводимому по звучным фибрам нашего существа. Не свои — наши мысли заставляет поэт петь внутри нас. Повествуя нам о женщине, которую он любит, он восхитительно пробуждает у нас в душе нашу любовь и нашу скорбь. Он кудесник. Понимая его, мы становимся поэтами, как он.

Там, где льются изящные стихи, не остается места суесловию.

Мурасаки Сикибу

Обращаюсь к русскому стихосложению. Думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. Рифм в русском языке слишком мало. Одна вызывает другую. Пламень неминуемо тащит за собою камень. Из-за чувства выглядывает непременно искусство. Кому не надоели любовь и кровь, трудный и чудный, верный и лицемерный, и проч.

Александр Сергеевич Пушкин

- …Хороши ваши стихи, скажите сами?
– Чудовищны! – вдруг смело и откровенно произнес Иван.
– Не пишите больше! – попросил пришедший умоляюще.
– Обещаю и клянусь! – торжественно произнес Иван…

Михаил Афанасьевич Булгаков. "Мастер и Маргарита"

Мы все пишем стихи; поэты отличаются от остальных лишь тем, что пишут их словами.

Джон Фаулз. "Любовница французского лейтенанта"

Всякое стихотворение — это покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звёзды, из-за них и существует стихотворение.

Александр Александрович Блок

Поэты древности в отличие от современных редко создавали больше дюжины стихотворений в течение своей долгой жизни. Оно и понятно: все они были отменными магами и не любили растрачивать себя на пустяки. Поэтому за каждым поэтическим произведением тех времен непременно скрывается целая Вселенная, наполненная чудесами - нередко опасными для того, кто неосторожно разбудит задремавшие строки.

Макс Фрай. "Болтливый мертвец"

Одному из своих неуклюжих бегемотов-стихов я приделал такой райский хвостик:…

Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
- Мои стихи не печка, не море и не чума!

Владимир Владимирович Маяковский

Стихи - это наша внутренняя музыка, облеченная в слова, пронизанная тонкими струнами смыслов и мечтаний, а посему - гоните критиков. Они - лишь жалкие прихлебалы поэзии. Что может сказать критик о глубинах вашей души? Не пускайте туда его пошлые ощупывающие ручки. Пусть стихи будут казаться ему нелепым мычанием, хаотическим нагромождением слов. Для нас - это песня свободы от нудного рассудка, славная песня, звучащая на белоснежных склонах нашей удивительной души.

Борис Кригер. "Тысяча жизней"

Стихи - это трепет сердца, волнение души и слёзы. А слёзы есть не что иное, как чистая поэзия, отвергнувшая слово.

Осень

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.
Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.
Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.

Осень

Осень наступила,
Высохли цветы,
И глядят уныло
Голые кусты.
Вянет и желтеет
Травка на лугах,
Только зеленеет
Озимь на полях.
Туча небо кроет,
Солнце не блестит,
Ветер в поле воет,
Дождик моросит..
Зашумели воды
Быстрого ручья,
Птички улетели
В теплые края.

Уж небо осенью дышало

… Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.

Есть в осени первоначальной

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё - простор везде,-
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь -
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле...

Осень

Кроет уж лист золотой
Влажную землю в лесу...
Смело топчу я ногой
Вешнюю леса красу.
С холоду щеки горят;
Любо в лесу мне бежать,
Слышать, как сучья трещат,
Листья ногой загре***ь!
Нет мне здесь прежних утех!
Лес с себя тайну совлек:
Сорван последний орех,
Свянул последний цветок;
Мох не приподнят, не взрыт
Грудой кудрявых груздей;
Пурпур брусничных кистей;
Долго на листьях, лежит
Ночи мороз, и сквозь лес
Холодно как-то глядит
Ясность прозрачных небес...
Листья шумят под ногой;
Смерть стелет жатву свою...
Только я весел душой
И, как безумный, пою!
Знаю, недаром средь мхов
Ранний подснежник я рвал;
Вплоть до осенних цветов
Каждый цветок я встречал.
Что им сказала душа,
Вспомню я, счастьем дыша,
В зимние ночи и дни!
Листья шумят под ногой...
Смерть стелет жатву свою!
Только я весел душой -
И, как безумный, пою!

Ожидание

Ждёт снега обнажённый лес,
Давно от осени уставший.
Сереет низкий свод небес,
Печально шепчет лист опавший…
«Когда начнётся снегопад?»
Трещат в рябиннике сороки.
Румянцем ягоды горят,
Как утром на морозе щёки.
Ждёт снега нынче детвора,
Нужна ей зимняя забава.
И целый день: «Пор-ра! Пор-ра!»
Ворона каркает картаво

Воробей

Заглянула осень в сад -
Птицы улетели.
За окном с утра шуршат
Жёлтые метели.
Под ногами первый лёд
Крошится, ломается.
Воробей в саду вздохнёт,
А запеть –
Стесняется.

Золотая осень

Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озёра.
Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Ненастье

Задрожали листья, облетая,
Тучи неба закрыли красу,
С поля буря, ворвавшися, злая
Рвёт, и мечет, и воет в лесу.
Только ты, моя милая птичка,
В тёплом гнёздышке еле видна,
Светлогруда, легка, невеличка,
Не запугана бурей она.
И грохочет громов перекличка,
И шумящая мгла так черна…
Только ты, моя милая птичка,
В тёплом гнёздышке еле видна.

Верная примета

Ветер тучи гонит,
Ветер в трубах стонет,
Дождь косой, холодный
По стеклу стучит.
На дорогах лужи
Морщатся от стужи,
Под навесом прячутся
Верная примета,
Что проходит лето,
Что опята просятся
Что спешит с подарками
Снова осень яркая,
Что скучает в школе
Грустные грачи.
Сами в кузовок,
Говорун-звонок.

Унылая пора! Очей очарованье!

Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса -
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдаленные седой зимы угрозы.

Осень

Осень лебёдушкой тихо явилась,
В жёлтое платье она нарядилась.
Кисти с оранжевой краской взяла,
Красить деревья, траву начала.
Серым раскрасила тучи на небе,
Белым – туман, что плывёт на рассвете.
Для паучков вот клубок серебра,
Чтоб паутинка блестела с утра.
Кистью разбрызгала капли воды -
Это сентябрьского неба дожди.
Свежести в воздух добавила запах,
Спрятала рыжики ёлкам под лапы.
Сколько забот у красавицы этой!
Всё изменить нужно ей после лета.

Осень швея

Чтоб крошка земля без хлопот зимовала,
Ей осень лоскутное шьет одеяло.
Листок аккуратно к листку пришивает,
Сосновой иголкой стежок подгоняет.
Листочки на выбор – любой пригодится.
Вот рядом с багровым лиловый ложится,
Хоть очень по вкусу швее золотистый,
Сгодится и бурый, и даже пятнистый.
Скрепляет их бережно нить паутины.
Прекрасней, чем эта, не сыщешь картины.

Золотая осень

Осень. Дождик золотой –
Звонкая монета!
– Лето, погоди! Постой!
Заплачу за это!
Ну, побудь ещё чуть-чуть!
Погоди немного!
Золотым твой будет путь!
Золотой дорога!
Станешь есть на золотом,
Золото одёжка!
Станет золото листом,
Золотой обложка!
Всё тебя озолочу!
Разве это мало?
– Знаешь, осень,
Лето отвечало, –
Мне милей зелёный цвет,
Не сори напрасно,
Жди Серебряных монет
В новый день ненастный.
не хочу, –

ОСЕНЬ

Осень - желтенькое слово желтенькой картинки,
Потому что пожелтели листья на осинке!
Осень - ласковое слово, теплые денечки,
Потому что солнце дружит с легким ветерочком!
Осень - вкусненькое слово, варится варенье,
Потому что фруктов много, много угощенья!
Осень - радостное слово, вновь друзья встречаются,
Потому что снова в школу - вот как получается!

ОКТЯБРЬ

Октябрь крадется по дорожкам,
Ступает тихо солнцу вслед.
Грибы и ягоды в лукошке.
И сентябрю он шлет привет!
В багряном бархатном кафтане,
Из листьев шляпа набекрень,
Он целый месяц будет с нами
Встречать рассвет, и ночь, и день.
Он волю осени исполнит -
Раскрасит поле, луг и лес.
И красотою мир наполнит!
И пригласит в страну чудес!

Поздняя осень

Мы убрали в ноябре
Все сухие листья.
Стало тихо на дворе,
Празднично и чисто.
Засыпает тихий пруд,
Клумбы опустели,
Птицы больше не поют -
К югу улетели.
В чистоте и тишине
Осень отдыхает,
День за днём она Зиме
Место уступает.

НОЯБРЬ

Ноябрь - горбатый старичок,
Глаза - как льдинки, нос - крючок!
Взгляд недовольный и колючий,
Холодный месяц, в небе тучи.
Златую осень провожает,
А зиму белую встречает!
Меняет он тепло на холод
И устает - уже не молод!
Но ветер северный поможет:
Сорвет листву, в ковер уложит,
Укроет землю покрывалом,
Что б до весны не замерзала!

Такая разная осень

Какая осень разная!
То хмурая, то ясная,
То яркая, счастливая,
То серая, тоскливая.
Цветут на клумбе радостно
Последние цветы...
Какая осень разная!
Совсем, как я и ты.

Осеннее чудо

Что за чудо из чудес?
Мы пришли в осенний лес!
Летом и дубы, и клёны
Были в листиках зелёных.
Стали листики цветными:
Розовыми, золотыми,
Бурыми и красными –
Разными-преразными!
Может, радугу с небес
Пригласила Осень в лес?

Осенний листок

За окошком лист осенний пожелтел,
Оторвался, закружился, полетел.
Жёлтый листик подружился с ветерком,
Всё кружатся и играют под окном.
А когда весёлый ветер улетал,
Жёлтый листик на асфальте заскучал.
Я пошла во двор и листик подняла,
Принесла домой и маме отдала.
Оставлять его на улице нельзя,
Пусть живёт всю зиму у меня.

Осень

Красивые листья под ноги летят,
Устроила осень в саду листопад.
Вот лиcтья берёзки, вот листья осинки,
Вот кружатся в вальсе листочки рябинки.
А в небе высоком летят журавли,
И грустную песню курлычат они.
Мы им на прощанье помашем рукою,
Но мы не прощаемся, осень, с тобою!

Осень

На кусте-кусточке -
Жёлтые листочки,
Виснет тучка в просини, -
Значит, дело к осени!
В красных листьях бережок.
Каждый листик - как флажок.
Стал наш парк осенний строже.
Бронзой весь покроется!
Осень, кажется мне, тоже
К октябрю готовится…
В красных листьях бережок.
Каждый листик - как флажок!

Славная осень

И моховые болота, и пни - Всё хорошо под сиянием лунным,
Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;
Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно - покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.
Славная осень! Морозные ночи,
Нет безобразья в природе! И кочи,
Всюду родимую Русь узнаю,
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Ясные, тихие дни…
Думаю думу свою…

Грустный дождик

Вот сентябрь вдруг загрустил,
В гости дождик пригласил,
Птиц на юг всех проводил.
Дождик что-то приуныл,
Звонко шлёпает по лужам,
И никто ему не нужен.
Плачет он теперь с утра,
Осень - грустная пора.

ОСЕННЕЕ ЧУДО

Ныне осень, непогода.
Дождь и слякоть. Все грустят:
Потому что с жарким летом
Расставаться не хотят.
Небо плачет, солнце прячет,
Ветер жалобно поёт.
Загадали мы желанье:
Пусть к нам лето вновь придёт.
И сбылось желанье это,
Веселится детвора:
Чудо ныне – Бабье лето,
Среди осени жара!

Несжатая полоса

Поздняя осень. Грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели,
Только не сжата полоска одна...
Грустную думу наводит она.
Кажется, шепчут колосья друг другу:
"Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,
Скучно склоняться до самой земли,
Тучные зерна купая в пыли!
Нас, что ни ночь, разоряют станицы
Всякой пролетной прожорливой птицы,
Заяц нас топчет, и буря нас бьет...
Где же наш пахарь? чего еще ждет?
Или мы хуже других уродились?
Или недружно цвели-колосились?
Нет! мы не хуже других - и давно
В нас налилось и созрело зерно.
Не для того же пахал он и сеял
Чтобы нас ветер осенний развеял?.."
Ветер несет им печальный ответ:
- Вашему пахарю моченьки нет.
Знал, для чего и пахал он и сеял,
Да не по силам работу затеял.
Плохо бедняге - не ест и не пьет,
Червь ему сердце больное сосет,
Руки, что вывели борозды эти,
Высохли в щепку, повисли, как плети.
Очи потускли, и голос пропал,
Что заунывную песню певал,
Как на соху, налегая рукою,
Пахарь задумчиво шел полосою.

Рассказать друзьям