И.П.Шкуратова. Мотивация самораскрытия в межличностном общении

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Человек – социальное существо, это заложено в нем природой. Люди, лишенные возможности эмоционального контакта с другими, чаще всего сходят с ума или как минимум зарабатывают нервное расстройство. У общения есть свои правила и законы, предполагающие определенные этапы сближения – знакомство, обмен мыслями, интересами, личным опытом, тайнами и чувствами. Этот процесс практически всегда движется по одному сценарию.

Самораскрытие в общении является одной из важнейших его составляющих. С одними людьми мы раскрываемся максимально, с другими не можем сблизиться совсем. Это зависит от того, насколько сходны взгляды, интересы, личная мораль, увлечения, достоинства и недостатки. Не зря говорят: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Наиболее открыты мы с теми, кто может нас понять, наиболее стеснены с теми, чьи взгляды и образ жизни значительно отличаются от наших.

Одна из главных проблем многих людей – самораскрытие в межличностных отношениях, его полное отсутствие либо излишняя доверчивость. Само по себе это не корень бедствий, а симптом более глубоких психологических ран. Поэтому сегодня мы поговорим о сближении с людьми и трудностях самораскрытия.

Самораскрытие личности в общении происходит постепенно: когда мы знакомимся с новым человеком и налаживаем с ним контакт, это значит, что у нас уже есть хотя бы одна точка соприкосновения. Не важно, работаете вы в одном кабинете или встретились на форуме любителей рыбалки. Это – точка отсчета, после которой люди начинают интересоваться: а похож ли на них новый знакомый в чем-то еще? И чем больше общего будет найдено, тем больше шансов, что двое станут друзьями или возлюбленными.

Мы начинаем делиться общей информацией, поначалу выкладывая ту, распространение которой не сможет причинить вам вреда. В каком районе живем, замужем/женаты, есть дети, где родились, какую еду любим и какую музыку слушаем. Это первичное «прощупывание» почвы, которое должно определить – имеется ли обоюдное желание идти на контакт.

После него наступает следующий этап – обмен принципиальными позициями. Политика, религия, гендерные и финансовые вопросы. Эта информация также может быть доступной широкому кругу людей и при этом не стать оружием против вас. Что такого в том, что вы патриот своей страны или считаете, что женщине место на кухне? Или вы любите пить пиво, а ваш новый друг – сторонник здорового образа жизни? Но именно здесь обычно и начинаются расхождения – если участники общения понимают, что их позиции противоречат друг другу, самораскрытие на этом заканчивается.

Более глубокое сближение начинается всегда с того, что один из собеседников делится чем-то личным – проблемами в семье, симпатиями к общему знакомому, какими-то тайнами. Если вторая сторона с интересом выслушивает и дает советы – это еще не показатель. Самораскрытие и обратная связь – вот два важных компонента дружбы и тесного общения. Когда в ответ на откровения другой человек отзывается такой же открытостью, делится своими переживаниями, проблемами и радостями – тогда начинает налаживаться душевная взаимосвязь.

Последний этап – выражение чувств: любви, привязанности, грусти, беспокойства. Если человек готов сказать и продемонстрировать человеку все, что чувствует в данный момент – это вершина самораскрытия.

Таково течение событий нормально: мы не делимся личным с теми, кому не доверяем, чтобы не распускали сплетни, не злорадствовали и не могли воспользоваться этой информацией в своих целях. Мы рассказываем о том, что важно, близким людям – друзьям, родителям, возлюбленным, братьям и сестрам. У каждого есть один либо несколько таких людей, которые поддержат и выслушают.

Такой алгоритм самораскрытия является наиболее приемлемым:

1. Первая точка соприкосновения;
2. Поверхностная информация;
3. Принципы и позиция;
4. Переход на более глубокий уровень, личное раскрытие;
5. Раскрытие чувств и эмоций.

Само собой разумеется, что определенный стиль общения предполагает разный уровень самораскрытия. С партнерами можно сотрудничать десятки лет, но не стать друзьями, в рабочем коллективе также существуют свои границы открытости. Самый высокий уровень предполагается и даже обязан быть в семье, где связь между людьми самая крепкая.

Но существуют два типа личностей, имеющих проблемы с самораскрытием. Те, кто скрытен даже с родными людьми и те, кто открыт с каждым встречным. Почему они так себя ведут и как формируются подобные линии поведения?

Партизан

Он никому не говорит о том, что происходит в его жизни, никто не знает, что творится в его голове. Самая распространенная причина этому – внутренние страхи и неумение открываться, спровоцированные либо сценариями из семьи, либо психологическими травмами. Обычно это происходит оттого, что когда-то на искреннее самораскрытие ему ответили холодностью, пренебрежением или насмешками. Печально, что в таком положении зачастую оказываются люди ранимые и нежные – они бы хотели подарить свою любовь всему миру, но им уже на взлете обрубили крылья.

Часто неумение самораскрываться тесно связано с отчуждением от собственного «Я». В таких случаях у человека отсутствует контакт с собственной личностью, он не понимает собственных чувств и переживаний, и, запутавшись, замыкается. Чаще всего такие люди вырастают в семьях, где родители тоже были замкнуты и не научили ребенка делиться с ними своими эмоциями.

С замкнутыми людьми порой можно поговорить обо всем на свете, кроме них самих. Часто они ищут утешение в алкоголе – так проще принимать себя, быть более раскованным и совершать эмоциональные поступки.

Всем обо всём

А вот и наш антипод – он рассказывает самые интимные подробности своей жизни каждому встречному и поперечному. Среди знакомых он слывет «немножечко того», ведь среднестатистические люди так не поступают. Интересно, что эта проблема имеет те же корни, что и предыдущая – неприятие и неодобрение себя, к которым примешивается неискоренимое чувство вины. Человек не уверен, что живет правильно, что его поступки верны, поэтому рассказывает о них всем окружающим в надежде, что его поддержат. Источник бед снова нужно искать в детстве – так бывает, когда родители не одобряли ребенка и не хвалили его, но зато упрекали и наказывали за любую провинность.

Ему всю жизнь будет казаться, что он поступает неправильно. И особенно трудно будет в тех случаях, когда человек понимает, что действительно оплошал. В случае же, когда гадость делают по отношению к нему – он снова ищет вину в себе. И снова обращается к окружающим, чтобы услышать: «Ты не виноват». И не слышит.

Как с этим бороться?

Поскольку у этих проблем похожие первопричины, то и методика борьбы одна и та же.

Выражаться через свое «Я»

Человека, неспособного самораскрываться и боящегося контакта, часто выдают попытки спрятаться за безликими фразами: «Мы решили сделать…», «Предлагается такой вариант». Если вы узнали себя, постарайтесь как можно чаще выражать свои предложения, мысли и чувства через форму «Я» - это помогает наладить контакт с собой.

Избавиться от чувства вины

В случае, когда у вас в жизни не все гладко, не нужно брать вину на себя. Бросил любимый человек, уволили с работы, поломалась техника… Не нужно тут же корить себя и искать причины в своем поведении. Ситуация может быть вполне объективной. Успокойтесь и посмотрите со стороны – если вы старались избежать этого, но не смогли, значит, вашей вины в этом нет. Может, все даже к лучшему – кто знает, что ожидает за новым поворотом? Избавив себя от чувства вины, вы автоматически освободитесь от необходимости рассказывать всем подряд свою биографию или наоборот, скрывать ее за семью печатями (о том, как избавиться от чувства вины можете узнать из нашей статьи).

Учитесь понимать свои чувства

Это очень трудно тем, кто всегда замкнут. Поэтому можно начинать с простого: признаваться в них самому себе. Иногда собственные переживания становятся откровением, если соскрести с них налет страхов и самообмана.

Поняв, что творится внутри вас, вы сможете научиться выражать свои настоящие чувства и говорить людям об эмоциональных потребностях. И самое главное здесь – переступить через страх, что могут снова обидеть, не понять, оттолкнуть. Среди сотен чужих всегда найдутся родные души тех, кто примет, поймет и поддержит.

Самораскрытие – это то, без чего довольно трудно жить. Часто говорят: «Я чувствую себя одиноким, хотя кругом много людей». Все оттого, что нет тех, с кем можно полностью раскрепоститься, пустить в душу, найти общий язык. Научится правильно и уместно раскрываться крайне важно, ведь эмоциональные связи с людьми для нас жизненно необходимы – одиночество на необитаемом острове и одиночество в толпе очень похожи. Если не с кем поговорить по душам – накапливается стресс, проявляются депрессивные состояния, возрастает нервозность. И чтобы суметь по-настоящему самораскрыться, нужно уметь находить золотую середину в общении, позволяющую оставаться на должной дистанции с общей массой знакомых и в то же время быть по-настоящему близким с родными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

Любое межличностное общение подразумевает ту или иную степень самораскрытия собеседников. Без эмоционального и личностного самораскрытия невозможно выстраивание близких человеческих отношений, педагогическое воздействие, личный контакт.

Самораскрытие в широком смысле определяется как «сообщение человеком информации о себе другим людям, добровольное открытие другому лицу разных аспектов своей личности. Содержанием самораскрытия могут служить мысли, чувства человека, факты его биографии, текущие жизненные проблемы, его отношения с окружающими людьми» (Психология общения. Энциклопедический словарь. Под общ. ред. А.А. Бодалева).

Самораскрытие включает в себя искренность, открытость и доверительность собственных отношений к миру и к своему «Я», а также понимание потребностей и настроений других. Оно может протекать непосредственно при личном контакте или опосредованно - по телефону, в переписке, в сети Интернет, при этом используются вербальные и невербальные каналы передачи информации.

Самораскрытие порождает «феномен взаимности»: когда мы ведем себя открыто по отношению к окружающим, искренне выражаем свои мысли и чувства, другие люди получают возможность знать о нас больше, что вызывает чувство доверия, снижает напряжение, и они тоже становятся более открытыми по отношению к нам. В то же время самораскрытие всегда связано с риском, поскольку несвоевременное глубинное открывание информации, когда собеседник не готов к такому уровню общения, может привести к эмоциональному отторжению и даже к разрыву отношений.

Канадский психолог С.Джурард в книге «Прозрачное «Я» выделяет шесть основных сфер самораскрытия:

1. отношения, мнения и ценности;

2. интересы и предпочтения;

3. работа, профессия;

4. деньги;

5. личность;

6. тело и здоровье.

В ситуации диалога, разворачивающегося в течение длительного времени, самораскрытие возможно и эффективно в рамках всех названных сфер. В иных ситуациях обсуждение первых трех областей уместно в деловом общении, а три последних больше характерны для неформального взаимодействия. Многое зависит и от того, в какой форме мы сообщаем информацию. Это просто констатация фактов, так сказать, «чистая» информация, или эмоциональный отклик, эмоциональное самораскрытие.

В педагогической деятельности самораскрытие способствует выстраиванию отношений содружества и сотворчества учителя и учеников, предполагает демократический стиль общения с учащимися. Самораскрытие педагога приводит к открытости учащихся, готовности сотрудничать, формирует уважительное отношение друг к другу. Учитель может раскрывать учащимся свои взгляды на жизнь, обсуждать вопросы морали, культуры, политики, общественных ценностей, подводя их к открытому выражению своего мнения, к обмену взглядами и точками зрения.

Самораскрытие весьма эффективно, когда речь идет о взаимоотношениях педагога с подростками и старшеклассниками, где искренность и открытость учителя помогают учащимся расширить круг общения, повышают коммуникабельность, уверенность в себе и уровень принятия своей личности. Имея перед глазами пример взрослого человека, искренне выражающего свои мнения, отношения и чувства, ребята стремятся раскрываться сами и встают на путь обретения душевного равновесия.

Чаще педагоги открыто выражают свои мысли и отношения к внешним объектам реальности (обществу, политике, культуре и т.п.), и значительно реже - непосредственно в связи с особенностями собственной личности, примерами из своей жизни. Вследствие обезличенного педагогического общения, когда педагог «застёгнут на все пуговицы», у учащихся не возникает мотивации раскрываться в ответ. В самораскрытии учителя важно не столько количество и охват разных сфер самораскрытия, сколько качественный эмоциональный контакт с учениками, глубина диалога, открытость собственного «Я». При этом важно выражать свою позицию не догматично, а с готовностью выслушать другое мнение и признать его право на существование.

Риск самораскрытия педагога заключается в том, что он может вызвать как притяжение учащихся и выбор его личности в качестве идеала для подражания, так и в случае чрезмерного самораскрытия, выходящего за рамки социальных норм, может вызвать неприятие. Поэтому важно учитывать контекст и время взаимодействия, социальные и морально-этические нормы, роль, статус и позицию в общении, уровень доверия. Эффективным является постепенное самораскрытие педагога, пошаговое углубление содержания, развитие взаимности и доверительности. Если отношения с учащимися только начали складываться, не стоит спешить раскрываться сразу по всем сферам, как это иногда делают начинающие свой путь педагоги, это может вызвать отторжение у аудитории.

Самораскрытие самораскрытию - рознь. Все проявления публичной деятельности педагога также можно отнести к элементам самораскрытия. Поэтому важно, чтобы у учащихся складывался правильный образ учителя. Иногда при просмотре страничек в социальных сетях, в открытом доступе можно увидеть довольно откровенные фотографии педагогов, или картинки и цитаты, далекие от морально-нравственных норм. Будет ли такой специалист вызывать уважение и признание у детей, их родителей, у своих коллег? Вопрос оставляю открытым.

В педагогическом коллективе взаимное самораскрытие позволяет формировать позитивные отношения между сотрудниками, создает атмосферу доверия и уважения, вызывает чувство сопричастности и поддержки, ощущение психологической близости и повышает продуктивность социальных контактов.

Самораскрытие - это признак здоровой личности, открытой для контактов и стремящейся обрести гармонию в отношениях с самим собой и с окружающими, принести пользу и сделать мир лучше, что играет немаловажную роль в педагогической деятельности.

При написании использованы материалы статьи Болотовой А.К. Самораскрытие в педагогическом процессе: время и своевременность. / Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2010. - Т. 16, № 3. - С. 214-218

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ", MOUSEOFF, FGCOLOR, "#FFFFCC",BGCOLOR, "#393939");" onMouseOut="return nd();"> Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

240 руб. | 75 грн. | 3,75 долл. ", MOUSEOFF, FGCOLOR, "#FFFFCC",BGCOLOR, "#393939");" onMouseOut="return nd();"> Автореферат - 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Зинченко Елена Валерьевна. Самораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами: Дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05: Ростов н/Д, 2000 256 c. РГБ ОД, 61:01-19/116-6

Введение

ГЛАВА I. Самораскрытие личности как социально-психологический феномен 14

1.1. Теоретический анализ представлений о самораскрытии в зарубежной и отечественной психологии 14

1.2. Феномен самораскрытия с точки зрения различных социально-психологических подходов 26

1.3. Виды самораскрытия личности в общении 40

1.4. Параметры самораскрытия и методы их диагностики 52

1.5. Функции и последствия раскрытия субъектом своего

внутреннего мира окружающим,. 59

ГЛАВА II. Факторы, детерминирующие особенности самораскрытия личности в общении 73

2.1. Социально-психологические факторы самораскрытия 74

2.2. Социально - демографические характеристики коммуникатора как фактор самораскрытия 80

2.3. Влияние психологических характеристик субъекта на его самораскрытие 90

2.4. Когнитивный стиль как детерминанта самораскрытия личности 96

ГЛАВА III. Эмпирическое исследование самораскрытия и его обусловленности социально-психологическими и личностными факторами 104

3.1. Цель, задачи, объект, методы и организация эксперимента 104

3.2. Исследование характеристик самораскрытия и их взаимосвязей

3.3. Влияние социальной роли реципиента и характера межличностных отношений на особенности самораскрытия в 123 юношеском возрасте

3.4. Детерминация параметров самораскрытия полом коммуникатора 134

3.5. Исследование влияния когнитивного стиля коммуникатора на его самораскрытие 140

Заключение

Литература 155

Приложения

Введение к работе

В последнее десятилетие возрос интерес к такому разделу социальной психологии как социальная психология личности. Специфика социальной психологии при взгляде на личность заключается в рассмотрении её как взаимодействующего и общающегося субъекта (В.Н. Мясищев, 1970, 1974, 1995; М.И. Бобнева, Е.В. Шорохова, 1979; А.А. Бодалёв, 1995; Г.М. Андреева, 1980, 1998; Л.А. Петровская, 1989 и др.). Одна из тенденций современной социальной психологии состоит в переориентации с изучения феноменов восприятия другого человека на изучение того, как личность проявляет себя в общении с окружающими.

Тема личностной представленности человека в общении, в русле которой рассматриваются явления самораскрытия и самопредъявления, достаточно хорошо разработана в зарубежной психологии (S. Jourard, 1958; P. Lasakow, 1958; P. Cozby, 1979; V. Derlega, 1984; J. Berg, 1986). В отечественной же социальной психологии ее место в настоящее время ещё не совсем определено, на что указывает даже тот факт, что понятие самораскрытия отсутствует в большинстве отечественных психологических словарей, за исключением психотерапевтических, где его определение дается применительно к специфике психотерапевтического процесса (Б.Д. Карвасарский, 1998; В.Л. Минутко, 1999).

Отдельные исследования, затрагивающие рассматриваемую проблематику, появились в отечественной психологии сравнительно недавно (Т.П. Скрип-кина, 1984; Н.В. Амяга, 1988; И.П. Шкуратова, 1998), поэтому пока не выработана однозначная позиция по отношению к определению самораскрытия, не разработан методический инструментарий для изучения этого психологического явления, не описаны его основные характеристики и виды. Особо следует отметить тот факт, что на российской выборке практически не исследованы социально-психологические и личностные факторы самораскрытия. Например, в отечественной социальной психологии не представлены работы, в которых рас

сматривалось бы влияние когнитивного стиля коммуникатора, его отношения ь реципиенту на процесс самораскрытия; хотя зависимость самораскрытия от межличностных отношений прямо или косвенно подчёркивается рядом авторов (В.А. Лосенков, 1974; Л.Я. Гозман, 1987; Н.В. Амяга, 1989; И.С. Кон, 1989), а многочисленные данные о проявлении когнитивного стиля в сфере общения (Y. Witkin, D. Goodenough, 1977; И.П. Шкуратова, 1994; А.Л. Южанинова, 1998; Т.Г. Антипина, 1998 и др.) дают основания предполагать и его связь с самораскрытием личности.

Важность и актуальность разработки проблемы самораскрытия в отечественной социальной психологии очевидна по нескольким причинам. Во-первых, количественные и качественные компоненты самораскрытия представляют интерес в качестве важной составляющей поведения личности в сфере общения. Каждое историческое время и каждое общество характеризуются особой культурой самораскрытия. Современное общество, одной из особенностей которого является социальная нестабильность, приводит человека к кризису идентичности, а также к глобальному недоверию к власти, судопроизводству, средствам массовой информации. В связи с этим внимание психологов всё чаще обращается к таким предметным областям как социальное познание, смыслы, доверие, самораскрытие и т.п. (Г.М. Андреева, 1998; К.А. Абульханова, 1999; Д.А. Леонтьев, 1997; Т.П. Скрипкина, 1998; Н.В. Амяга, 1998). Сложившаяся ситуация свидетельствует о неумении большинства людей оптимально сочетать доверие и недоверие, об отсутствии навыков адекватного самораскрытия, процесс которого способствует лучшему осознанию своих проблем, прояснению неопределенности и, в этом смысле, помогает каждому индивиду ответить на вопрос "Кто Я?"

Характерные для современного общества урбанизация, компьютеризация, развитие и внедрение технических средств массовых коммуникаций изменяют и сферу межличностных отношений, что, в свою очередь, отражается и на харак

тере самораскрытия. Наблюдается увеличение количественной стороны контакт тов с одновременным уменьшением их глубины (М. Хейдеметс, 1979; Я.А. Да-] видович, 1981; Э.В. Соколов, 1982), усложнение условий непосредственного! общения, а также увеличение доли опосредованности в коммуникативном пове-j дении субъекта (Ю.М. Забородин, А.Н. Харитонов, 1985; В.А. Аполлонов, 1981;i Е.Г. Слуцкий, 1981). Возрастающая отчужденность современного человека приводит его к необходимости общения с незнакомым или воображаемым партнёром, а также с компьютером. Как следствие, перед психологией встают новые практические задачи: изучение проявления личности в виртуальном информационном социуме, выделение характеристик идеальной компьютерной личности, способной заменить человеческое общение и ряд других. Сокращение личного пространства, накопление отрицательных эмоций, рост психической напряженности тоже способствуют изменению структуры самораскрытия личности.

Во-вторых, известно, что самораскрытие лежит в основе большей части психодиагностических процедур и психотерапии (А.С. Слуцкий, В.Н. Цапкин, 1985; К. Рудестам, 1993; Б.Д. Карвасарский, 1998; В.Л. Минутко, 1999; В.Т.Кондрашенко, Д.И. Донской, С.А. Игумнов, 1999). Оно выступает в качестве своеобразного канала, с помощью которого психотерапевт получает необходимую ему информацию, устанавливает и поддерживает контакт с пациентом; а психолог-исследователь - с испытуемым (J. Berg, V. Derlega, 1986; Л.Б. Филонов, 1979). Изучение процесса самораскрытия может помочь совершенствовать как психодиагностические, так и психотерапевтические процедуры, существенно повысить надежность получаемой таким образом социально-психологической информации.

В-третьих, известно, что самораскрытие выполняет ряд важных функций для личности. Оно укрепляет психическое здоровье, стимулирует личностный рост, способствует развитию самосознания. Поэтому исследование закономер

ностей самораскрытия будет способствовать изучению механизмов личностного роста.

В-четвёртых, изучение феномена самораскрытия является необходимым для более глубокого осмысления и понимания сущности других психологических категорий, таких как доверие, самовыражение, личностное общение, диалогическое общение.

В связи с вышесказанным можно заключить, что к настоящему моменту назрела необходимость выработки чёткого научного определения самораскрытия, уточнения места этой психологической категории в отечественной социально-психологической теории и всестороннего изучения самораскрытия как сложного социально-психологического феномена, обусловленного целой группой факторов, на российской выборке.

Цель исследования: изучить самораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами.

Предмет исследования: объём, глубина, содержание дифференцирован-ность и избирательность самораскрытия- личности и его социально-психологические и личностные детерминанты (социальная роль партнёра, характер межличностных отношений, пол и когнитивный стиль коммуникатора).

Гипотезы исследования:

1. Объём самораскрытия субъекта варьирует в зависимости от социальной роли партнёра и характера межличностных отношений коммуникатора и реципиента.

2. Когнитивный стиль детерминирует самораскрытие в межличностном

общении таким образом, что когнитивная сложность позитивно влияет на его дифференцированность и избирательность, а полезависимость - поленезависи-мость определяет его объём и содержание.

3. Самораскрытие девушек и юношей различается по объёму, глубине и

Цель исследования конкретизировалась в следующих задачах:

1. Осуществить теоретический анализ понятия самораскрытия как социально-психологического феномена.

2. Выделить критерии для классификации и описать основные виды самораскрытия.

3. Разработать комплекс методик для диагностики индивидуальных и

групповых особенностей самораскрытия в межличностном общении.

4. Произвести анализ различных характеристик самораскрытия и из взаимосвязи на примере юношеского возраста.

5. Установить влияние социальной "роли реципиента на характеристики самораскрытия субъекта.

6. Исследовать объём самораскрытия в зависимости от характера межличностных отношений коммуникатора и реципиента.

7. Осуществить эмпирический анализ влияния фактора пола на объём, глубину, содержание, дифференцированность и избирательность самораскрытия.

8. Изучить проявление когнитивной сложности - простоты в особенностях личностного самораскрытия.

9. Исследовать влияние полезависимости-поленезависимости на характеристики самораскрытия.

Методологические и теоретические предпосылки исследования:

принцип детерминизма как закономерной зависимости психических явлений от порождающих их факторов (С.Л. Рубинштейн, А.В. Петровский, М.Г. Ярошев

ский), концепция отношений В.Н. Мясищева, представление о самораскрытии как личностной представленности человека в общении (S. Jourard, P. Lasakow. P. Cozby, V. Derlega, J. Berg), понятие об общении как субъект-субъектном взаимодействии (А.А. Бодалёв, Г.М. Андреева, Л.А. Петровская, А.У. Хараш. С. Л. Братченко), представление о детерминации общения социально-психологическими характеристиками личности (К.А. Абульханова-Славская. А.А. Бодалёв, Л.И. Анцыферова), представление об общении как трехстороннем процессе, включающем перцептивные, коммуникативные и интерактивные аспекты (Г.М. Андреева), понятие о самовыражении как внешнем проявлении психического мира субъекта (В.А. Лабунская), представление о личности как интраиндивидном, интериндивидном и метаиндивидном образовании (А.В. Петровский, В.А. Петровский), положение о когнитивных стилях как устойчивых различиях в организации и переработке приобретаемого опыта (М.А. Холодная, И.П. Шкуратова, А.Л. Южанинова), теория личностных конструктов (G. Kelly), концепция психологической дифференциации (Н. Witkin).

В соответствии с поставленными нами целями и задачами использовались следующие методы и методики: 1) для диагностики характеристик самораскрытия - модифицированный нами вариант опросника С. Джурарда, разработанные опросник "Шкалы самораскрытия" и методика "Письмо незнакомому другу"; 2) для определения полезависимости-поленезависимости - тест "Фигурки Готтшальда"; 3) для выявления степени когнитивной сложности - репертуарный тест Дж. Келли.

Для обработки данных применялись следующие методы: частотный, корреляционный и факторный анализы, контент-анализ, метод сравнения крайних групп, методы описательной (суммарной) статистики.

Достоверность результатов обеспечивалась разнообразием диагностических процедур, большим объёмом выборки, использованием ряда методов математической статистики. В исследовании использовалась компьютерная про

грамма анализа данных "STATGRAPHICS"

Объектом исследования выступили студенты в возрасте от 18 до 25 лет, из них 153 девушки и 33 юноши.

На первом этапе в исследовании приняли участие 186 человек, среди них были студенты РГУ (69 филологов, 43 журналиста, 34 психолога) и учащиеся Азовского медицинского колледжа - 40 человек. Предметом исследования на этом этапе являлись параметры самораскрытия и их обусловленность социально-психологическими факторами.

На втором этапе выборку для решения задачи о влиянии личностных факторов на самораскрытие составили 85 студентов филологического факультета РГУ, из них 64 девушки и 21 юноша.

Научная новизна исследования

1) Впервые предпринята попытка проанализировать существующие в отечественной и зарубежной психологии подходы к пониманию самораскрытия и определить место этого феномена в системе социально-психологических категорий.

2) Предложена классификация видов самораскрытия по различным критериям и проведён их сопоставительный анализ; выделены и описаны детерминирующие самораскрытие социально-психологические и личностные факторы; рассмотрены параметры самораскрытия и методы их диагностики.

3) Апробирован русскоязычный модифицированный вариант методики С. Джурарда, изучены возможности диагностики параметров самораскрытия на основе опросника "Шкалы самораскрытия" и методики "Письмо незнакомому другу".

4) Впервые собран обширный эмпирический материал, касающийся особенностей самораскрытия российской молодёжи. Исследовано влияние социальной роли реципиента на объём, содержание, глубину и дифференцирован

ность самораскрытия; а также влияние различных характеристик межличностных отношений («дистанция», «позиция», «валентность», «степень знакомства)/ на объём самораскрытия.

5) Впервые получены и описаны данные о влиянии таких когнитивно-стилевых параметров как полезависимость-поленезависимость и когнитивная сложность - простота на особенности самораскрытия.

Теоретическая и практическая значимость работы

Проведенный теоретический анализ расширяет и углубляет представление о самораскрытии как социально-психологическом феномене. В работе уточняется определение самораскрытия, описываются его основные виды и характеристики. Разработан комплекс методик для диагностики самораскрытия в межличностном общении.

Выявленные различия в характеристиках самораскрытия в зависимости от пола, когнитивного стиля коммуникатора; социальной роли реципиента и характера межличностных отношений позволяют составить более полное и дифференцированное представление об особенностях самораскрытия в юношеском возрасте.

Данные о взаимосвязи между параметрами самораскрытия и полезависи-мостью-поленезависимостью, когнитивной сложностью-простотой свидетельствуют о важной роли когнитивно-стилевых характеристик личности в её самораскрытии.

Результаты исследования могут быть использованы в психологическом консультировании, в различных видах психотерапевтической и психокоррекци-онной работы с молодежью, а также для психопрофилактики отклонений в личностном развитии. На основе полученных данных возможна разработка специальных программ социально-психологического тренинга, направленных на обучение навыкам адекватного самораскрытия.

В настоящее время разработанные методики и полученные данные ис

пользуются при чтении курса «Общая и социальная психология» для студентов филологического и философского факультетов РГУ, при чтении курса «Диагностика индивидуальных особенностей общения» и при проведении практикума по специальности для студентов дневного и заочного отделения факультета психологии РГУ; а также в работе психолога-консультанта Ростовского регионального отделения Российского общества Красного Креста по программе «Помощь РОКК вынужденным переселенцам из Чечни на территории РФ за пределами зоны конфликта».

Положения, выносимые на защиту:

1) Самораскрытие как сложный социально-психологический феномен представляет собой преимущественно добровольное непосредственное или опосредованное сообщение субъектом личной информации различной степени интимности одному или нескольким реципиентам.

2) Объём, глубина, содержание и дифференцированность самораскрытия в большой степени определяются социальной ролью реципиента по отношению к коммуникатору и характером их межличностных отношений. Близость и позитивность отношений положительно влияют на объём самораскрытия.

3) Объём, глубина и содержание самораскрытия зависят от пола коммуникатора. Девушки чаще рассказывают окружающим о себе, чем юноши; при этом они сообщают о своих чувствах и переживаниях, в то время как юноши - о своих мнениях и установках.

4) Когнитивная сложность проявляется в высокой дифференцированности и избирательности, малой глубине непосредственного и большом объёме опосредованного самораскрытия. Полезависимость-поленезависимость не оказывает существенного влияния на общий объём самораскрытия в непосредственном общении, но отражается на содержании опосредованного самораскрытия.

Апробация работы и внедрение результатов

Материалы диссертационного исследования были представлены на сессии Недели науки РГУ (1998), на II Всероссийской конференции РПО "Методы психологии" (Ростов-на-Дону, 1997), на заседаниях кафедры социальной психологии и психологии личности РГУ (1995-1999).

Структура диссертации

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 300 источников, из них 19 на английском языке, и приложений. Объём основного текста составляет 154 страницы, содержит 7 рисунков и 39 таблиц, из них 5 рисунков и 33 таблицы в приложениях.

Теоретический анализ представлений о самораскрытии в зарубежной и отечественной психологии

Термин "самораскрытие" (self-disclosure) был введен в психологию американским исследователем гуманистической ориентации С. Джурардом, который определил его как "процесс сообщения информации о себе другим людям" /297, с.91/. Это определение, данное более сорока лет назад, служит точкой отсчета для психологов, занимающихся этой проблематикой, и сегодня, хотя отдельные авторы справедливо указывают на его недостатки: описательный характер, некоторую ограниченность, поверхностность и т.д. (P. Cozby, 1979; Н.В. Амяга, 1991). Предпринимаются попытки исправить существующее положение с помощью предложения более конкретных определений самораскрытия. При этом некоторые из психологов ставят во главу угла конфиденциальность передаваемой информации. Д. Майерс, например, считает, что сутью рассматриваемого процесса является " раскрытие сокровенных переживаний и мыслей перед другим человеком" /141, с.679/. Т.П. Скрипкина дает вполне созвучное приведённому выше определение, добавляя в качестве критерия принцип добровольности. Она понимает под самораскрытием "факт добровольного раскрытия конфиденциальной информации о собственном внутреннем мире перед другим человеком" /216, с.88/. Акцентируя внимание на глубине и интимности, авторы существенно сужают, на наш взгляд, рассматриваемое явление.

Если придерживаться понимания самораскрытия С. Джурарда, то его степень варьирует от сообщения о себе демографических данных до полного раскрытия /296/. Аналогичную точку зрения мы находим и в психотерапевтическом подходе /147, 185, 219/. А.С. Слуцкий и В.Н. Цапкин, например, определяют, самораскрытие как "такое поведение пациента, когда в доверительной атмосфере группы он принимает риск быть самим собой, отказываясь от неадекватных защитных стереотипов..., подлинность предполагает искреннее выражение пациентом своих возникающих в "данный момент" чувств и мыслей, однако это не означает, что он обязательно должен раскрыть какие-то свои интимные тайны" /219, с.236/. Следовательно, в процессе самораскрытия субъект передает реципиенту не только самые сокровенные чувства, но и высказывает суждения по различным вопросам, формулирует собственное отношение к различным предметам и явлениям и т.п. И.С. Кон, по нашему мнению, охватывает все эти моменты, рассматривая самораскрытие как "сознательное и добровольное открытие другому собственного Я, своих субъективных состояний, тайн и намерений" /110, с.72/. Однако и в его определении содержится ссылка на добровольность самораскрытия. В этой связи обозначим нашу позицию по этому вопросу. Она основывается на том факте, что современный человек часто вовлекается в принудительное общение на производстве, в городской среде, в семейной жизни /65, 93/.. Необходимым моментом такого общения является самораскрытие; поэтому мы полагаем, что сообщение информации о себе не всегда осуществляется добровольно, а может протекать в вынужденных условиях. Исходя из этого, приведенные выше определения самораскрытия в своем большинстве не охватывают всей широты процесса, многообразия его аспектов и проявлений.

Н.В. Амяга осмысливает явление самораскрытия с точки зрения концепции диалогического общения, как "проявление диалога, как его условие, предпосылку, а диалог, в свою очередь, как условие и как внутреннюю характеристику самораскрытия" /8, с.4/. Если любое подлинное человеческое общение рассматривать как проявление диалога /93/, то такое определение достаточно правомерно, но не совсем конкретно.

Во всех существующих определениях рассматриваемого феномена не подвергается сомнению только тот факт, что при самораскрытии человек передает другому исключительно личную информацию, то есть ту, которая прям или косвенно касается именно его личности. Здесь нам представляется праве мерным обратиться к точке зрения американского психолога У. Джемса, коте рый понимает под личностью общую сумму всего того, что человек может на звать своим: не только физические и духовные качества, но и продукты трудг социальное окружение, дом, капиталы и т.п. /74/. И в этом смысле, информация касающаяся любого из этих аспектов, их проявлений и взаимосвязей, оказыва ется личной, и, следовательно, может выступить сутью самораскрытия.

Для глубокого и подробного рассмотрения феномена самораскрытия не обходимым моментом является сопоставление этого понятия с другими, близ кими по значению, психологическими категориями, занимающими прочные по зиции в отечественной и зарубежной психологической науке. В первую очередь понятие самораскрытия тесно связано с понятием самопредъявления, которо зародилось и разрабатывается в русле интеракционизма. Самопредъявлени (self-presentation) или, иначе, самопрезентация, самоподача, управление впечат лением, определяется в зарубежной психологии как "акт самовыражения и по-ведения, направленный на то, чтобы создать благоприятное впечатление шп впечатление, соответствующее чьим-либо идеалам" /141, с.679/. Это различные стратегии и тактики, которые использует индивид, чтобы произвести определенное впечатление на окружающих" /7, 223/. Самопредъявление личности Ї общении можно рассматривать как некое средство для сохранения представлений о себе при столкновении с внешним миром, как один из эффективных способов стабилизации социального Я /78/. Различают "самоконструирующую (ориентированную на характеристики идеального Я) и "ублажающую" (ориентированную на существующие в социуме нормы) стратегии самопредъявления /156/.

В психологии осуществлён ряд попыток развести понятия самораскрытия и самопредъявления. Иногда различие между ними предельно минимизируется и одно понятие рассматривается как часть другого. В. Дерлига и Дж. Грзелак считают, например, что самопредъявление представляет собой особый вид самораскрытия, только с более тщательным отбором личной информации /286/. Б. Шленкер полагает, что термин "самопредъявление" следует применять в том случае, когда субъект действует с целью создания нужного впечатления, и эта цель для него первостепенна, а термин "самораскрытие" используется, когда данная цель не столь значима для индивида /там же/. Н.В. Амяга проводит сопоставление этих двух феноменов по содержанию и назначению передаваемой информации. По первому критерию самопредъявление оказывается шире самораскрытия, так как оно не ограничено только личной информацией о субъекте. О чем бы человек ни говорил, он всегда производит на окружающих определенное впечатление и тем самым самопредъявляется. По критерию многообразия целей более широким понятием выступает самораскрытие, поскольку его цели могут быть достаточно разнообразными. Кроме того, Н.В. Амяга отмечает, что самораскрытие и самопредъявление личности соотносятся по принципу отрицательной линейной зависимости: чем больше выражено самопредъявление, тем меньше самораскрытие, и наоборот 111. Выбор субъекта между самораскрытием и самопредъявлением часто осуществляется при учете адресата, партнёра по общению.

Феномен самораскрытия с точки зрения различных социально-психологических подходов

Личностное самораскрытие является необходимым условием существова ния человека в обществе, в системе социальных связей. Нежелание саморас крываться может привести к изоляции от общества /286/. С помощью саморас крытия человек как бы вписывается в определенный социальный контекст, со относит свои представления с чужими с целью их дальнейшей корректировки Кроме потребности для самого субъекта, самораскрытие важно и для окру жающих. Информация об индивиде способствует определению ими ситуации дает возможность понять заранее, что партнёр будет ожидать от них и что смо гут ожидать от него они (Э. Гоффман, 1984). Самораскрытие выступает как от дельный социально-психологический феномен, требующий серьёзного и тщательного изучения. Это явление и его эффекты достаточно давно и широко используются в психотерапии, однако в отечественной социально-психологической теории его место пока не достаточно определено. Вместе с тем, в социальной психологии существует целый ряд категорий, через которые может быть охарактеризовано самораскрытие. К ним относятся общение, самовыражение, воздействие, диалог и другие. В связи с вышеизложенным следующий логический шаг нашего исследования заключается в рассмотрении самораскрытия сквозь призму этих понятий.

Самораскрытие как процесс общения Изучение межличностного общения - одна из фундаментальных психологических проблем. Общение влияет на формирование многих характеристик состояний и свойств личности. Именно в общении формируется и проявляете личность. При детальном рассмотрении самораскрытия как процесса в нёг можно увидеть три стороны, выделяемые Г.М. Андреевой в общении: коммуни кативную (обмен информацией), интерактивную (обмен действиями) и перцеп тивную (восприятие партнерами друг друга) /11/. Исходя из такого представле ния, оказывается, что в своем определении самораскрытия как процесса сооб щения информации о себе окружающим С. Джурард затрагивает только комму никативную сторону самораскрытия, несомненно весьма важную, но не единст венную.

Поскольку самораскрытие обязательно строится на восприятии партнёра ми друг друга, отражении различных свойств и качеств, оно включает и соци ально-перцептивный компонент. Так, для того, чтобы раскрыться другому че ловеку, необходимо создать его образ и воспринять партнёра как того, ком} можно открыться. В свою очередь, реципиент самораскрытия должен воспрИ нять субъекта как того, кого можно выслушать. В процессе самораскрытш субъект постоянно считывает ответную реакцию реципиента и возникающие при этом образ служит регулятором дальнейшего самораскрытия, способствуеі его сворачиванию или расширению, изменению направленности и т.д. Любые "сбои" в восприятии партнёрами друг друга оказывают существенное влияние на характеристики самораскрытия: его глубину, широту и т. п. Социально- перцептивный аспект недостаточно изучен в проблематике самораскрытия, хотя Е литературе уделяется некоторое внимание влиянию характеристик реципиента на ход самораскрытия.

После построения образов друг друга партнёры переходят к коммуникативной стороне самораскрытия, состоящей в непосредственной или опосредованной передаче сообщения одному или нескольким партнёрам. Именно этой стороне и уделяют наибольшее внимание многие авторы, ограничивая ею весь процесс самораскрытия в общении.

В ходе самораскрытия осуществляется не только обмен информацией v взаимное восприятие, но и происходит обмен действиями, оказывается взаим ное влияние субъектов друг на друга, что указывает на интерактивный аспект Когда человек говорит о себе, он производит сильное воздействие на окружающих, заставляя их реагировать на своё поведение. Интеракция между участниками процесса самораскрытия может завершиться принятием совместного решения, построением более интимных отношений, или, наоборот, полным расхождением в позициях. Можно говорить об успешности или продуктивности взаимодействия партнёров как следствии самораскрытия. Если субъекты чувствуют, что то, как они преподносят себя, соответствует их ожиданиям, то взаимодействие можно считать успешным /286/. На важность интерактивной стороны самораскрытия указывают данные В.А. Горяниной, согласно которым одной из причин непродуктивного стиля взаимодействия - устойчивой предрасположенности личности к неплодотворному контакту в межличностном взаимодействии, блокирующему достижение оптимальных результатов совместной деятельности - оказывается недоверие к людям и к миру в целом, которое проявляется, в том числе, в отстранённости от окружающих и в стремлении скрывать от них свои истинные чувства и переживания /61, 62/. Следовательно, замкнутость в пространстве своего Я, отчуждённость от других характерна для личности, склонной к непродуктивному стилю взаимодействия. Напротив, открытость приводит личность к продуктивной реализации своего потенциала, к построению благоприятных межличностных отношений.

Как мы уже отмечали выше, важным моментом при самораскрытии является то, что в его ходе происходит воздействие одной личности на другую, что в конечном итоге может изменить ценностно-смысловые позиции и поведение последней. Параллельно изменяется и личность самого субъекта самораскрытия. Для подтверждения этого тезиса обратимся к теории личности А.В. Петровского.

Соотнося понятия "личность" и "индивид", он выделяет три возможных пласта изучения личности, которые в своем единстве помогают лучше понять это сложное явление: интраиндивидный, интериндивидный и метаиндивидныи /171, 172/.

Непосредственно с проблемой воздействия как последствия самораскрытия связан метаиндивидныи аспект, заключающийся в том, что личность "выступает в качестве идеальной представленности индивида в других людях, его инобытия в них, его персонализации" /171, с.230/. При рассмотрении личности с точки зрения этого аспекта фокус внимания переносится на то воздействие, которое сознательно или невольно индивид оказывает посредством общения на других индивидов. При этом важнейшие характеристики индивида как личности следует искать уже не только в нём самом, но и в других людях. Как утверждает А.В. Петровский, в данном случае анализу исследователя могут быть предложены два плана: идеальная представленность других людей в данной личности, а также представленность данного человека в качестве значимого "другого" в личности других людей.

Социально-психологические факторы самораскрытия

Оно предполагает участие как минимум одного реципиента и уже потому является социально-психологическим процессом.

В литературе имеются указания на то, что значимое влияние на межличностное общение оказывает национальность и пол реципиента. К примеру, этнические факторы регулируют спектр допустимых способов взаимодействия и реакций на поведение партнёра со стороны субъекта, вступающего в такое взаимодействие /128/. Национальность реципиента во многом определяет ожидания субъекта в плане проявления определенных черт характера и способов общения со стороны партнёра /12/.

Большинство исследований, касающихся пола "мишени" самораскрытия, проведено в рамках изучения особенностей мужской и женской дружбы. Первая считается более предметной, крепкой и долговечной, вторая - глубоко эмоциональной, но менее устойчивой. Экспериментально подтверждено, что в дружеских отношениях между женщинами существует большая степень доверительности и интимности, нежели в аналогичных отношениях между мужчинами /56, 135/. Дружеские отношения между представительницами женского пола считаются психотерапевтически более ценными, чем дружеские отношения между мужчинами /273/. К. Динелия и М. Аллен зафиксировали половые различия в самораскрытии партнёрам своего и противоположного пола, максимальное самораскрытие выявлено в самораскрытии женщины с женщиной /285/. При беседе двух женщин, согласно данным группы американских психологов, присутствует большая активность ответов, фиксирующих взаимопонимание, по сравнению с беседой двух мужчин или мужчины с женщиной /138/. Существование различий в самораскрытии в зависимости от половой принадлежности реципиента подтверждается и другими психологами. Выявлено, например, что подростки обоих полов чаще всего выбирают для откровенного разговора сверстника того же пола, что и они сами /271/. В юношеском возрасте ситуация изменяется, и доверительными становятся скорее отношения юношей и девушек между собой, чем их отношения со сверстниками своего пола/149/. В дальнейшем молодые люди предполагают установить еще более доверительные дружеские отношения с противоположным полом, а самого близкого друга видят в лице будущего супруга/187/.

Не менее важным фактором, влияющим на интенсивность и содержательную сторону самораскрытия, являются такие характеристики партнёра, как его степень родства, социальная роль, статус. При рассказе о себе реципиентами могут выступить самые различные люди: друг, родственник, врач и другие. С. Джурард выявил, что молодые неженатые люди больше раскрываются матери, чем отцу, другу или подруге, а женатые - женам /297/. Исследование самораскрытия японских подростков с помощью опросника показало, что самые важные жизненные вопросы девочки чаще решают с матерью, мальчики - с отцом; что касается общения со сверстниками, то мальчики обсуждают с девочками те вопросы, которые они не затрагивают при разговоре с другими партнёрами, а девочки не делают различий в темах при раскрытии своего "Я" ровесникам /271/. Исследуя круг общения молодых взрослых, Д. Пулакос показала, что они чувствуют себя ближе к друзьям, чем к родственникам. Между молодыми взрослыми и их друзьями устанавливаются тёплые отношения, они часто обсуждают совместно многие проблемы. С родственниками же круг обсуждения проблем значительно сужается, чувства становятся более дифференцированными /186/. Большую роль, например, играет степень родства по отцу или матери. Английские психологи экспериментально установили, что с бабушками по материнской линии у внучек-студенток складываются более эмоционально близкие отношения, чем с бабушками по отцовской линии /240/.

X. Вайнберг также отмечает, что человеку иногда легче установить более доверительные отношения с психоаналитиком, чем с друзьями. При этом, "в отличие от дружбы, где все построено на взаимности, в рамках аналитических отношений взаимность ограничена, но в то же время пациент может открыть аналитику такое, в чем он не признается ни друзьям, ни самому себе" /41/. На процесс самораскрытия влияют и статусные характеристики партнёров, например, отношения в системе "начальник - подчиненный" вносят существенные ограничения в самораскрытие обоих.

Социально-психологические особенности реципиента хорошо изучены в рамках проблематики психологических трудностей общения. В.А. Лабунская выделяет 5 факторов, характеризующих наиболее типичное "поле" трудного общения: экспрессивно-речевые характеристики, социально-перцептивные, виды отношений, формы обращений и условия общения /126/. На наш взгляд, все эти факторы присутствуют и при самораскрытии. Попытаемся рассмотреть их последовательно с точки зрения способствования этому процессу.

К экспрессивно-речевому фактору самораскрытия можно отнести особенности речи реципиента, степень соответствия его вербальных и невербальных характеристик общения, а также внешне проявляемую партнёром заинтересованность в самораскрытии субъекта, находящегося в роли коммуникатора. Как утверждает В.А. Лосенков, очень важно, чтобы друг "готов был выслушать с интересом"/135/.

В социально-перцептивный фактор входят способность реципиента оценивать чувства и настроения субъекта самораскрытия, его социальные стереотипы и установки. К видам отношений относятся способность партнёра к эмпа-тии как эмоциональному отклику на чувства другого человека в форме сочувствия и сопереживания /38, 122, 241/.

Формы обращения касаются умения партнёра придерживаться определенных норм общения, проявлять эмпатическое слушание, поддерживать разговор, отвечать на откровенность взаимностью. Умения слушать и разделять чувства другого человека А.И. Тащева называет главными характеристиками реципиента, которые помогают расположить субъекта к рассказу о собственной личности /225/. Проявляя своё участие, партнёр помогает коммуникатору уменьшить внутреннее напряжение.

К условиям самораскрытия относится частота общения с конкретным человеком. Слишком частое общение, по мнению Н. Покровского, теряет свою естественную ограниченность и глубину /182/. Редкое общение тоже имеет свои отрицательные стороны, оно затрудняет быстрый переход на интимно-личностный уровень.

Для самораскрытия значимую роль играют межличностные отношения и их характеристики: степень знакомства, симпатии-антипатии, степень эмоциональной близости, а также опыт отношений с конкретным человеком. А.Л. Журавлев и другие отмечают значимость опыта доэкспериментального общения в ситуации экспериментального изучения типов отношения личности к окружению. Наличие такого опыта определяет высокие оценки себя по показателям доверительного и зависимого типов отношения, а его отсутствие приводит к возрастанию недоверчивого и снижению зависимого типов отношения личности к окружающим /81/. По теории И. Альтмана и Д. Тейлора, по мере развития межличностных отношений между людьми их самораскрытие становится более глубоким, увеличивается его широта и продолжительность 111. Симпатия к партнёру стимулирует.самораскрытие, а безразличное или неприязненное отношение затрудняет его. Основываясь на работах В.А. Лабунской и Т.А. Шкурко, в которых представлено полное описание критериев классификации видов отношений в общении /127, 225/, можно полагать, что на самораскрытие в наибольшей степени влияют следующие характеристики межличностных отношений: их знак (валентность), степень близости или дистантности между партнёрами, степень их знакомства и позиция реципиента.

Исследование характеристик самораскрытия и их взаимосвязей

В соответствии с первой эмпирической задачей, состоящей в изучении характеристик самораскрытия субъекта и их взаимосвязи, нами был проведён анализ всех категорий самораскрытия по методике С. Джурарда для 186 студентов разных специальностей, принявших участие в исследовании. Для анализа полученных данных применялись методы статистической обработки социально-психологической информации (пакет STATGRAPHICS), в частности, было посчитано выборочное среднее для каждой из четырёх групп испытуемых. В результате выявлено, что среднее значение общего объёма самораскрытия по методике С. Джурарда составляет 298,6 балла.-При этом диапазон индивидуальных различий достаточно широк: минимальное значение равно 106, а максимальное - 584 баллам, что свидетельствует о высокой вариативности изучаемой переменной, как следствие её детерминации многими факторами. Категории личной информации были проранжированы по степени их представленности в самораскрытии испытуемых (см. прил.Ю).

Как оказалось, общий объём самораскрытия медиков, психологов, журналистов и филологов практически одинаков (314,7; 300,6; 304,3; 284,7 баллов соответственно). Следовательно, студенты изучаемых специальностей в целом не различаются между собой по величине самораскрытия.

Как видно из рисунка, в первый блок входят те категории, по которым опрашиваемые раскрываются больше всего (общий среднегрупповой балл самораскрытия по категории выше 44). Самую верхнюю ступень здесь занимают интересы и увлечения. Именно по данной категории показатели самораскрытия оказались самыми высокими во всех исследуемых группах. Далее, практически на одном уровне, с минимальным различием в баллах, идёт информация об учёбе, а также мнения и установки. В зависимости от выборки эти категории занимают вторую и третью позиции. Высокое самораскрытие по теме "учеба" обусловлено тем, что учебная деятельность является ведущей для студентов.

Заметим, что категории, вошедшие в первый блок, распространяются на очень широкий круг общения человека. Относящаяся к ним информация не затрагивает интимных сторон личности, риск субъекта при её передаче минимален. На эти темы можно свободно говорить абсолютно со всеми людьми: знакомыми и малознакомыми, симпатичными и не вызывающими симпатию. Это позволяет студентам раскрываться по ним в максимальном объёме. Второй блок составляют по мере убывания объёма самораскрытия категории "взаимоотношения", "личность" и "неприятности". По ним индивид раскрывается уже не всем подряд, а в основном близким людям, которым он доверяет. Данные, приведённые в табл. 6 (см. прил.11) свидетельствуют о том, что медики больше рассказывают о своих неприятностях, чем филологи (для других групп различие оказалось статистически не значимым).. Возможно, это объясняется тем, что медицинские работники по специфике своей профессиональной деятельности часто становятся реципиентами самораскрытия для больного, рассказывающего о своих недугах. Имея опыт получения негативной информации, они уже не опасаются давать такого рода информацию и о своей личности. Для филологов же такой опыт не характерен.

«Финансы» и «тело» оказались самыми "закрытыми" темами, относящимися к третьему блоку. Средний балл самораскрытия по этим категориям ниже 36,7. Вероятно, здесь большую роль для российской выборки сыграли культурные детерминанты. Длительное время в советском обществе стремление к материальному благополучию строго пресекалось; налагался запрет и на обсуждение сексуальных отношений. Всё это способствовало тому, что вышеназванные темы прочно заняли последние позиции в иерархии тем самораскрытия.

Выделенные нами экспериментальным способом три блока категорий самораскрытия и полученное путём ранжирования расположение категорий в зависимости от объёма передаваемой информации совпали с результатами С. Джурарда и П. Лазакова, которые констатировали, что "высокое самораскрытие" включает вкусы и интересы, мнения и работу, а "низкое самораскрытие" - темы финансов, тела и личности /297/. Это совпадение тем более примечательно, что исследования проходили в разных странах и в разное время (Джу-рард проводил свои исследования в 60-е годы). Следовательно, можно полагать, что соотношение объёмов самораскрытия по категориям является в некотором смысле традиционным для двух культур, хотя самораскрытие американцев детерминировано совсем другими социальными нормами, нежели самораскрытие русских (например, в американском обществе не принято обсуждать размеры своих доходов, все вопросы на эту тему считаются неприличными).

Выделенные Н.В. Амяга 3 подкатегории тем самораскрытия: темы поверхностного общения, темы среднего или неопределенного уровня интимности, глубоко интимные темы, и занимаемое ими место в уровне самораскрытия старшеклассников 111 также полностью соотносимы с тремя полученными нами блоками категорий самораскрытия. То же самое можно сказать и в отношении классификации тем доверительного общения, проведенной Т.П. Скрипкиной. По её данным, темы высокого уровня интимности включают информацию, связанную с планами, мечтами, жизненными целями и способами их достижения, особенностями семейных взаимоотношений; темы среднего уровня интимности - информацию, касающуюся отношений с коллегами по учебе, с противоположным полом, оценки своей личности; темы низкого уровня интимности затрагивают проведение досуга и текущую учебную деятельность /215/. Кроме того, аналогичные нашим данные были получены в исследованиях самораскрытия, проводимых параллельно Н.В. Шемякиной на работниках социальной сферы в возрасте 25-45 лет /260/ и М.В. Бородиной - на студентах психологического и юридического факультетов /35/.

Для проверки валидности применяемого варианта опросника Джурарда был осуществлён корреляционный анализ (по Спирмену), в результате чего была получена целая сеть связей внутри методики С.Джурарда (см. прил. 12). Так, показатели самораскрытия по всем категориям связались как между собой, так и с общим объёмом самораскрытия на высоком уровне значимости. Это говорит о внутренней согласованности пунктов теста.

Значимой оказалась также связь между дифференцированностью и избирательностью самораскрытия (г=0,76, Р 0,01) (см. прил. 13). Другими словами, если индивид хорошо дифференцирует темы самораскрытия, то он чётко разделяет и партнёров по общению, учитывая их характеристики, и наоборот.

Нам не удалось обнаружить связи показателей избирательности и диффе-ренцированности с показателями объёма самораскрытия по большинству категорий. Исключение составила лишь категория «неприятности». Исходя из полученных данных, при низкой дифференцированности самораскрытия, студенты много рассказывают о своих неудачах, легко раскрывают отрицательные стороны своей личности (г=0,23, Р 0,05). Таким образом, низкая дифференцирован-ность самораскрытия проявляется в стремлении сообщать о своих проблемах первому встречному.

Роль самораскрытия в межличностном общении.

Насколько хорошо я себя знаю? Насколько хорошо другие люди знают меня? Легко ли меня понять? Удобно ли мне рассказать дру­гим, как я реагирую на события, что чувствую, что думаю? Это важ­ные вопросы. Для того чтобы ты мне понравился, чтобы завязать с тобой отношения, стать твоим другом, мне нужно знать, кто ты. Для того чтобы я мог узнать тебя, ты должен знать себя. Чтобы ты мог свободно раскрыться передо мной, ты должен принять и оценить се­бя самого.

«Отчуждение от своего реального Я не только приводит к пре­кращению развития личности, но также превращает отношения с людьми в фарс... Человек, который отчужден от своего Я, кто не полностью и правдиво раскрывает себя, никогда не может любить другого человека и не может быть любим им. Для настоящей любви необходимо знание предмета любви... Как я могу любить человека, которого не знаю? Как может любить меня другой человек, если он не знает меня? ...Для действительно близких отношений между дву­мя людьми необходимо полное честное и свободное раскрытие сво­его Я друг другу» (S. Jourard, 1964).

Без самораскрытия невозможно установить близкие личные от­ношения с другим человеком. Отношения между людьми развивают­ся по мере того, как они становятся более открытыми и раскрывают себя друг перед другом. Если ты не можешь раскрыть себя, ты не мо­жешь быть близким другим людям и другие не могут оценить твои качества. Чтобы близко сойтись с другим человеком, ты должен знать его, а он - тебя. Два человека, которые делятся тем, как они от­носятся к ситуации и друг к другу, становятся ближе друг к другу. Два человека, которые умалчивают об этом, остаются чужими. Что­бы любить тебя, совместно действовать, ты должен знать, кто я.

Самораскрытие можно определить как раскрытие того, как ты относишься к настоящей ситуации, а также сообщение о прошлом, связанном с твоим отношением к ситуации в настоящем . Отношение людей к событиям - это не столько мысли, сколько чувства. Быть от­крытым другому, - значит делиться с другим человеком тем, что ты чувствуешь относительно сказанных им слов, или поступка, или в отношении событий, которые только что произошли. Раскрывать себя - не значит сообщать об интимных сторонах прошлой жизни. Если вы сделаете очень интимное признание о своем прошлом - это может вызвать временное чувство близости, но отношения строятся на основе сообщений о своих действиях по тому или иному поводу в настоящем или по отношению к тому, что говорит или делает дру­гой человек. Человек начинает знать и понимать вас не из-за того, что получит сведения о вашей прошлой жизни, а когда поймет, как вы действуете в настоящем. Сведения о прошлой жизни полезны лишь постольку, поскольку они помогают понять, почему вы так действуете сейчас.


Концепция самораск­рытия уходит своими корнями в психологию гу­манистической ориентации и связана с именами таких известных ее представителей как К. Роджерс. А. Маслоу и С. Джурард. Наиболее полный анализ изучения самораскрытия в зарубеж­ной психологии сделан Н.В. Амяга (1992). В результате изучения самораскрытия были выделены основные области исследования (Н.В. Амяга, 1992, с. 39):

1) определение понятия;

2) функции, послед­ствия самораскрытия для коммуникатора, реци­пиента, межличностных отношений;

3) внутрен­ние и внешние факторы самораскрытия;

4) самораскрытие и контексте, развития межличност­ных отношений;

5) самораскрытие в группах разного типа;

6) экспериментальное изучение самораскрытия: параметры, методы исследова­ния.

Личностное самораскрытие является необхо­димым условием существования человека в обще­стве, в системе социальных связей. Как отмечает П. Келвин, нежелание самораскрываться может привести к изоляции от общества. С помо­щью самораскрытия человек вписывается в опре­деленный социальный контекст, соотносит свои представления с чужими с целью их дальнейшей корректировки. Самораскрытие личности, по мнению Э. Гофмана (1984), важно и для окружающих, ведь информация об индиви­де способствует определению ими ситуации, дает возможность понять заранее, что партнер будет ожидать от них и что смогут ожидать от него они. Самораскрытие выступает как отдельный социально-психологический феномен, требующий серьезного и тщательного изучения.

В последнее время различными отечественными и зарубежными психологами предпринимаются по­пытки преодолеть описательность и поверхно­стность в определении понятия «саморасрытие».. Приведем некоторые из существующих определений. Д. Майерс считает, что сутью само­раскрытия является «раскрытие сокровенных пе­реживаний и мыслей перед другим человеком». Н.В. Амяга (1989) осмысливает явление самораскрытия с точки зрения концепции диалогического общения, как «проявление диалога, как его условие, пред­посылку, а диалог, в свою очередь, как условие и как внутреннюю характеристику самораскрытия». Т.П. Скрипкина (1999) понимает под самораск­рытием «факт добровольного раскрытия конфи­денциальной информации о собственном внутрен­нем мире перед другим человеком». Е.В. Зинченко (1999) считает, что самораскрытие должно рассмат­риваться как одно из разновидностей общения. Кроме того, автор указывает, что в нем можно увидеть три стороны, выделяемые Г.М. Андреевой (1997) в общении: коммуникативную (обмен информацией), интерактивную (обмен действиями) и перцептивную (восприятие партнерами друг друга). Исходя из такого представления, оказывается, что в своем определении самораскрытия С. Джурард затрагивает только коммуникативную сторону процесса, несомненно весьма важную, но не единственную.

Поскольку самораскрытие обязательно строится на восприятии партнерами друг друга, отражении различных свойств и качеств, оно включает и социально-перцептивный компонент. Так, для того чтобы раскрыться другому человеку, необходимо создать его образ и воспринять партнера как того, кому можно открыться. В свою очередь, реципиент самораскрытия должен воспринять субъект как того, кого можно выслушать. В процессе самораскрытия субъект постоянно считывает ответную реакцию реципиента и возникающий при этом образ служит регулятором дальнейшего самораскрытия, способствует его сворачиванию или расширению, изменению направленности и т.д. Любые «сбои» в восприятии партнерами друг друга оказывают существенное влияние на характеристики самораскрытия: глубину, широту и т. п.

Важным моментом является и то, что в ходе самораскрытия осуществляется не только обмен информацией, но и воздействие одной личности на другую, что в конечном итоге может изменить ценностно-смысловые позиции и поведение последней. Параллельно происходит и изменение личности самого субъекта самораскрытия (по данным Н.В. Амяга). Взаимодействие между участниками процесса самораскрытия может завершиться принятием совместного решения (нахождение выхода из возникшей проблемной ситуации и т.п.). Можно говорить об успешности или продуктивности взаимодействия как следствии самораскрытия. Если люди чувствуют, что то, как они преподносят себя, положительно воспринимается другими, то взаимодействие считается успешным. Когда же люди чувствуют, что другие видят их так же, как они видят себя, тогда взаимодействие рассматривается как утверждающее. На важность интерактивной стороны самораскрытия указывают данные В.А. Горяниной (1996), согласно которым одной из причин непродуктивного стиля взаимодействия - устойчивой предрасположенности личности к неплодотворному контакту в межличностном взаимодействии, блокирующему достижение оптимальных результатов совместной деятельности, - оказывается недоверие к людям и к миру в целом, которое проявляется в том числе в отстраненности от окружающих и в стремлении скрывать от них свои истинны чувства и переживания. Следовательно, замкнутость в пространстве своего Я, отчужденность от других характерна для личности, склонной к непродуктивному стилю взаимодействия. Напротив, открытость приводит личность к продуктивной реализации своего потенциала, к построению благоприятных межличностных отношений. Таким образом, всякое сообщение интимно-личностной информации о себе оказывает мощное воздействие на реципиента, поскольку вынуждает его реагировать определенным образом на эту информацию: оказывать психологическую поддержку; социальную, психологическую, юридическую, медицинскую или другого рода помощь: отвечать ответной откровенностью и т.д.

Итак, феноменология самораскрытия включа­ет все три компонента общения, но в отдельных работах уделяется больше внимание только какому-то одному из них. Кроме того, необходимо отметить, что самораскрытие может принимать различные формы в зависимости от степени опосредованности, степени вынужденности, характе­ра межличностных отношений и т п.

Существуют различные классификации видов общения, на основе которых можно классифици­ровать и виды самораскрытия. Так, классическим стало уже деление общения на прямое (непосред­ственное) и опосредованное (опосредствованное) (А.А. Бодалев, 1995). Опосредованное общение - такое, ко­торое реализуется на основе различных (чаще всего технических) устройств – «медиаторов». Роль такого общения в современном обществе су­щественно возросла. С появлением письма, а за­тем радио, телевидения, компьютера, человек стал применять все эти приспособления для передачи информации, в том числе и личной, другим лю­дям, причем масштабы такого общения постоян­но возрастают, благодаря усовершенствованию технических средств, их обеспечивающих. Поэто­му, исходя из критерия вида контакта субъекта самораскрытия и реципиента, можно выделить непосредственное и опосредованное самораскры­тие. Непосредственное самораскрытие протекает в ходе реального, «живого» контакта с собеседни­ком. Именно такая форма самораскрытия и изу­чается традиционно в зарубежной психологии.

Отдельное выделение опосредованного само­раскрытия обусловлено тем, что технические сред­ства постепенно проникают во все сферы жизни человека от его производственной деятельности до самых глубинных сторон личной жизни. Средства массовой информации начинают играть большую роль в построении образа социального мира (Г.М. Андреева). Но опосредованное самораскрытие осу­ществляется не только через различные техни­ческие устройства, но и через письма, объявле­ния, автобиографическую прозу и т.д. С некото­рой оговоркой к опосредованному самораскры­тию можно отнести и дневниковые записи. Дж. Рейнуотер предлагает рассматривать дневник как то «место», в котором человек всегда может про­работать существующую проблему, осознать свои чувства и настроения, осмыслить опыт, прийти к оптимальному решению. Обычно дневнико­вые записи не предназначены для прочтения дру­гими лицами, хотя при определенных условиях эта ситуация может быть изменена.

В качестве реципиента в случае опосредован­ного контакта может выступить реальный чело­век, который в настоящий момент находится да­леко от субъекта; воображаемый партнер; сам субъект самораскрытия; либо некоторая группа потенциальных респондентов. Так, опосредован­ное самораскрытие в тексте газетных объявлений ориентировано на поиск потенциального партнера, с которым субъект еще не знаком.


В настоящее время феномены адаптации превращаются в одну из центральных проблем для теории и практики психологической науки. Сейчас вряд ли возникнут сомнения в том, что такие глобальные вопросы, как обеспечение жизнеспособности человека вопреки нарастающему патогенному воздействию среды, прогнозирование темпа его психического развития, сохранение духовного и нравственного облика, формирование новых отношений в обществе, можно решить вне представлений о механизмах адаптации. Анализ теоретических и методологических подходов в разных научных сферах позволил выделить несколько обобщенных смысловых аспектов адаптации: адаптация как жизнедеятельность в изменяющихся условиях существования, адаптация как приспособление к измененным условиям среды, адаптация как достижение устойчивости в измененной среде. Логика развития общества и психологической науки ставит психологов перед необходимостью изучения адаптации как поиска личностью нужных ей способов самораскрытия. В этом случае акцентируется стремление личности к обретению индивидуальной стратегии взаимодействия с обновляющейся окружающей реальностью в соответствии с собственным мироощущением, с собственным видением происходящего и себя в нем.


Подобный подход основывается на рассмотрении личности как субъекта адаптации, что представляется важным для теоретических обобщений и решения практических задач. В этом случае адаптация понимается как механизм самораскрытия личности, обеспечивающий трансформацию внешних изменений во внутренние условия создания новых способов взаимодействия с реальностью и с собой, необходимых для сохранения собственной целостности.


Психологический портрет адаптирующейся личности определяется: особенностями осознания изменяющейся окружающей среды, рефлексией себя в новой картине среды, саморегуляцией адаптационного потенциала, необходимого для преобразования взаимодействия с окружающей средой и собой; трансформацией способов взаимодействия с окружающей средой; выраженной эго-орентацией как возможного следствия усиления потребности в самораскрытии, изменением образа "Я". Один из источников самораскрытия личности заключен в осознании изменений окружающей среды. Возникновение индивидуального образа происходящего означает, что среда перестает быть безразличной человеку. Человек из автоматически реагирующего на внешние воздействия превращается в рефлексирующего прежде всего те преобразования, которые затрагивают его потребности. Новая картина среды приводит к избирательности поведения и отношения к себе. В начальный период взаимодействия личности с непривычными условиями существования особую роль играет рефлексия изменений в собственном "Я". Осознание себя указывает на особенности внутренней переработки изменений, произошедших вовне. Этот процесс определяется смыслом собственного бытия, его значимостью для личности. Происходит своеобразная трансформация образа среды в образ "Я". Эго-ориентация адаптирующейся личности отражает приоритет ценности собственной жизни. Роль эго-ориентации особо возрастает при необходимости адаптироваться к изменяющемуся образу "Я".


Во многом благодаря эго-ориентации возможно освоение новой роли, достижение самоценности и необходимого взаимодействия с окружающей средой и с собой. Одна из функций эго как центра системы сознательного состоит в создании стандартов для определения целостности и индивидуальности человеческой личности. Можно считать, что в новых условиях существования собственное Я превращается для личности в основной ориентир создания необходимых программ адаптационного поведения и формирования персонально важной системы отношений с миром. Рефлексия активизирует механизмы личностной саморегуляции. Основной смысл личностного регулирования сводится к обеспечению внутренних условий для преобразования сложившихся взаимоотношений со средой. С этой целью личность конвергирует имеющийся адаптационный потенциал и все содержащиеся в среде возможности. Максимально личность включается в регуляцию адаптационного потенциала в условиях реальной витальной угрозы. Наряду с этим личность направляет свою активность на преодоление зависимости от средовых влияний. Наибольшая автономность личностных свойств наблюдается тогда, когда самосохранение и самораскрытие зависят, главным образом от психофизической организации, телесного потенциала. Трансформация психического адаптационного потенциала в более сложные и совершенные формы психологической интеграции, демонстрирующая перераспределение акцентов взаимодействия человека с окружающей реальностью и с собой, основывается на активности личностной регуляции.


В этом реализуется свойственная адаптации функция созидания. Результат адаптационных трансформаций сводится к изменению образа "Я" и типа адаптирующейся личности, к формированию личностного адаптационного синдрома. Дополнение традиционных взглядов на адаптацию субъектно ориентированным позволяет по-иному очертить основную цель адаптации? обеспечение целостности личности. Это означает, что адаптирующаяся личность способна поддерживать необходимое ей внутреннее единство и регулировать собственную активность, что позволяет ей выступать в роли внутренней детерминанты взаимодействия с динамичной окружающей реальностью. Целостность личности на начальных этапах взаимодействия с непривычными условиями жизнедеятельности обеспечивается активизацией процессов интеграции психических, психофизиологических проявлений и механизмов личностной регуляции. Существенная роль в обеспечении целостности личности принадлежит неосознаваемым психическим процессам. Они включаются в структуру личностного адаптационного синдрома независимо от объективных признаков и субъективных описаний условий существования. Это позволяет считать неосознаваемое обязательным компонентом адаптационного реагирования личности. Одновременно возникает требующее специальной экспериментальной проверки предположение о том, что совпадение содержания неосознаваемых эмоций и неосознаваемых стремлений и осознанных представлений означает адаптационную зрелость личности.


Содержательное единство глубинных и закрепленных социальным опытом личности переживаний создает гармонию ее отношений к происходящему и к своей роли в нем. Это повышает регуляторную активность личности и делает человека более адаптированным. Несоответствие содержания неосознаваемых и осознанных эмоций и мотивов подталкивает личность к поискам как социально желательных, так и не санкционированных обществом способов компенсации адаптационного конфликта. Рассмотрение личности как субъекта адаптации, с одной стороны, дополняет научное видение адаптации, с другой? открывает новые грани психологии личности. Для понимания психологии современного человека важно, что его личностная структура объединяет в себе вариативные и инвариантные психологические свойства. Пластичность психологических личностных свойств? важное адаптационное приобретение, необходимое для сохранения жизнеспособности в динамичном внешнем мире. Наибольшие возможности для модификации психологических свойств личности, а именно: для изменения диапазона их проявлений и структуры? предоставляют глобальные социальные преобразования в нашем обществе. К структурным вариациям личностных свойств может приводить кратковременное взаимодействие с измененными жизненными условиями. В то же время личностные свойства могут демонстрировать инертность включения в адаптационные процессы. Тем самым, очевидно, создается дополнительный резерв адаптации, активизация которого возможна тогда, когда быстро действующие системы оказываются неспособными к обеспечению целостности личности.


В инвариантности заключается потенциал сохранения самоидентичности. Инвариантность позволяет личности сохранять собственный адаптационный опыт. Так, адаптация в условиях реформирования социальной системы не затрагивает эмоциональную защищенность и чувствительность к новому, а также свойства, обеспечивающие самоорганизацию. В течение длительного времени стабильными оставаются свойства, подчеркивающие значимость собственного "Я" личности. Сохраняется также согласованность проявления свойств самоконтроля, склонности к риску, способов реализации коммуникативных навыков и эмоциональной устойчивости. Устойчиво сохраняется интеграция личностных свойств, отражающих способность к самоорганизации, ориентацию на поддержку группы, эмоциональную зрелость и жизненный оптимизм. Несмотря на давний срок изучения адаптационных феноменов, самостоятельная научная дисциплина, систематизирующая знания о психологических закономерностях адаптации человека в изменяющейся среде существования и раскрывающая сферы их практического применения, в настоящее время только начинает складываться. Видимо, это связано с затянувшимся первичным таксономическим этапом анализа имеющихся результатов. В то же время накопленные сведения содержат достаточно большой потенциал теоретических изысканий и эмпирических разработок.


Рассказать друзьям