Может ли человек пролезть в игольное ушко. Игольное ушко размером с верблюда

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Роман Маханьков, Владимир Гурболиков

В Евангелии есть слова Христа, которые смущают современного человека – «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие».

На первый взгляд это означает лишь одно – как верблюду невозможно пройти в игольное ушко, так и богатый человек не может быть христианином, не может иметь ничего общего с Богом.

Однако все ли так просто?

Христос произнес эту фразу не просто как отвлеченное нравственное поучение.

Вспомним, что ей непосредственно предшествовало.

К Иисусу подошел богатый еврейский юноша и спросил: «Учитель! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?».

Христос ответил: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать».

Он перечисляет здесь десять заповедей Закона Моисеева, на которых строилась вся религиозная и гражданская жизнь еврейского народа. Юноша не мог их не знать. И действительно, он отвечает Иисусу: «Все это сохранил я от юности моей».

Тогда Христос произносит: «Одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною».

О реакции юноши на эти слова Евангелие говорит так: «Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение [*] «.

Расстроенный юноша уходит, а Христос говорит ученикам те самые слова: «Трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Небесное».

Этот эпизод легче всего истолковать так.

Во-первых , богатый человек не может быть настоящим христианином.

А во-вторых, для того, чтобы быть действительно настоящим христианином – последователем Христа – надо быть бедным, отказаться от всего имущества, «продать все и раздать нищим». (Кстати, именно таким образом эти слова Иисуса и прочитываются во многих организациях, называющих себя христианскими, призывающих вернуться к чистоте евангельских идеалов.

Причем в качестве тех самых «нищих», которым «богатые» должны «раздать все», выступают зачастую руководители этих религиозных организаций).

Прежде чем выяснять, почему же Христос выдвигает такое категоричное требование, поговорим о «верблюде и игольных ушках».

Толкователями Нового Завета неоднократно высказывалось предположение, что «игольным ушком» называли узкие ворота в каменной стене, через которые верблюд может пройти с громадным трудом.

Однако существование этих ворот – по-видимому, домысел.

Существует и такое предположение, что изначально в тексте стояло не слово «камелос», верблюд, а очень похожее на него «камилос», канат

(тем более, в средневековом произношении они совпали). Если взять очень тонкий канат и очень большую иглу – может быть, все-таки получится?

Но и такое объяснение маловероятно: при искажении рукописей более «трудное» чтение иногда заменяется на более «легкое», более понятное, но не наоборот. Так что в оригинале, по-видимому, стоял «верблюд».

Но все же не стоит забывать, что язык Евангелия очень метафоричен.

И Христос, по-видимому, имел в виду настоящего верблюда и настоящее игольное ушко.

Дело в том, что верблюд – это самое большое животное на востоке. Кстати, в Вавилонском Талмуде есть похожие слова, но не о верблюде, а о слоне [**] .

В современной библеистике не существует общепринятого толкования этого места.

Но какое бы толкование ни принять, ясно, что Христос показывает здесь, насколько трудно спастись богатому человеку.

Конечно, Православие далеко от крайностей вышеуказанного сектантского прочтения Библии. Однако и у нас в Церкви существует устойчивое мнение, что бедные люди находятся ближе к Богу, дороже в Его глазах, чем богатые.

В Евангелии красной нитью проходит мысль о богатстве как о серьезном препятствии для веры во Христа, для духовной жизни человека.

Однако при этом в Библии нигде не сказано, что само по себе богатство служит поводом к осуждению человека, а бедность сама по себе способна оправдать его.

Библия во множестве мест, в разных интерпретациях говорит: Бог смотрит не на лицо, не на социальное положение человека, а на его сердце.

Иными словами, не так важно, сколько у человека денег.

Чахнуть – духовно и физически – можно как над златом, так и над несколькими монетами-лептами.

Недаром Христос оценил две лепты вдовы (а «лепта» была самой мелкой монетой в Израиле) дороже всех остальных, больших и богатых вкладов, положенных в церковную кружку Иерусалимского Храма.

А, с другой стороны, Христос принял огромную денежную жертву покаявшегося сборщика податей – Закхея (Евангелие от Луки, глава 19, стихи 1-10).

Недаром царь Давид, молясь Богу, говорил: «Жертвы Ты не желаешь, – я дал бы ее; но Ты к всесожжению[***] не благоволишь.

Жертва Богу – это сокрушенное и смиренное сердце» (Псалом 50, 18-19).

Что касается бедности, то в Послании апостола Павла к Коринфянам есть ясный ответ на вопрос о ценности бедности в глазах Божьих.

Апостол пишет: «Если я раздам все имение мое, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13:3).

То есть бедность только тогда имеет реальную ценность для Бога, когда она стоит на основании любви к Богу и ближнему.

Получается, для Бога неважно, сколько человек положил в кружку для пожертвований. Важно другое – чем для него была эта жертва?

Пустой формальностью – или чем-то важным, что больно отрывать от сердца?

Слова: «Сын Мой! Отдай мне сердце твое» (Притчи, 23:26) – это критерий истинной жертвы Богу.

Но почему же тогда Евангелие негативно относится к богатству?

Тут прежде всего нужно помнить, что Библия вообще не знает формального определения слова «богатство». В Библии не прописана сумма, начиная с которой человек может считаться богатым.

То богатство, которое осуждает Евангелие – это не количество денег, не социальное или политическое положение человека, а егоотношение ко всем этим благам. То есть кому он служит: Богу или Златому Тельцу?

Слова Христа: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» иллюстрируют это осуждение.

При толковании евангельского эпизода с богатым юношей есть риск буквального, начетнического понимания того, что сказал Христос – сказал этому конкретному человеку. Нельзя забывать, что Христос – это Бог, а значит, Сердцеведец.

Вечное, непреходящее значение слов Спасителя в случае с юношей совсем не в том, что настоящий христианин должен раздать все имение нищим. Христианин может быть нищим, а может и богатым (по меркам своего времени), он может работать и в церковной организации, и в светской.

Суть в том, что человек, желающий быть настоящим христианином, должен отдать Богу прежде всего свое сердце . Довериться Ему.

И спокойно относиться к своему материальному положению.

Довериться Богу – не значит сразу идти на ближайший вокзал и раздать все деньги бомжам, оставляя голодными своих детей.

Но доверившись Христу, необходимо на своем месте, всеми своими богатствами и талантом стремиться служить Ему.

Это касается каждого, потому что каждый богат чем-то: любовью окружающих, дарованиями, хорошей семьей или теми же деньгами.

Это очень трудно, потому что так хочется хотя бы частичку этих богатств отложить и припрятать лично для себя. Но спастись «богатому» все-таки возможно.

Главное – помнить, что Сам Христос, когда было необходимо, отдал для нас все: Свою Божественную Славу и всемогущество и саму Жизнь.

Перед лицом этой Жертвы для нас уже нет ничего невозможного.

Журнал «Фома»

И не могу не добавить толкования учителей Церкви

Свт. Иоанн Златоуст

Ст. 23-24 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Ст. 26 А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно

Действительно, не столько имеют препятствий на пути ко спасению те, которые владеют немногим, сколько те, которые погружены в бездну богатства, - потому что страсть к богатству тогда бывает сильнее.

И я никогда не перестану повторять, что приращение богатства более и более возжигает пламя страсти и делает богачей беднее прежнего: возбуждая в них беспрестанно новые пожелания, заставляет чрез то сознавать всю свою нищету.

Смотри вот, какую силу и здесь показала эта страсть. Того, кто с радостью и усердием подошел к Иисусу, так помрачила она и так отяготила, что, когда Христос повелел ему раздать имение свое, он не мог даже дать Ему никакого ответа, но отошел от Него молча, с поникшим лицом и с печалью.

Что же Христос? Яко неудобь богатые внидут в царствие небесное .

Христос этими словами не богатство порицает, но тех, которые пристрастились к нему. Но если трудно войти в царствие небесное богатому, то что сказать о любостяжателе?

Если не давать от своего имения другому есть уже препятствие на пути к царствию, то представь, какой собирает огонь тот, кто захватывает чужое!

Но для чего же Христос сказал ученикам Своим, что трудно богачу войти в царствие небесное, когда они были бедны и даже ничего не имели?

Для того, чтобы научить их не стыдиться бедности и как бы оправдаться пред ними в том, почему Он прежде советовал им ничего не иметь.

Сказав здесь, что неудобно богатому войти в царствие небесное, далее показывает, что и невозможно, не просто невозможно, но и в высшей степени невозможно, что и объясняет примером верблюда и игольных ушей.

Удобнее, говорит, есть велбуду сквозе иглины уши проити, неже богату в царствие Божие.

А отсюда видно, что немалая и награда ожидает тех, кто при богатстве умеет жить благоразумно.

Потому Христос называет такой образ жизни делом Божиим, чтобы показать, что много нужно благодати тому, кто хочет так жить. Когда же ученики смутились, слыша Его слова, Он далее сказал: у человек сие невозможно, у Бога же вся возможна .

Но отчего смущаются ученики, будучи бедны, и даже слишком бедны?

Что их беспокоит?

Оттого, что имели слишком сильную любовь ко всему человечеству, и уже принимая на себя должность его учителей, страшились за других, за спасение всех людей. Эта-то мысль очень много и смущала их, так что они великую имели нужду в утешении.

Потому Иисус, посмотревши сначала на них, сказал: невозможная у человек возможна суть у Бога (Лк. XVIII, 27) .

Кротким и тихим взором Он успокоил волнующиеся их мысли, и разрешил недоумение (на это самое указывает и евангелист словами: воззрев ), а потом ободряет их и словами, указывая на силу Божию, и таким образом возбуждая в них надежду.

А ежели хочешь знать, каким образом и невозможное может быть возможным, то слушай.

Не для того ведь сказал Христос: невозможная у человек возможна суть у Бога, чтобы ты ослабевал в духе и удалялся от дела спасения, как невозможного; нет, Он сказал это для того, чтобы ты, сознавая великость предмета, тем скорее принялся за дело спасения и, с помощью Божьею ступив на путь этих прекрасных подвигов, получил жизнь вечную.

Беседы на Евангелие от Матфея.

Прав. Иоанн Кронштадтский

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие , то есть крайне трудно богатым оставить свои прихоти, свою роскошь, свое жестокосердие, свою скупость, свои наслаждения земные и начать жизнь по Евангелию, жизнь всегда воздержную, исполненную благих плодов: милосердия, кротости, смирения, незлобия, - чистую и целомудренную.

Жизнь в покаянии и слезах непрестанных. Не увеселения ли, не роскошь ли, не игры ли, не обороты торговые занимают их всю жизнь?

А гордость всегдашняя, как ожерелье, окружающая их, а недоступность их для бедных, а презорство их непомерное?!

Подумаешь, что уже те ли это смертные, которые из персти созданы и в персть возвратятся!

Дневник. Том XIX. Декабрь 1874.

Блж. Иероним Стридонский

Ст. 24-26 И еще говорю вам: удобнее верблюду (camelum) пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно

Этими словами уже показывается, что не [только] трудно, но и невозможно [войти в Царство Небесное богатому].

Действительно, если верблюд не может пройти сквозь игольное ушко и если подобно этому богач не может войти в Царство Небесное; то никакой из богачей не спасется.

Однако, если мы прочтем у Исайи о том, как верблюды Мадиана и Эфы прибудут в Иерусалим с дарами и сокровищами (Ис. 60:6) , а также и то, что бывшие первоначально согнутыми и искривленными безобразием пороков входят в ворота Иерусалима, то мы увидим, что и эти верблюды, с которыми сравниваются богатые, после того как сложат с себя тяжесть грехов и освободятся от всего безобразия телесного, могут войти в тесные врата и вступить на узкий путь, ведущий к жизни (Мф. 7) .

А когда ученики задают вопрос и удивляются строгости сказанного [говоря]: Кто же таким образом спасется? Он милосердно смягчает строгость Своего приговора, говоря: Что невозможно у людей, то возможно у Бога .

Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен

Паки же глаголю вам: удобее есть велбуду сквозе иглине ушы проити, неже богату в Царствие Божие внити

Сказав, что это дело трудное, называет его невозможным, и даже более чем невозможным.

Невозможно, чтобы верблюд, животное, прошел чрез игольные уши, а то даже более невозможно, чем это.

Конечно, речь несколько преувеличенная для того, чтобы возбудить страх в любостяжательных.

Некоторые под верблюдом разумеют здесь толстый канат, употребляемый корабельщиками.

Этими словами Христос порицает не богатство, а пристрастие к нему.

Прекрасный пример!

Как игольные уши не вмещают верблюда по причине своей тесноты и его полноты и напыщенности, так и путь, ведущий к жизни, не вмещает богатство, по причине своей тесноты и его надменности.

Поэтому нужно отложить всякую гордость, как учит Апостол (Евр. 12:1), и умалить себя посредством добровольной бедности.

Выражение из Библии, из Евангелие (от Матфея 19:24; от Луки, 18:25, от Марка 10:25). Смысл выражения в том, что большие богатства редко достигаются честным путем. Видимо это древнееврейская пословица.

Вадим Серов, в книге Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». 2003 г. пишет: "Есть две версии происхождения этого выражения. Некоторые толкователи Библии считают, что причиной появления такой фразы стала ошибка в переводе оригинального библейского текста: вместо «верблюда» следует читать «толстая веревка» или «корабельный канат», который и в самом деле нельзя пропустить через игольное ушко.

С другой стороны, некоторые ученые, занимающиеся историей Иудеи, принимая слово «верблюд», по-своему толкуют смысл слов «игольное ушко». Они полагают, что в древности так называли одни из ворот Иерусалима, через которые тяжело груженному верблюду пройти было практически невозможно."

Отрывок из Евангелия от Матфея, глава 19:

"16 И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
17 Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди.
18 Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй;
19 почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
20 Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
22 Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие .
25 Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?
26 А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно."

Отрывок из Евангелие от Луки, глава 18

18. И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
19. Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог;
20. знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.
21. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей.
22. Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.
23. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.
24. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!
25. ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Отрывок из Евангелие от Марка, глава 10

17. Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
18. Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог.
19. Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать.
20. Он же сказал Ему в ответ: Учитель! все это сохранил я от юности моей.
21. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.
22. Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23. И, посмотрев вокруг, Иисус говорит ученикам Своим: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!
24. Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие!
25. Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Примеры

"Начинал Яков снова читать и петь, но уже не мог успокоиться и, сам того не замечая, вдруг задумывался над книгой; хотя слова брата считал он пустяками, но почему-то и ему в последнее время тоже стало приходить на память, что богатому трудно войти в царство небесное , что в третьем году он купил очень выгодно краденую лошадь, что еще при покойнице жене однажды какой-то пьяница умер у него в трактире от водки..."

Письмо А. С. СУВОРИНУ 18 мая 1891 г. Алексин (Чехов, поселившись на даче в Богимово пишет своему богатому другу):

"У Рошфор два этажа, но для Вас не хватило бы ни комнат, ни мебели. К тому же сообщение утомительное: со станции приходится ехать туда в объезд чуть ли не 15 верст. Других дач тоже нет, а имение Колосовского будет годиться для Вас только в будущем году, когда отделают оба этажа. Право, легче верблюду пройти сквозь игольное ушко , чем богатому и семейному найти себе дачу. Для меня дач сколько угодно, а для Вас ни одной."

Свт. Иоанн Златоуст

Свт. Кирилл Александрийский

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Свт. Иларий Пиктавийский

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Прп. Максим Исповедник

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Что означают слова: Удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Небесное

Проще, говорит Иисус, искривленному [естеству] язычников - ведь это и есть верблюд - пройти тесными [вратами] и узким [путем] (Мф. 7:14) , что и означает ушко , в Царствие Небесное, нежели народу иудейскому, имеющему Закон и пророков. Подобно тому как иголка проходит сквозь два отрезка ткани и делает из них один, так и Господь наш Иисус Христос, который есть иголка, соединил два народа, по словам Апостола, соделав из обоих одно (Еф. 2:14) . Однако, [по другому толкованию], кто воздержанием истощил и свил себя [как нить], тому легче пройти тесными вратами в Царствие Небесное, нежели богатому, который постоянно утучняет себя яствами и людской славой.

Вопросы и затруднения.

Прп. Иустин (Попович)

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Прав. Иоанн Кронштадтский

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие , то есть крайне трудно богатым оставить свои прихоти, свою роскошь, свое жестокосердие, свою скупость, свои наслаждения земные и начать жизнь по Евангелию, жизнь всегда воздержную, исполненную благих плодов: милосердия, кротости, смирения, незлобия, - чистую и целомудренную. Жизнь в покаянии и слезах непрестанных. Не увеселения ли, не роскошь ли, не игры ли, не обороты торговые занимают их всю жизнь? А гордость всегдашняя, как ожерелье, окружающая их, а недоступность их для бедных, а презорство их непомерное?! Подумаешь, что уже те ли это смертные, которые из персти созданы и в персть возвратятся!

Дневник. Том XIX. Декабрь 1874.

Блж. Иероним Стридонский

Ст. 24-26 И еще говорю вам: удобнее верблюду (camelum) пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно

Этими словами уже показывается, что не [только] трудно, но и невозможно [войти в Царство Небесное богатому]. Действительно, если верблюд не может пройти сквозь игольное ушко и если подобно этому богач не может войти в Царство Небесное; то никакой из богачей не спасется. Однако, если мы прочтем у Исайи о том, как верблюды Мадиана и Эфы прибудут в Иерусалим с дарами и сокровищами (Ис. 60:6) , а также и то, что бывшие первоначально согнутыми и искривленными безобразием пороков входят в ворота Иерусалима, то мы увидим, что и эти верблюды, с которыми сравниваются богатые, после того как сложат с себя тяжесть грехов и освободятся от всего безобразия телесного, могут войти в тесные врата и вступить на узкий путь, ведущий к жизни (Мф. 7) . А когда ученики задают вопрос и удивляются строгости сказанного [говоря]: Кто же таким образом спасется? Он милосердно смягчает строгость Своего приговора, говоря: Что невозможно у людей, то возможно у Бога .

Блж. Феофилакт Болгарский

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

Евфимий Зигабен

Паки же глаголю вам: удобее есть велбуду сквозе иглине ушы проити, неже богату в Царствие Божие внити

Сказав, что это дело трудное, называет его невозможным, и даже более чем невозможным. Невозможно, чтобы верблюд, животное, прошел чрез игольные уши, а то даже более невозможно, чем это. Конечно, речь несколько преувеличенная для того, чтобы возбудить страх в любостяжательных. Некоторые под верблюдом разумеют здесь толстый канат, употребляемый корабельщиками. Этими словами Христос порицает не богатство, а пристрастие к нему. Прекрасный пример! Как игольные уши не вмещают верблюда по причине своей тесноты и его полноты и напыщенности, так и путь, ведущий к жизни, не вмещает богатство, по причине своей тесноты и его надменности. Поэтому нужно отложить всякую гордость, как учит Апостол (Евр. 12:1), и умалить себя посредством добровольной бедности.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Лопухин А.П.

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие

(Мк. 10:24-25; Лк. 18:25). По Марку, Спаситель сначала повторил сказанное Им изречение о трудности для богатого войти в Царство Небесное, по поводу того, что ученики “ужаснулись от слов Его,” и только после этого добавил учение, общее для всех синоптиков. Здесь, очевидно, Христос только поясняет Свое прежнее изречение при помощи примера. У всех синоптиков встречается χαμηλός - верблюд. Но в некоторых рукописях читается χάμιλος, которое объясняется, как παχύ σχοίλον - толстый корабельный канат. Разночтения при передаче дальнейшего выражения “сквозь игольные уши” (у Матфея δια τροπήματος ραφίδος; у Марка δια τρνπήματος τής ραφίδος; у Луки δια τροπήματος βελόνης; все эти выражения имеют одинаковое значение) во всяком случае показывают, что затруднительность речи Спасителя чувствовалась еще в древности. О значении этих выражений было немало споров. Ляйтфут и другие показали, что это была пословица, встречающаяся в Талмуде, для обозначения какой-либо трудности. Только в Талмуде говорится не о верблюде, а о слоне. Так, в одном месте о снах говорится, что во время их мы не можем видеть того, чего не видели прежде, например, золотой пальмы или слона, проходящего через ушко иголки. Одному человеку, совершившему то, что казалось нелепым или даже невероятным, было сказано: “ты, должно быть, принадлежишь к помбедитам (иудейская школа в Вавилоне), которые могут заставить слона проходить через ушко иголки.” В Коране встречаются подобные же выражения, но с заменой слона верблюдом; и даже в Индии существуют пословицы: “слон, проходящий через маленькую дверь” или “через глаз иглы.” В этом смысле понимают изречение Спасителя многие новейшие толкователи. Мнение о том, что под “игольными ушами” следует разуметь узкие и низкие ворота, через которые не могут проходить верблюды, в настоящее время считается вообще ошибочным. Еще менее вероятно мнение, появившееся уже в древности, что под верблюдом здесь следует разуметь канат. Изменение χαμηλός в χάμιλος - произвольно. Κάμιλος - слово настолько редкое, что в греческом языке его можно считать даже несуществующим, оно не встречается в хороших греческих словарях, хотя и нужно сказать, что метафора о канате, который трудно протащить в ушко иголки, могла бы быть несколько естественнее, чем о верблюде, который не может пройти через игольное ушко. (Видимо, древнее толкование игольного ушка как ворот, которые делаются в крепостной стене для входа ночных караванов - имеет под собой совершенно реальное основание. До сих пор на Востоке для входа верблюда на ночлег в караван-сарай его ставят на колени, снимают с него часть поклажи и он на коленях проходит в дверь. Смирись, отбрось чрезмерное попечение о земном - и войдешь в Царство небесное. Прим. ред.)

Но какое бы толкование мы ни приняли, главная трудность заключается не в этом, а в том, для какой цели употреблена здесь такая странная метафора. Хотел ли Христос указать здесь на полную невозможность для богатых войти в Царство Небесное? Хотел ли Он сказать, что, как верблюду невозможно пройти через ушко иголки, так и богатому невозможно войти в Царство Божие? Но Авраам был очень богат скотом, серебром и золотом (Быт. 13:2) и однако это, по словам Самого же Спасителя, не помешало ему быть в Царствии Божием (Лк. 13:28; ср. 16:22, 23, 26; Ин. 8:56 и проч.). Трудно, далее, предположить, чтобы речь Спасителя относилась только к этому богачу, который только что отошел от Него; πλούσιον тогда было бы поставлено с членом, которого нет у всех трех евангелистов. Если, наконец, принимать слова Спасителя в их буквальном значении, то нужно будет признать, что они должны служить (и, кажется, служат) оплотом для всякого рода социалистических учений и пролетариата. Тот, кто владеет каким-либо имуществом и не записался в ряды пролетариев, не может войти в Царство Небесное. В комментариях мы, вообще, не находим ответа на эти вопросы; их следует считать до настоящего времени неразрешенными, а слова Христа недостаточно ясными. Может быть, здесь выражается общее новозаветное воззрение на богатство, которое служит препятствием служению Богу (ср. Мф. 6:24; Лк. 16:13) . (Это что еще за новейшие толкования? Прим. ред.) Но кажется, что наиболее вероятное объяснение заключается в следующем. Новый Завет на первом плане поставляет служение Богу и Христу; результатом этого может быть и пользование внешними благами (Мф. 6:33) . Но богачу, который ставит на первом плане служение мамоне и только на последнем - следование за Христом и служение Ему или даже вовсе не делает этого последнего, действительно, всегда трудно сделаться наследником Царства Небесного.

Толковая Библия.

Родион Часовников , член союза журналистов России

Все мы слышали выражение: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в царствие небесное». Многие из нас знают, что это не просто древняя пословица, а евангельские слова (Евангелие от Матфея, гл. 19, ст. 24; Евангелие от Луки, гл. 18, ст. 25).

Некоторые толкователи полагают, что разницу размеров можно несколько сократить. Так, одни утверждают, что под «игольным ушком» следует понимать узкие ворота Иерусалима, через которые не мог пройти груженый верблюд. Другие считают, что вместо слова «верблюд», в правильном переводе будут слова: «толстая веревка» или «канат». Мы непременно хотим сохранить хоть какую-то надежду или иллюзию, что можно проскочить, обойти неудобные законы и закономерности. «Ну, может быть «поднапрячься» и «втиснемся», может быть все не так строго и фатально…»

Автор статьи ни в коем случае не возражает против толкования библейских текстов с учетом исторических реалий и научных данных. Но даже с приведенными оговорками и вариантами толкований суть остается неименной: достижение богатства, как правило, сопряжено с поступками хищными, нечестными, немилосердными. Привязанность к богатству и роскоши, чаще всего, убивает в человеке духовную жизнь, нравственный стержень, сострадание, стремление к идеалу… Может быть существуют исключения, но мы сейчас говорим о том, что больше распространено и подтверждается бесчисленными примерами истории и нашей жизни.

Одним из тех, кто неправедно наживал свое состояние, считался среди иудеев апостол и – прежде своего апостольства, в то время, когда не был еще учеником Христовым. Он, как известно, был тогда мытарем, то есть сборщиком податей. Как и все завоеванные римлянами земли, Иудея была обложена податью в пользу Рима. Мытари собирали эту дань, а нередко ради своего обогащения взимали с народа много больше, чем положено, пользуясь защитой властей. Мытарей воспринимали как грабителей, людей бессердечных и алчных, презренных агентов (из среды евреев) враждебной языческой власти.

Не принято было садиться за один стол с мытарем, как не принято было делить трапезу с самыми нечестивыми и грешными людьми, изгоями общества. В современном мире все иначе: многие почтут за честь разделить трапезу с теми, кто неправедно обогатился, особенно если эти богатства несметны. А часто ли кто-то за такой трапезой напомнит владельцу большого состояния о совести, о милосердии? Только не нужно путать с милосердием пошлые игры в «благотворительность», когда какая-нибудь персона летит на личном самолете в обществе журналистов и операторов «решать» «проблемы» африканских беженцев, или когда сто миллионеров вместе много лет восстанавливают один храм, который первоначально был построен на скромные пожертвования простых людей.

Но редко, кто из наших современников присядет за стол олигарха, чтобы призвать его к перемене пути, чтобы напомнить ему о вечности…

А в те далекие времена, когда люди удивились, увидев Христа в обществе Матфея: «Как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками?», Господь ответил:

Не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. С этих пор, Матфей, оставив все свое достояние, пошел за Христом (Евангелие от Луки, гл.5, ст.28).

Итак, Апостол и евангелист Матфей – святой, который прежде своего следования за Христом был жизнью своей связан с деньгами, с суетными и мнимыми благами этого мира. Пожертвовав своим богатством и весьма доходным в те времена промыслом мытаря, он предпочел путь ученика, последователя Христова, - путь смирения, бедности, мученичества. Он выбрал тот путь, который ведет в Горнюю обитель.

Мы не будем сейчас пытаться ответить на вопрос: «может ли человек, не отказавшись от богатства, сохранить прямоту своего пути?» Мы лишь вспомним, что богатства наших современников, нажитые в лихие девяностые, редко окажутся более чистыми, чем те, что собирал мытарь Матфей.

Через выбор апостола Матфея нам открывается образ для понимания – где подлинная цель, а где мнимая, где наше призвание, а где лишь средство для достижения результата.

В наши дни тот, кто многое смог приобрести в материальном плане, часто гордится каким-то превосходством над окружающими. Он уверен, что его умения, или разум, или интуиция гораздо масштабнее, нежели у тех, кто имеет меньше доходов. И такой человек меряет людей по денежному «курсу». Иначе говоря - он выше всех, кто беднее его, и ниже всех, кто его богаче.

Изо дня в день мы сталкиваемся с таким подходом. Сильные мира сего нередко считают его нормальным. Но, бесспорно, это глубоко ущербный подход. И не только потому, что Господь не вменит нам в заслугу наше благосостояние. Важнее другое. Превозносясь над нуждающимися, ощущая себя вершителями их судеб, вольными принимать решения или пренебрегать людьми, распорядители денег перестают видеть за своей игрой и человека и свой шанс на Спасение.

Кому-то в этой жизни достались дачи и дорогие машины, кому-то доброе сердце, кому-то мудрость, кому-то нищета (во испытание, которое тоже нужно пройти достойно).

Но, любое обладание – это, прежде всего, ответственность перед Творцом. Ибо, все, что мы имеем хорошего – это Божий Дар, данный для исполнения нашего призвания. А все, что мы имеем дурного – определенно не повод для гордости.

Каждую попытку отказать в милости надо соотносить с Евангельской Правдой и совестью, а не со своей псевдоправдой. Не со своим циничным «мерилом», настроенным, на отношение к состоятельности, коммерческой или политической целесообразности.

Именно осознание большей ответственности, а не более значительных прав, – нормальная реакция на богатство. Дается оно совсем не для того, чтобы забрать с собой в могилу, или доставить себе максимум удовольствия, или распоряжаться чужой волей по своему произволу...

Еще один важный аспект затронутой проблемы – отношение состоятельного человека, считающего себя православным, к церковной благотворительности.

Вот он решил пожертвовать средства на храм. Увидит ли он, заглянув в свое сердце, что его жертва похожа на лепту евангельской вдовицы. Что он отдал, имея миллионы, – положенную десятину или медный грош. Её копейка была велика – а эти деньги, может быть, не стоят ничего. Но самое главное, – с каким намерением, с какой внутренней целью совершена жертва. Все эти прописные истины, так или иначе, мы слышим на проповедях в храмах, видим в святоотеческих наставлениях, пересказываем друг другу, однако вновь и вновь забываем отнести их на свой счет.

Для чего я жертвую – для того, чтобы помочь возрождению святого места и своей души или для того, чтобы рассказывать знакомым: «это я здесь повесил колокола и позолотил кресты». На какой храм я жертвую – на тот, который более других нуждается, где теплится духовная жизнь, или на тот, где бывает «престижная тусовка»? Забыл я о своем добром деле, или теперь его должны прославлять все живущие ныне и их потомки?

И не переполняет ли сердце непомерная гордыня, когда человек, имея многое, хладнокровно рискует отказать священнику или старушке-старосте или нищему инвалиду в малой просьбе. И разве освободит от ответственности за это перед Господом перечисленный, куда бы то ни было, по произволу своего хотения,- миллиард?

Как мы знаем от святых отцов и по своему скудному опыту, Господь Смотрит на наше намерение, отраженное в самой глубине сердца. И никакое маркетинговое решение не восстановит целостность человека, живущего по двойным стандартам.

Нельзя с понедельника по пятницу быть волком, а на субботу и воскресенье становиться христианином. Нельзя приобретать опыт смирения и послушания, без которых нет христианина, оставаясь своевольным вершителем судеб по ветру собственной головы.

И страшным моментом для «православного» бизнесмена, не знающего смирения, духовной ответственности и простоты, может стать тот день, когда он придет в храм со своей десятиной, а Господь не примет её.

Караван верблюдов в игольном ушке. Высота верблюдов-0,20-0,28 мм.Работа мастера микроминиатюры Алдунина Николая http://nik-aldunin.narod.ru/

Все, конечно, знают поразительные слова Христа в заключительной части эпизода с богатым юношей: «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие » (Мф.19,24). Смысл речения очевиден: богатый, если он не оставит свое богатство, в Царство Небесное попасть не может. И дальнейшее повествование это подтверждает: «Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно » (Мф.19,25-26).

Святые отцы «игольные уши» понимали буквально. Вот, например, что пишет св. Иоанн Златоуст: "Сказав здесь, что неудобно богатому войти в царство небесное, далее показывает, что и невозможно, не просто невозможно, но и в высшей степени невозможно, что и объясняет примером верблюда и игольных ушей " /VII:.646/. Если же богатые и спаслись (Авраам, Иов), то только благодаря персонально подаваемой Господом сугубой благодати.

Однако некоторым, по немощи своей жаждущим богатства, такой вывод крайне не нравится. И потому они настойчиво пытаются его оспорить.

И вот в новое время появилось мнение: «игольные уши» - это узкий и неудобный проход в иерусалимской стене. «Вот, оказывается, как! - обрадовались люди, - а то нагнали страху: разве верблюд сквозь игольное ушко когда-нибудь пролезет. А вот теперь богатый все-таки может наследовать Царство Небесное!». Однако ситуация с этими воротами крайне неоднозначная. С одной стороны, «игольные уши» - это реальность. Они расположены на обнаруженном археологами фрагменте Иерусалимской стены, которая сейчас является частью архитектурного комплекса Александровского подворья в Иерусалиме. Это красивое здание было построено архим. Антонином (Капустиным) в конце XIX в. и ныне принадлежит РПЦЗ. Так что и сейчас паломники могут спокойно туда зайти и забраться в узкий, доступный только для нетолстого человека, проход, о котором и говорят, что это те самые «игольные уши» - мол, основные ворота на ночь закрывались, но путники могли проникнуть в город через эту дыру. Немецкий археолог Конрад Шик, производивший раскопки, датировал этот фрагмент стены III-IV вв. до р.Х. Но вот беда - ни в одном древнем источнике о таких воротах не упоминается, все ранние комментаторы Евангелия о таком толковании не знают, а евангелист Лука, приводя это речение (Лк.18,25), вообще использует термин «белоне», означающий хирургическую иглу... Так что это лишь гипотеза, и очень шаткая. Но уж очень желанная, так что теперь об этих воротах в Иерусалимской стене можно прочесть в любой книжке, затрагивающей имущественное учение Церкви.

Однако радость любителей сочетать Бога и маммону оказывается преждевременной. Даже если Спаситель имел в виду «игольные уши» именно в смысле ворот, то они оказались настолько узки, что, чтобы пройти через них верблюду, его необходимо разгрузить, освободить от всех грузов на спине, иначе говоря, «раздать все нищим». Но в таком случае богатый, нагруженный как верблюд своим богатством, превращается уже в бедного, свободного от богатства, а значит, имеющего дерзновение к горнему восхождению. Иначе говоря, все равно для спасения есть один путь: «все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною » (Лк.18,22).

Впрочем, делалось еще много попыток ослабить высказывание Господа. Изобретательные богословы, оставив в покое «игольные уши» (кстати, в греческом тексте множественного числа нет), обратились к «верблюду» и, заменив одну букву, решили, что это канат ("верблюд" и "канат" - камэлос и камилос). Тем более, что арамейское слово «гамла» означает как раз и «верблюд» и «канат». А уж после из каната сделали «веревку», то даже на «нитку из верблюжей шерсти». Но даже в последнем случае изменить смысл высказывания Спасителя так и не удалось - у верблюда оказалась настолько грубая шерсть, что нитка, сделанная из нее, скорее напоминает веревку и не пролезет ни в одно игольное ушко.

Не лучше ли оставить в покое эту удивительную гиперболу, которая настолько поражает воображение, что сразу запоминается на всю жизнь.

Николай Сомин

Рассказать друзьям