Врач — о жизни после реформы здравоохранения. Новая медицинская реформа: последние новости, суть, изменения

💖 Нравится? Поделись с друзьями ссылкой

Организация здравоохранения остается наиболее дискуссионной темой, как в теории, так и в экономической политике. В мире нет такой страны, где модель организации здравоохранения считалась бы среди экономистов и медиков образцовой.

Как известно, существуют три основные модели организации здравоохранения: «государственная», «частная», «страховая». В мировой практике система здравоохранения страны, как правило, строится на сочетании различных моделей, но в разных пропорциях. Каждая модель дополняет другую.

Государственное финансирование здравоохранения основано на принципе социальной солидарности общества, распределения медицинских услуг, как общественных благ. Такая модель главенствует в Великобритании, Ирландии, Дании и др.

Частная модель здравоохранения предполагает, что медицинские услуги - продукты частных компаний, распределяемые в условиях рыночный конкуренции. Классический пример построения «частного» здравоохранения - США.

Третья модель - страховая существует в условиях социально-ориентированной смешанной экономики, обеспечивает необходимое стимулирование медицинских организаций, гибкость организационной структуры здравоохранения. Государство - выступает гарантом обеспечения всех граждан или их большинства социальными благами. Данная модель здравоохранения преобладает в Германии, Австрии, Канаде и др.

В 2013 году в России начался новый этап реформ здравоохранения. государственным медицинским организациям были предоставлены права оказания гражданам платных медицинских услуг.

В 2014 году реформа была продолжена. Была произведена реорганизация отрасли. Поликлиники были объединены в крупные медицинские организации. В мероприятиях по оптимизации участвовало 359 медицинских организаций, из них было ликвидировано, а 330 потеряли свою самостоятельность.

Финансирование медицинских организаций стало осуществляться на основе устанавливаемых субъектами РФ нормативов объема медицинской помощи на 1 жителя региона по каждому виду медицинской помощи в соответствии с территориальными программами государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи каждого региона.

Основным каналом финансирования медицинских организаций стала система ОМС, включающая ФФОМС, территориальные ФОМС, страховые компании.

Финансирование медицинских организаций через систему ОМС дополняется бюджетным финансированием субъектами РФ и федеральным бюджетом. (Подробно см. 323-ФЗ, 326-ФЗ, Постановление Правительства РФ № 932).

Кроме того, активно развивается частная медицина. Если в 2010 году число негосударственных медицинских организаций составляло 8%, общего числа медорганизаций, то в 2015 году - уже 22%. Доля включенных в территориальные программы ОМС частных клиник в 2014 г. выросла до 19% по сравнению с 8% в 2013 г .

Таким образом, Россия развивает наиболее распространенную в мире страховую модель здравоохранения с развитой системой государственного финансирования и социальных гарантий.

В условиях экономического кризиса россияне, стали более остро осознавать ценность бесплатных социальных благ, высокое качество организации отлаженных во времена СССР систем здравоохранения, образования, социального обеспечения.

Неслучайно в 2014 - 2015 годах по стране прокатилась волна митингов и протестов против сокращения количества медицинских учреждений, медицинского персонала, объема бесплатных медицинских услуг. По данным Росстата, число медработников снизилось за 2014 год на 90 тыс. человек при сохранении уровня совместительства в 140% .

Счетной Палатой РФ в 2014 г. был отмечен рост объема платных медицинских услуг на 24,2% по сравнению с 2013 г. Рост платных медицинских услуг свидетельствует о замещении бесплатной медицинской помощи платной, снижении доступности медпомощи для населения.

В начале марта 2016 года президент РФ заслушал доклад министра здравоохранения о предварительных итогах развития здравоохранения в 2015 году. Г-жа В. Скворцова сообщила, что в 2015 году ожидаемая продолжительность жизни при рождении достигла 71,2 года .

Однако, нельзя забывать о том, что по этому показателю Россия вместе с Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном занимает лишь 10-13 места среди стран-бывших республик СССР, обгоняя только Казахстан и Туркмению.

Многие экономисты и медики обратили внимание на то, что в январе-ноябре 2015 г. смертность в России на 100 000 жителей выросла на 0,1% по сравнению с 2014 г., достигнув в2015 г. 1306 человек .

Проблема роста смертности вызывает особое беспокойство на фоне того, что Россия среди стран - бывших республик СССР уступает по уровню смертности на 1000 жителей только Украине, Латвии, Литве.

В этих условиях удивительно то, что, несмотря на значительное количество нормативных правовых актов, регулирующих деятельность медицинских учреждений, отсутствует проработанное законодательство, определяющее условия и механизмы развития частной медицинской практики.

Успех развития страны напрямую связан с величиной государственных инвестиций в человека, т.е. в здравоохранение, образование, науку, культуру.

В начале марта 2016 г. разные ведомства и экономисты «давали» противоречивые сведения о величине кассового исполнения государственных расходов на здравоохранение и их фактической доле в ВВП.

Тем не менее, даже запланированная на 2015 г. доля государственного финансирования здравоохранения России представляется заниженной, особенно в условиях кризиса. Этот показатель ниже, чем в Молдавии, Эстонии, Литве, Киргизии, Украине, не говоря уже о среднем уровне государственных расходов на здравоохранение в странах ЕС, где он составляет 6,5% от ВВП.

В то же время доля военных расходов в ВВП России, на мой взгляд, завышена, особенно в условиях экономического кризиса. По данным SIPRI она составляет 4,5% ВВП .

По этому показателю Россия занимает второе место среди стран - бывших республик СССР, незначительно уступая лишь Азербайджану.

Наиболее высокую долю военных расходов в странах ЕС имеют Франция и Великобритания - 2,2% ВВП. В США этот показатель составляет 3,5 % ВВП.

В качестве положительных моментов реформирования здравоохранения в России можно отметить то, что: реформа проводится постепенно и достаточно аккуратно; сохраняется преемственность с хорошо отлаженной советской системой управления здравоохранением; обеспечиваются государственные гарантии получения всеми гражданами бесплатных медицинских услуг удовлетворительного качества.

Для успешного проведения реформы здравоохранения целесообразно целесообразно сравнить свои достижения с опытом передовых зарубежных стран.

По мнению ряда специалистов одна из наиболее удачных медицинских реформ среди постсоветских стран была реализована в Эстонии.

Даже среди 35 европейских стран Эстония занимает почетное 17 место по качеству и эффективности здравоохранения , опережая Испанию, Италию, Ирландию.

По заключению экспертов Health Consumer Powerhouse (HCP), проанализировавших состояние медицинской отрасли в 27 странах Евросоюза, а также в Швейцарии, Норвегии, Хорватии и Македонии система здравоохранения Эстонии принадлежит к ряду лучших в Европе.

Среди стран - бывших республик СССР ожидаемая продолжительность жизни при рождении в Эстонии - самая высокая - 77 лет, смертность на 1000 жителей достаточно низка - 8,1% (9 место из 15 бывших советских республик; В России - 13,1 % на 1000 жителей).

Доля государственных расходов на здравоохранение в Эстонии - 4, 64 % ВВП (2-е место после Литвы) при 2,0 % -ой доле военных расходов к ВВП (7 место среди бывших советских республик).

По подобию стран Северной Европы ключевым звеном медицины в Эстонии являются "семейные врачи". Все жители территориально приписаны к "своему"

"семейному врачу", который обязан принять больного и при необходимости - направить его на обследование к специалистам.

Эстонское здравоохранение характеризуется квалифицированностью специалистов и современным оборудованием большинства больниц и клиник страны.

Ответственность за управление здравоохранением лежит на Министерстве социального обеспечения, образованное слиянием трех министерств - здравоохранения, социального обеспечения, труда.

Источник финансирования медицинского страхования - социальный налог, которым облагается каждый работающий в стране гражданин. Размер налога составляет 33 %, 13 % которого уходит в ЭФМС, а 20 % - в бюджет государственного пенсионного страхования.

Медицинское страхование в Эстонии организует Больничная касса, основной задачей которой является обеспечение всех жителей Эстонии компенсацией медицинских услуг и покупки лекарств.

Ключевым средством контроля качества медицинской помощи стало проведение клинических аудитов, организуемых ЭФМС.

В.А. Жогов

Не могу без содрогания смотреть на то, что делают и что уже сделали со здравоохранением наши реформаторы сейчас, сегодня. За что население стало смотреть на медиков с ненавистью?

Я вспоминаю, как 12 февраля 2004 года, выступая перед доверенными лицами, В.В. Путин, отвечая на вопрос о своем видении дальнейшего развития российского здравоохранения, сказал, что ему хотелось бы, чтобы медицинские учреждения получали деньги не за сам факт своего существования в природе, в городе или на селе, а за качество и количество оказываемых услуг.В этом В.В. Путин видел решение проблем здравоохранения.

Казалось бы все правильно.

Однако эта правильность оказалась глубоко ошибочной Сразу же были организованы плановые задания как для медучреждений, так и для каждого врача.

И как только медикам стали платить за качество и количество оказываемых услуг, то – есть как только медицина была переведена насдельную оплату труда , так тотчас она из хронически больной превратилась в падающую в тартарары.

Да, да, да.

Во – первых, сейчас врачи стремятся обслуживать больных, требующих минимального внимания, минимальной затраты времени, но всегда с хорошими результатами. Поэтому появились случаи отказа от обслуживания тяжело больных, больных с неясным диагнозом, с сомнительным прогнозом или требующих длительного лечения.

Во – вторых, это привело к появлению приписок к выполненным медицинским услугам, что извращает показатели заболеваемости, болезненности населения. Появились пациенты с ложными диагнозами, непоказанными им лабораторными, инструментальными обследованиями, оперативными вмешательствами и т. д. и т. п. и все это ради показателей.

Появился лозунг: главное заплати – а болезнь мы придумаем!

Страховая медицина!

Ее введение во времена Горбачевской перестройки задумывалось, как способ дополнительного увеличения оплаты труда медработникам, как бы добавка к бюджетной статье «зарплата» за счет предприятий, учреждений, где работают заболевшие.

А что получилось?

Во – первых, появился весьма многочисленный, очень дорогой, далеко не безвредный и совершенно ненужный посредник в здравоохранении. - Во – вторых, это она, страховая медицина, введя в начале своей деятельности так называемые субсидии, перечисляя их каждому лечебному учреждению, вольно или невольно привела к ссоре при дележе этих субсидий между отделениями внутри больницы.

И как результат ссоры – распад когда – то цельных районных, городских больниц на отдельные мелкие и мельчайшие но самостоятельные учреждения со своим бюджетом, главными врачами, их замами, бухгалтерией. В результате вместо единой районной больницы появились такие медучреждения как стационар, поликлиника, детская больница, роддом, скорая медпомощь и т.д. А то, что не смогли разделить (пищеблок, гараж, кочегарку) сделали хозрасчетными предприятиями.

В – третьих, введя так называемый страховой полис , она разделила все население страны на имеющих этот полис и пользующихся (?) правом получать «бесплатную» медпомощь и не имеющих этого полиса и потому обязанных оплачивать медицинские услуги.

В – четвертых, она полностью подменила своей деятельностью властные органы здравоохранения на местах, взяв на себя функции финансирования медучреждений по зарплате, приобретению медикаментов, оборудования, по контролю и инспекторской проверке работы медучреждений, широко используя в качестве наказания штрафы, недофинансирование и т. д..

Конечно, и во времена СССР в работе органов здравоохранения было немало недостатков, изъянов, но и тогда она была лучшей на планете, хотя и требовала определенной реорганизации.

Сегодняшние же преобразования в медицине заменяют борьбу за здоровье человека на борьбу за получение прибыли от лечения .

Вот недавно прибавили врачам общей практики (участковым терапевтам) определенную надбавку к зарплате. Казалось бы, что это хорошо. А так ли это на самом деле?

Во – первых, этих врачей сразу же привязали (закабалили) деньгами к этой должности на многие времена. Но они же обычные врачи и чаще всего не очень преуспевающие в медицине. Им необходима постоянная глубокая практика, которой нет и никогда не будет на участке.

Во – вторых, участковому врачу в его повседневной работе постоянно нужна консультация рядом работающих врачей: хирурга, невропатолога, кардиолога, ЛОР и т.д. но они то государством обделены (Вспомните выступление Зурабова о том, что участковый врач свободно заменит и окулиста, измеряя ему глазное давление, и хирурга, сделав необходимую перевязку) А ведь это серьезнейший конфликт во врачебном коллективе.

Нет! Прибавка к зарплате участковым терапевтам не приближает медицинскую помощь к населению и не только не улучшает, а, наоборот, снижает качество оказания этой медпомощи.

Что же надо сделать, чтобы вывести здравоохранение из этого чрезвычайного положения?

Конечно же ему необходимо, в первую очередь, компетентное руководство, но не академиками, а медицинскими работниками, знающими практическое здравоохранение и не в столице, не в крупных городах, а на глухой периферии, где больному трудно прийти на прием к врачу, а врачу сложно посетить больного на дому.

Это во- первых.

Во – вторых, лечение больного – это единый неразрывный процесс, состоящий из диагностики, лечения, реабилитации и должен осуществляться в едином лечебном учреждении, поэтому рассыпавшиеся на части.районные, городские больницы должны быть воссоединены.

В – третьих, обязательное медицинское страхование, как дорогой и небезвредный посредник, должно быть упразднено.

В – четвертых, при проведении реорганизации здравоохранения необходимо определиться в следующих вопросах:

а) какие должности в медицине являются ведущими, главными;

б)какие лечебно – диагностические учреждения наиболее близки к населению, несут наибольшую нагрузку по оказанию лечебной помощи;

в)какие принципы должны быть положены в основу организации работы органов здравоохранения.

Уверен, что ни у кого не вызовет возражения то, что ведущими, главными должностями в медицине являются обычный рядовой врач и его заведующий отделением в каком бы лечебном учреждении они ни работали.

Именно от их знаний, умения, компетенции, желания, наконец, зависят уровень качества и своевременность оказания медицинской помощи каждому больному.

Не главный врач, не его заместители играют в этом вопросе главную роль.

В нашем здравоохранении целой серией приказов, инструкций, методических писем регламентировано что, где, когда, кому, как надо поступать в тех или иных случаях, что разрешено, а что запрещено производить из лечебно – диагностических мероприятий в участковой, районной, городской, областной и т.д.

больницах.

Врач через определенные промежутки времени обязан проходить квалификационные барьеры:

аттестации, защищать лицензии, чтобы получать ту или иную зарплату.

И кому это во благо?

Регламентирующие рамки вредны и медицинским работникам. и населению (да и вся эта регламентирующая процедура, не успев появиться, превратилась в обычную грязную кормушку).

Если врач в лечебном учреждении ограничен в своей деятельности определенными рамками запрета, то он лишен в этом учреждении возможности расти и совершенствоваться как специалист, что никак не повышает уровень и качество медицинской помощи населению и никак не способствует закреплению медицинских кадров на местах. По закону, врач, окончивший высшее учебное заведение и получивший диплом, юридически приобретает право на полноценную, а не регламентированную врачебную деятельность.

Наше правительство, наконец, начинает понимать, что основная масса населения в нашей стране живет в селах, поселках, районных центрах, небольших периферийных городах. Поэтому именно в этих регионах наиболее приближены к населению сельские участковые, районные, городские больницы,. в отделениях которых больные и получают медицинскую помощь.

Выбраться больному на консультацию и лечение в областной и республиканский центры крайне трудно, сложно, а для многих просто невозможно. Здесь играют роль и материальные возможности больных, и дорожно – транспортные проблемы в глубинке, и невозможность родных и близких организовать дополнительный уход за больным пока он находится в областной или республиканской больнице.

Да и сама жизнь, практика показывают, что не областные, не республиканские, не столичные лечебные учреждения делают погоду в медицине.

Как бы их ни укрепляли кадрами, финансами, дорогостоящими аппаратами, лабораториями, но они никогда не смогут решить главную задачу здравоохранения – сохранить и повысить уровень здоровья каждого отдельного человека и населения страны в целом.

Вот сейчас, в который раз правительство организовывает центры по оказанию высоко технологичной медицинской помощи населению, размещая их в крупных административных центрах. А ведь подобные примеры у нас уже были и не так давно, когда министр здравоохранения Е. Чазов, получив от правительства 19 млрд рублей, открывал крупные диагностические центры, чтобы качественно улучшить диагностику заболеваний. Эти центры также были размещены в крупных административных городах.

К сожалению, работа этих центров никак не повлияла на состояние медицины в стране.

Высоко технологичная медицинская помощь населению, конечно, нужна.

Но ведь сегодня в каждом областном, краевом, республиканском центрах работают медицинские институты, академии, имеющие по 2 – 3 и более факультетов, где каждый из них имеет целую серию функционирующих клиник различного профиля и все эти клиники укомплектованы высоко квалифицированными кадрами и оснащены новейшей аппаратурой.

Разве этого недостаточно, по крайней мере на сегодняшний день, когда в ближайших селах, поселках, не говоря уже о далекой глубинке медицинская помощь в лучшем случае оказывается на уровне 50 –х годов прошлого века?.

Каковы же принципы здравоохранения?

На мой взгляд их три:. Доступность, качество, ответственность.

Доступной медицинская помощь может быть лишь тогда, когда она максимально приближена к населению и была бы бесплатной . Во времена СССР в стране существовал лозунг:

ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА – ДОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВА!

Сегодня же мы живем под девизом: ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА – ЭТО ПРОБЛЕМА САМОГО ЧЕЛОВЕКА!

Улучшить качество оказания медицинской помощи населению вообще и каждому больному человеку в частности в настоящее время очень сложно, а то и просто невозможно.

Попытаюсь объяснить почему.

Вне всякого сомнения качество оказания медицинской помощи зависит от знаний, умения, компетенции, желания, наконец, врачебного персонала Но этого мало.

Дело в том, что давно пришло время разобраться с таким вопросом как роль поликлиники и стационара в диагностике, лечении.реабилитации больных.

До сих пор ведущую, главную роль отводили поликлинике (амбулатории). Так. было во времена СССР, в эпоху социализма, так же остается и в эпоху рыночной экономики, после распада СССР.

Да, действительно, амбулаторное обслуживание больного государству обходится намного дешевле, чем его лечение в условиях стационара.

Однако, давным давно признано, что обследование больных в поликлинике неполное, дает не совсем точный диагноз, лечение же в своем большинстве является симптоматическим, блокирующим симптомы заболевания: боль, кашель, температуру тела и проводится до улучшения общего состояния больного, а не до его выздоровления.

Поликлиническое обследование и лечение для действительно больных людей мучительно, а для лиц пожилого возраста порой непереносимо. (Очереди на прием к врачу, в лабораторию, какой – либо диагностический кабинет, на процедуры и все это в городах и поселках. где не решены дорожно – транспортные проблемы и т.д.)

Не даром говорят в народе: чтобы лечиться амбулаторно, надо иметь железное здоровье.

Именно поэтому многие больные и не выдерживают ни полного обследования, ни полноценного лечения в поликлинических условиях.

Именно поликлиника является главным виновником растущей болезненности населения, главным творцом хронических болезненных процессов.

Здесь не лишне будет подчеркнуть, что хронический вяло текущий воспалительный процесс в каком – либо органе или ткани человеческого организма является ОНКОЛОГИЧЕСКИМ ПРОЦЕССОМ, в котором может развиться раковая опухоль.

Именно поэтому давно назрела необходимость, чтобы всех первичных больных обследовать и лечить в условиях стационара .

Только такая тактика позволит резко сократить и ошибки в диагностике, и доводить больного до выздоровления. Поликлиника (амбулатория) должна заниматься вопросами реабилитации больных, диспансеризацией населения.

И еще о качестве.

Его мы никогда не поднимем, если не вытащим из тлена сельские, районные, городские больницы.

Только они способны нести ответственность за здоровье каждого человека, за здоровье населения страны в целом.

За областными, краевыми, столичными медицинскими учреждениями можно закрепить лишь функции организационно - методических центров и не более того. Диктата здесь не должно быть никакого.

И еще, врачи, медики лечат, ремонтируют ГЛАВНУЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНУЮ СИЛУ ОБЩЕСТВА – ЧЕЛОВЕКА, КАДРЫ и потому оплата их труда должна быть на порядок выше оплаты любого чиновника.

Наконец последнее. Руководящая, финансовая и контролирующая функции должны быть возвращены органам здравоохранения властных структур на местах.

И вот началось. Грядет в столице реорганизация. А что это такое вообще? Под понятием реорганизация подразумевается несколько вариантов: расформирование одной организации на несколько небольших с другими управляющими органами. Предприятие может быть ликвидировано полностью или сокращены некоторые его отделы. Фирма может быть преобразована или присоединена к другой организации.

Реорганизация медицинских учреждений в Москве предполагает сокращение численности больниц, действующих на данный момент, почти в два раза. В столице России после этого останется примерно 35 многопрофильных лечебных заведений. На данный момент работают 63 стационара. Реорганизацию решено провести перед переводом медуслуг в систему обязательного медстрахования.

Для оптимизации работы больниц, количество коек сократится на 30%. Пациентов будут держать в стационаре на треть времени меньше, чем всегда. Благодаря этому койки будут освобождаться быстрее. Реорганизация медицинских учреждений в Москве не отразится на медработниках.

Сокращенным сотрудникам будет предоставлен выбор вакансий в других местах. При отсутствии заявок по их специальности, можно переобучиться на новые за счет государства. На данный момент в Москве требуются 5300 врачей-терапевтов, 2 тыс. хирургов и 7 тысяч педиатров.

После реорганизации больниц, места в них разделятся на социальные и интенсивные. Финансирование коечного фонда планируют проводить за счет бюджета. Интенсивные больничные места будут предоставляться пациентам с острыми заболеваниями и обострениями.

Онкологию и гемодиализ включат в обязательное медстрахование. Больные туберкулезом, инфекционными и психическими заболеваниями будут лечиться теперь в обычных больницах вместо специализированных стационаров. Для таких пациентов не требуется дорогое медицинское оборудование. Благодаря такой перемене освободятся многие здания и больничные места. Частично помещения передадут в городскую казну.

Для больниц и поликлиник закуплена современная медтехника. Медицинские учреждения со старым оборудованием будут постепенно модернизироваться. Зарплаты московских врачей вырастут как минимум в два раза. Но получить такую з/п смогут только специалисты не имеющие нареканий от больных и руководства. При этом такие медработники будут обязаны регулярно проходить курсы повышения квалификации.

Сейчас врачи получают приблизительно по 60 тысяч рублей. Зарплату до 140 тыс. руб. планируется поднять к 2018 году. Благодаря реструктуризации, на рабочих местах останутся только высококвалифицированные специалисты.

Посмотрим, к чему это приведет…

Прошлой осенью в Москве началась реформа здравоохранения: столичные власти заявили о масштабной ликвидации больниц и сокращении врачей и медсестёр. Медики протестовали, но это не повлияло на планы городского руководства. Уже в феврале 2015 года департамент социальной защиты отчитывался об увольнении более 8 тысяч медработников. В новом и не вполне традиционном выпуске рубрики «Как всё устроено» московский врач анонимно рассказал The Village о последствиях реформы и проблемах системы здравоохранения.

О реформе здравоохранения

Я поддерживаю суть реформы здравоохранения, но реализация оставляет желать лучшего. Государство хочет разделить все койки на две категории - те, которые находятся в городских больницах, и социальные. Первые предназначены для лечения острых, тяжёлых больных, людей, которым нужна специализированная помощь. Предполагается, что в этой части должна быть сконцентрирована вся мощь медицины, лучшие кадры и хорошее оборудование. Социальные койки, в свою очередь, предназначены для лечения больных с обострением хронических заболеваний. Кроме того, власти хотят сократить стационарное обслуживание в Москве, чтобы в городе было больше амбулаторной помощи. И то и то - совершенно правильные шаги, так устроена медицина в развитых странах. Проблема лишь в том, что ни одно из этих звеньев в России не работает.

Система здравоохранения должна быть такой. Первый уровень - амбулаторно-поликлиническое звено, которое занимается диагностикой и лечением простых и понятных случаев либо долечиванием больных из стационаров. Врачи на этом уровне должны быть профессионалами высокого класса, знакомыми с разными областями знаний. Кроме того, у них должна быть техническая возможность провести больному много обследований. Второй уровень – стационарное звено. В нём нужно лечить пострадавших в экстренных ситуациях - например, ДТП, инфаркт миокарда - и подбирать терапию для серьёзных хронических патологий. На этом уровне должны работать узкие специалисты, каждому из которых необязательно обладать широкими знаниями, а достаточно помощи друг друга.

В России всё с ног на голову: амбулаторно-поликлиническое звено не работает, а занимается профанацией. Там есть блестящие врачи, но в целом в это звено набирают специалистов по остаточному принципу - пожилых людей, необразованных или не повышающих свою квалификацию, врачей с негативными факторами, пьющих сотрудников. Не везде именно так, но такова общая ситуация.

Кроме того, в поликлиниках недостаточно диагностических средств. В моей специальности большое значение имеет магнитно-резонансная томография. Это дешёвое исследование - 3 тысячи рублей за МРТ позвоночника. Но если больница делает его бесплатно, то ждать можно и месяц, люди умирают в этих очередях. У пожилого человека могут быть деньги на исследование, но иногда он просто не понимает, что есть возможность сделать его платно.

Именно на этом уровне специалисты совершают много диагностических ошибок, проявляя и небрежность, и халатность. Врачи поликлиник отправляют пациентов дальше по звену и кладут в стационар тех, кого не надо. Кроме того, у медиков много идиотской работы, они заполняют тонну бумажек. Это и свидетельство нетрудоспособности, которое занимает много времени, и написание рецептов, которое должно быть автоматизировано. В итоге у врачей в поликлиниках мало времени на больных, им мало платят и у них нет мотивации.

При этом на стационары тратят много необоснованных средств, потому что есть категории пациентов, которым невозможно отказать в госпитализации, хотя она им не нужна. Например, пожилые люди. Есть даже такой термин - «лечь прокапаться». Такого быть не должно, это не санаторий. В стационар нельзя класть человека, чтобы он просто полежал и «прочистил сосуды», как говорят бабушки.

Пожилым людям, наоборот, вообще лучше в стационаре не находиться. Старичок, которого просто держат в больнице, может умереть буквально от всего. От того, что туалет далеко находится и он ломает ногу по дороге туда. От того, что окошко открыто и он подхватывает простуду. Пожилые адаптированы к своей среде, их оттуда лучше не вытаскивать, а микроклимат учреждения - инфекционный. Если человек в 92 года сломал шейку бедра, его лучше лечить дома.

Если бы у нас была нормальная амбулаторная помощь, многие старики лежали бы дома и, наверное, выживали бы лучше. Сталкиваясь с такими больными, я пытаюсь понять, есть ли у родственников пациента возможность развернуть стационар на дому, найти платную медсестру. При необходимости всё можно сделать дома - даже УЗИ и рентген. И если я вижу, что родственники могут это сделать, я отправляю пожилых больных на лечение домой, там они выживают чаще, чем в больнице. Но стационары раздуты, на них направляют лишние деньги, которые можно было бы потратить на хорошее оборудование и зарплаты врачам.

Пожилым людям, наоборот, вообще лучше в стационаре не находиться . Старичок, которого просто держат в больнице, может умереть буквально от всего

О том, куда уходят врачи

В Москве действительно слишком много врачей, и сокращения при реформе неизбежны, но оставлять надо самых эффективных. У нас людей увольняли абсолютно бездумно - например, пожилых специалистов. Человеку посылали уведомление об увольнении, потом выплачивали выходное пособие, иногда достаточно большое. Некоторым по закону предлагали вакантные должности: например, оперирующему гинекологу с 40-летним стажем - должность санитара морга. Вопрос и в том, как определять эффективность врачей, потому что в России нет способа повышения квалификации. То обучение, которое есть, - фикция. Оно настолько ничего не даёт, что некоторые специалисты даже не приезжают на учёбу и отправляют курьера, чтобы дать взятку.

Я закончил вуз несколько лет назад, и у меня была сильная группа, 32 человека, но сейчас только семеро в медицине. Когда реформа началась, наш директор сказал, что к нам польются новые кадры. Прошло более полугода, и к нам пришёл один человек.

После реформы кто-то ушёл из медицины вообще, некоторые - с большим удовольствием. Часто врачей берут фармпредставителями в коммерческие компании. Особенно охотно уходят из профессии молодые. Но есть и люди, для которых реформа стала жизненной трагедией. Я знаю случаи самоубийств из-за сокращений. Некоторые всю жизнь занимались очень узкой сферой и просто не вписались в новую систему.

Есть те, кто пошёл в частные клиники. Но, чтобы туда попасть, нужно быть специалистом высокой квалификации - многие больницы берут только кандидатов наук. Бывают и исключения. У меня был коллега, детский нейрохирург, который пять лет отработал в провинции, а потом переехал в Москву с ребёнком и женой. Одна крупная частная клиника пригласила его на собеседование. Он рассказал, что умеет: столько-то операций сделал, столько-то опухолей удалил. Его готовы были взять, но сказали, что ставки детского хирурга нет, и предложили быть пульмонологом. Врач сказал: «Я не умею, я нейрохирург». На что ему ответили: «Книжки почитаете и с завтрашнего дня можете приступать». Он брал на работу учебники, а когда, например, приходил на вызов к ребёнку с астмой, уходил в ванную мыть руки, открывал там книжку и изучал вопрос. Год так проработал, пока не нашёл место по специальности.

С какого рожна врачи должны быть высокоморальными , если, во-первых, они перегружены работой из-за неэффективности системы и, во-вторых, очень мало получают?


О протестах

Протесты врачей никак не повлияли на ход реформы, потому что их фактически не было. Не выплати зарплату на любом металлургическом заводе во Франции - рабочие Ла-Манш перекроют, чтобы перед ними лично президент извинился. У нас никто ничего такого не сделает, потому что врачи - категория населения, чрезвычайно зависимая от власти. Врачам очень много угрожали во время митингов - увольнениями, физической расправой. При этом во многих странах врачи - наоборот, одна из самых сильных протестных групп, потому что они уважаемые в обществе люди, которые делают понятную работу. Вы видели, чтобы в России 10 тысяч врачей вышли на митинг против фальсифицированных выборов президента? Почему они не выходят? Потому что они очень зависимы.

О зарплатах

У нас очень любят осуждать врачей за то, что им не важен человек. А с какого рожна они должны быть высокоморальными, если, во-первых, они перегружены работой из-за неэффективности системы и, во-вторых, очень мало получают? Человек зарабатывает 30 тысяч рублей, занимаясь довольно трудной, иногда физической работой, и поэтому он постоянно думает об этих деньгах.

После реформы зарплату не задерживают, но она стала ниже. Средняя зарплата в Москве - 35–40 тысяч рублей со всеми премиями. Можно найти врачей, которые получают 7–9 тысяч рублей. Анестезиолог в московской больнице зарабатывает 60–65 тысяч рублей при наличии трёх дежурств в неделю. Но знаете, что такое дежурство? Ты в этот день вообще не живёшь. Если ты дежуришь, тебе плохо в этот и на следующий день. В любой момент могут дёрнуть на сложную операцию. Из семи дней в неделю шесть при таком графике - это погружение в ад. Некоторые мои коллеги работают в бюро медицинских переводов, и для большинства из них это главный источник доходов.

Кроме того, зарплату могут неожиданно урезать. Недавно мне рассказывали такую историю: в больнице была комиссия Минздрава, чиновники шли по коридору, а там сидела бабушка. Они у неё спросили: «Как лечат тебя, бабушка?» Она ответила, что всё плохо, доктор к ней не подходит, а сестра вчера по матери обругала. Отделение оштрафовали на 1 миллион рублей, с каждого врача сняли по 15 тысяч. При этом медицинские начальники зарабатывают в разы больше врачей и медсестёр.

Коллега рассказывал, что замдиректора больницы как-то оставил у них в операционной телефон. В этот момент всем дали зарплату, и начали приходить эсэмэски с суммами, которые поступают на счёт. Телефоны рядовых сотрудников и замдиректора больницы лежали рядом, и сообщения были такие: 22, 23, 31 и 770 тысяч рублей.

О левых доходах

Когда при Семашко (Николай Александрович Семашко - народный комиссар здравоохранения РСФСР с 1918 года. - Прим. ред.) врачам в 15 раз урезали зарплаты, Ленин спросил, не помрут ли они с голоду. Нарком ему ответил: хороший врач сам себя прокормит. Так и повелось. Нам не надо платить, кто умный - отобьёт, кто не умный - пусть так и сидит.

Фактически в здравоохранении сложилось система, при которой врач, находясь на рабочем месте, может организовывать свой бизнес. Он арендует кабинет, операционную, инструменты и в обмен на это ведёт приём. Бизнес он устраивает в соответствии со своими представлениями о добре и зле. На мой взгляд, в этом нет ничего плохого, так это устроено во многих странах. Проблема в том, что представления о добре и зле у людей разные.

Порядочные врачи не берут взяток, они принимают благодарность после лечения, без ценников. Если спрашивают, сколько должен, отвечаешь: «Сколько считаете нужным». Надо относиться ко всем одинаково, вне зависимости от того, может человек заплатить или нет. Но есть те, кто считает, что им все обязаны. Как правило, чем выше человек в социальной иерархии, тем вероятнее он так думает. Большинство чиновников, топ-менеджеров, высокопоставленных силовиков и членов партии «Единая Россия» уверены, что им всё должны делать по высшему разряду, лишь бы только они никуда не пожаловались. Ну, нужно преодолевать естественную брезгливость по отношению к ним, потому что пациенты для врача должны быть равны.


Можно поступать наоборот и делать из лечения большой нелегальный бизнес. Обычно это выглядит так: приходит человек на операцию, без которой он умрёт. Ему говорят: «Хорошо, мы вас оформим на бесплатную операцию, но вы же сами понимаете». И человек понимает, он говорит: «Да-да, сколько я должен?» Ещё один способ - более жёсткий. Человека надо довести до состояния безумного страха. Ему говорят: «Хорошо, у вас будет бесплатная операция». Больной уходит, но на операцию его не вызывают. Через полтора месяца у него начинается паралич. Он звонит, ему говорят: «Ждите». Проходит две недели, у него парализует ноги, ему говорят: «Ждите». Потом, когда у пациента парализует всё, кроме пальцев, которыми можно набрать номер телефона, ему отвечают: «А чего вы хотите, у нас очередь до 2025 года». Он в отчаянии, понимает, что скоро умрёт, и спрашивает, что делать. В этот момент ему можно назвать любой ценник. Больной борется за своё существование и готов продать квартиру, машину, почку и остаться бомжем, лишь бы жить.

Так система порождает порядочных и непорядочных врачей. Как правило, начальство закрывает на это глаза. Врачи в этой системе не заинтересованы: она делает их уязвимыми - каждого есть за что посадить. Если бы я был администратором в здравоохранении, я бы оформил каждого врача как индивидуального предпринимателя, чтобы легализовать левые деньги.

Об использовании бригад скорых не по назначению

Два года назад был на острове Кунашир, это спорная территория между Россией и Японией. Населяют остров 6 тысяч человек. Так получилось, что одному моему другу понадобилась медицинская помощь. Я отвёл его в местную больницу и поговорил с врачами. Они очень хорошо живут, у них огромные северные надбавки и оснащённые больницы.

Правда, есть свои проблемы. Например, снежные тайфуны зимой - из-за них невозможно никуда улететь. А ещё там иногда используют санитарную авиацию для ложных вызовов, чтобы перелететь из одной точки в другую. Так у них разбился самолёт и погибла вся бригада: акушер, медсестра, анестезиолог, пилот, штурман. Они летели не на вызов - какому-то пьяному губернатору нужно было вернуться с охоты домой.

В Москве скорую иногда используют как такси. Чаще всего для того, чтобы доехать в аэропорт. Оформляется ложный вызов, это стоит 3 тысячи рублей. 30 минут по встречке с мигалками - и ты на месте. Не знаю, как сейчас, но раньше для некоторых бригад это был единственный способ заработать. После смен они занимались таким извозом.

Об образовании

Мы много говорим о негативе в российской медицине, но есть и положительные стороны, и образование - как раз одна из них. Российских врачей ценят за рубежом, и есть пациенты, которые приезжают оперироваться в Россию из западных стран. Правда, в некоторых странах к нам относятся предвзято. В США, например, российские врачи - низший сорт, хуже индийцев.

Дело в том, что в западной медицине врачам дают совсем другое образование. Там вузы выпускают ультраспециалистов, которые заточены под очень узкое лечение в рамках протокола. А в России есть традиционная образовательная школа, которая навеяна историей и военной, и социальной медицины. У нас из врачей стараются сделать не узкоспециализированных специалистов - им переадресуются божественные функции. Они имеют право на всё и поэтому не имеют права на ошибку. Есть и недочёты в образовании. Я считаю, что очень много времени уделяется классическим принципам. Они должны быть, но нужно и объяснять человеку, что медицина - постоянно развивающая сфера, требующая обновления данных.

Коррупция - тоже большая проблема в образовании. Я хорошо учился и никогда не давал взяток, считал это унизительным для себя. Но были люди, которые учились только за взятки и спокойно получили диплом. Их уровень грамотности в медицине равен среднему уровню россиянина. Вы знаете, что печень справа, - вот и они знают. А вот что она делится на правую и левую доли, они уже не в курсе. Такие люди становились врачами, некоторые из них заведуют отделениями.

Когда я учился, три четверти территории вуза было сдано. Там был автосалон, бильярд с пивом. Какое-то время в столовой постоянно неприятно пахло - оказалось, что на верхних этажах вьетнамцы в промышленных масштабах коптили рыбу.

Коррупция есть до сих пор. Не так давно я принимал у четверокурсников-иностранцев экзамен на английском и столкнулся со студентом, который не говорил ни на одном из известных мне языков. Это был африканец из англоязычной группы, он не говорил ни на русском, ни на английском, на котором официально вели занятия. Я безуспешно пытался поговорить с ним и по-французски. Я честно пытался понять, откуда он, открыл карты Google и просил показать страну, но он не смог. Я не понимаю, как он доучился до четвёртого курса. В его зачётке были тройки и четвёрки. При этом у нас, конечно, есть блестящие преподаватели. Я часто вспоминаю своих учителей - они у меня иногда в глазах стоят, когда я что-то делаю на работе.

Есть и студенты, которые учатся в медицинском вузе в России, чтобы уехать. Но, как я говорил, это не так просто: из-за разницы в образовании диплом нужно подтверждать, специальность иногда нужно даже осваивать заново. Сам я уезжать не планирую, мне здесь всё нравится: нуар, подъезды, девятиэтажки. Уехать я готов только в случае, если мне будет угрожать опасность. Если хорошо устроиться в России, можно многого достичь в хирургических специальностях, но при этом нужно много вертеться.

Когда я учился, три четверти территории вуза было сдано . Там был автосалон, бильярд с пивом, на верхних этажах вьетнамцы в промышленных масштабах коптили рыбу

Об отсутствии стандартов в медицине

В России вопиющее отсутствие стандартов: в одной больнице лечат как в Европе, а в другой - как в XVIII веке. У нас на разных этажах одной больницы могут быть блестящее и ужасное отделение. В одном десятилетиями делают одну и ту же дефектную операцию - все мрут, но врачи считают, что так и должно быть. А другое отделение куда-то стремится. Всё это зависит от каждого конкретного человека, от уникальных особенностей коллектива, сильного лидера, который задаёт стандарты, от учеников, которые занимаются самообучением и мотивированы.

Хорошие специалисты понимают: чем больше они умеют, тем дороже они стоят. Поэтому многие стремятся повысить квалификацию самостоятельно, хотя есть и ограничения. Первое - чудовищное знание иностранных языков. Без хорошего английского нельзя работать врачом, потому что медицина, например, в моей специальности радикально обновляется каждые два года в связи с техническим прогрессом. Если не читать литературу, не ездить на конгрессы, можно потерять квалификацию за четыре-шесть лет. Ты будешь делать дефектную операцию, даже не понимая, что она дефектная. Второе ограничение - то, что улучшать свои знания дорого. Подписки на нейрохирургические журналы стоят 200–300 евро, а это месячная зарплата некоторых врачей. Поездки на конференции, обучающие программы - это вложения в тысячи евро. Поэтому, если врач хорошо зарабатывает, он не будет покупать себе пять дорогих машин, а улучшит квалификацию и станет профессионалом высокого класса.

О нагрузке

Есть стандарты - число пациентов, которых врач должен обслужить за рабочий день. У многих специалистов действительно есть всего 15–20 минут на человека, и большая часть этого времени уходит на заполнение документации, потому что в большинстве поликлиник нет электронной системы. Врач попадает в дурацкое положение: он и выполнить норматив не может, и не выполнить не может. Нельзя запломбировать зуб за 15 минут, но надо. Если ты будешь делать быстро, то будешь делать плохо, и на тебя станут жаловаться. Если ты будешь делать медленно, то не будешь успевать.

Я работаю в плановой хирургии, у меня нагрузка большая, но мне она нравится. В экстренной хирургии нагрузка бывает довольно серьёзной. После череды увольнений бывали ситуации, когда врачам приходилось выбирать, кого спасать. Например, на дежурстве было два анестезиолога, а остался один. Поступает четыре травмы, которые требуют операций. Анестезиолог может сделать два наркоза: за двумя столами ещё можно следить, а за тремя уже нельзя. И вот он выбирает, кто остаётся ждать операции до утра и с высокой долей вероятности умрёт, а кто должен жить.

Думаю, медицинские чиновники в курсе этой ситуации, но, скорее всего, это лучшее, что может быть сейчас. Нельзя сказать, что они совсем ничего не делают, просто исходят из реалий, а реалии драматичны.

В России некоторые врачи занимают свою должность дольше , чем надо, потому что нормальной пенсии нет и им надо зарабатывать

Об операциях, которые делают пожилые врачи

В России некоторые врачи занимают свою должность дольше, чем надо, потому что нормальной пенсии нет и им надо зарабатывать. Хотя мотивация хирурга, конечно, не только в этом, - но и в получении «божественных» функций во время операции.

В мире не так много, скажем, нейрохирургов, которые работают после 65 лет. В этом возрасте они с огромным удовольствием прекращают оперировать, потому что понимают, что делают это хуже, чем молодые: руки не те. И спокойно едут пить «Секс на пляже» на своей вилле. У наших врачей таких вилл нет. Я знаю хирургов, которых буквально заносят в операционную, потому что они уже ходить не могут.

О пациентах, которые лечат сами себя

У пациента в нашей системе здравоохранения есть несколько выходов. Первый - на всё забить и умереть. Например, он приходит к врачу с болезнью Паркинсона, а его лечат не тем препаратом. Больной в какой-то момент обездвиживается и умирает. Или у человека инфаркт миокарда, но его врач не знает, что нужна вторичная профилактика аспирином. У нас огромная часть людей умирает от повторных инфарктов, потому что врач не в курсе, что надо назначить ацетилсалициловую кислоту.

Второй выход, для живучих - искать альтернативные пути. Если у человека есть деньги, он идёт в частную клинику. И хотя никаких гарантий там нет, человеку обеспечат хотя бы минимум. Ещё один вариант - пробиться в стационар. Именно там работают наиболее квалифицированные врачи, которые сталкиваются со сложными случаями и вынуждены заниматься сложной дифференциальной диагностикой.

Недавно у меня был больной с гнойным спондилодисцитом. Страшная болезнь, смертность - 30–40 %. Всё началось с того, что у больного поднялась температура. Приехала неотложка, врачи измерили температуру и отправили в поликлинику. Человек пожилой, живёт с супругой, в поликлинику пойти не смог. На следующий день у него температура 42, снова позвонили в скорую, но там посоветовали вызвать врача на дом. Пришёл терапевт и предположил, что у больного, наверное, пневмония или пиелонефрит, выписал антибиотики и жаропонижающее и сказал, что госпитализировать не может, потому что это просто температура. Полтора месяца человек болел и не умирал.

В итоге бабушка просто загуглила симптомы и поняла, что у мужа спондилодисцит. Тогда она нашла в интернете способы лечения, купила в аптеке антибиотики, которые проникают в кость, и начала самостоятельное лечение. После у больного случился тромбоз глубоких вен голени, но она снова стала гуглить и нашла необходимый препарат. Так бабушка полгода лечила своего мужа и, что самое смешное, вылечила его. Ко мне она пришла, чтобы спросить, где пройти реабилитацию. Фактически человек заменил собой всю систему, которая построена ради него.

Из этой ситуации можно сделать такой вывод: в неотложке должны быть хорошие диагносты и не должно быть формального отношения. А это значит, что врач не должен работать вопреки.

О политике государства

Я, конечно, не считаю, что у власти находятся кровожадные маньяки, но иногда мне кажется, что чиновники делают ставку на заболевания, после которых можно поправиться. Например, в России удаётся наладить систему сосудистых центров. Качество помощи больным с инфарктом миокарда или с инсультом в Москве отстаёт от других городов мира, но оно драматически уменьшилось за последние годы. Почему? Через два-три месяца после инфаркта человек может работать, платить налоги и голосовать. С этим же связана система помощи на дорогах: в стране создали сеть децентрализованных больниц, которые быстро эвакуируют пострадавших. Иначе они истекут кровью, а так ты их вылечил, и они дальше платят налоги.

В то же время у нас есть люди, для которых ничего не меняется, - неизлечимо больные, пациенты, которые нуждаются в паллиативной помощи, и онкобольные, которым нужно обезболивающее. То есть власти делают вид, что сейчас всё улучшат, потому что очередной генерал застрелился от рака, но плевать все на него хотели. По этой же причине не делают ничего для адаптации инвалидов детства, система к ним повёрнута спиной. На основании этого можно предположить, что власть разделила людей на тех, кто ей нужен, и тех, кто нет.

О ситуации в регионах

За последние годы было несколько программ модернизации оборудования. Они вдохнули что-то свежее в региональную медицину, но сейчас этого нет. Денег в провинции платят мало, работа тяжёлая. Часто не хватает медикаментов и врачей. Огромную территорию может обслуживать один хирург. Врач приехал после института в родной посёлок, у него есть 10 учебников, и он делает всё: роды, кесарево, трепанации, аппендициты, опухоли. Он же животных оперирует. С коровой, например, случился заворот кишок - открыл книгу, почитал, где у неё что находится. Человека разрезает, что, корову не разрежет?

Ехать работать в отдалённые регионы не хочет никто: мало денег, нет леваков, часто врачам приходится жить натуральным хозяйством. Да что работать, там вообще люди не очень хотят жить. Несколько моих знакомых стали жертвами проекта по направлению медиков в отдалённые пункты. Врач уезжал в маленький город, а для жизни ему давали подъёмные деньги, 3 миллиона рублей. Взамен пять или семь лет он должен был там отработать. Многие на это купились, а потом сожалели.

Об инфаркте как главной причине смертности

Инфаркт - главная причина смертности в России и мире. Люди же должны от чего-то умирать. Например, черепахи умирают от гепаторенального синдрома, у них отказывают почки и печень одновременно. А слоны умирают от голода, потому что у них высокая продолжительность жизни, в процессе которой стираются резцы. Животные просто утрачивают способность эффективно перематывать пищу. А грыжи дисков, которые я оперирую, встречаются у людей так же часто, как у кенгуру и у такс, а больше ни у кого из животных их не бывает. У человека сердечно-сосудистая система - слабое звено, и она становится всё более слабой, потому что люди меньше двигаются и больше едят некачественную пищу.

Если говорить о медицинских причинах высокой смертности от инфарктов, то стоит отметить неправильную помощь после приступа. Люди, пережившие инфаркт, не получают простых препаратов, которые снижают риск повторного приступа. Обидно это констатировать, потому что за рубежом десятки тысяч врачей и пациентов рисковали, чтобы внедрить новый метод лечения, а в России человеку, выписавшемуся из больницы, дают нитроглицерин, как в 1960-е годы.

Ещё одна проблема - несвоевременные операции. В огромном числе случаев можно сделать профилактическую операцию, стентирование коронарных артерий. У человека, например, приступы стенокардии - после того как он пройдёт большое расстояние, у него боли в груди. Человеку делают ЭКГ и диагностируют стенокардию. Что после этого делает российский терапевт? Он даёт пациенту нитроглицерин в зубы и говорит: «Ты, дедушка, носи с собой эти таблетки и пей, когда станет плохо. И посиди, не ходи много». Нитроглицерин действительно расширяет сосуды. Пациент так и делает, а в какой-то момент умирает.

А как нужно делать? У человека нужно взять анализ крови и посмотреть холестерин и индекс атерогенности. Посмотреть по шкалам, к какой категории риска он относится. Принадлежность к определённой группе риска в совокупности с болями в груди являются показаниями к коронарографии. Человеку вводят внутривенно контрастное вещество и смотрят, как заполняются сосуды, а ещё делают УЗИ сосудов шеи. Находят бляшки в коронарных артериях и делают стентирование - под местной анестезией через бедро вводят расширяющий стент, который расширяет артерию и стабилизирует бляшку. После такой операции у пациента не будет инфаркта миокарда и инсульта и он проживёт на 15 лет дольше. Причём это будут не годы доживания, а годы нормальной жизни. Так делают везде, кроме России.

О диспансеризации и раке молочной железы

Я знаю случай, когда невролог во время диспансеризации нашёл опухоль в голове ребёнка. Он начал смотреть рефлексы мальчика, увидел, что что-то не так, посоветовал сделать МРТ, и во время исследования выявили опухоль. Больше я не припомню историй, когда диспансеризация как-то помогала. Я вообще не знаю, какого характера должна быть диспансеризация, чтобы она не была формальной (в 2013 году Минздрав запустил программу диспансеризации, на которую выделяют около 80 миллиардов рублей в год. - Прим. ред.).

В Японии чудовищные онкологические риски, это их генетическая особенность. Там рак прямой кишки встречается в 17 раз чаще, чем у европейцев. Поэтому у них очень жёсткие меры, и раз в полгода японцы проходят обследование. Пациента погружают в лёгкий наркоз, и минут 20 врачи эндоскопом залезают во все возможные отверстия. Человеку делают гастроскопию, колоноскопию, бронхоскопию, женщинам - гистероскопию, а также берут все анализы. Это жёсткая практика: когда министр транспорта вовремя не прошёл диспансеризацию, его сразу же уволили. Ни один трудоспособный японец не может избежать этого.

В России диспансеризация похожа на требование принести справку в бассейн. Я раньше их покупал, а сейчас сам себе выписываю. Даже если наступят хорошие времена и появится возможность проводить диспансеризацию нормально, потребуются огромные пропагандистские усилия. Нужно объяснить людям, что это действительно важно: не для галочки, а чтобы ты не помер. Обычно пациент идёт на приём, когда уже чувствует себя плохо. Если сделать превентивный осмотр в России обязательным, система этого не выдержит. Если вдруг нагрузка на биохимическую лабораторию больницы увеличится в 25 или 250 раз, она будет филиалом ада.

В своей ежедневной работе никаких результатов диспансеризации я не вижу. У всех своих пациентов я спрашиваю о том, какие у них были болезни и операции. Не помню, чтобы человек рассказал, что ему что-то прооперировали после осмотра во время диспансеризации. Я принимаю профилактические меры на своём уровне. Каждому пациенту я объясняю простые факторы риска. Если у человека был инфаркт, я спрашиваю, принимает ли он определённые препараты. Женщинам я между делом задаю вопрос: «Вам 53 года, вы были у маммолога?» Если нет, я объясняю, что хорошо бы, чтобы посмотрели молочную железу. Многие об этом узнают впервые.

Не так давно ко мне пришла женщина, у которой обнаружили метастаз в позвонке. Это излюбленный очаг метастазирования рака молочной железы. Молодая женщина, 45–47 лет, хорошо одетая. Я спросил её: «Массу тела потеряли?» Она ответила: «Да, десять килограммов за три месяца». - «Слабость есть?» - «Да, утомляемость, температура, на работу еле хожу». - «А на груди у вас ничего нет?» - «Ну просто какой-то прыщик». Снимает кофту, а у неё там страшная раковая опухоль с распадом, источающая гной, кровь, пахнущая гнилью. Я сдержал агрессию, но мне хотелось сказать: «Что вообще с тобой не так?» А она ответила: «Ну это же прыщик, я его мазала левомеколем, а ко врачу не было времени сходить».

Это типичная история с раком молочной железы. Она объясняет интересную статистику: метастатический рак в четыре раза чаще выявляют именно у незамужних женщин, потому что их грудь никто не видит. Человек просто свыкается с собственным дефектом.

А ещё я как-то сидел со знакомой в баре и заметил, что после второй бутылки водки у неё пожелтели глаза. Я спросил, давно ли так происходит. Она ответила, что уже лет десять. Оказалось, что у неё хронический гепатит с фиброзом печени. Человек просто не замечает свой дефект, не хочет думать о том, что он нездоров.

О работе в стиле доктора Хауса

У меня был пациент, заместитель директора очень крупной компании. Ко мне он попал, когда лечился уже второй год подряд. Он прошёл все круги ада и тратил на лечение все свои деньги. Только спустя четыре месяца лечения меня неожиданно осенило, что жена травит его мышьяком. Потом это подтвердили анализы. Бывают ситуации, когда надо сидеть с человеком и долго думать, - такой вот «Доктор Хаус». Но это случается редко, а большая часть работы - соблюдение протоколов и правил.

В России диспансеризация похожа на требование принести справку в бассейн . Я раньше их покупал, а сейчас сам себе выписываю

Иллюстрации : Настя Григорьева

В Реорганизация здравоохранения по-московски: кому выгодно?

Ну что, уважаемые коллеги-москвичи? То, о чем еще два года назад предупреждал вновь назначенный глава московского Департамента здравоохранения Л.М. Печатников, свершилось! Реорганизация московского здравоохранения идет полным ходом! В спешном порядке, не поддающимся никакой логике, сливаются и разукрупняются поликлиники и больницы, закрываются, переводятся и вновь открываются (только уже на других территориях и с другими штатами) отделения стационаров, врачи и медсестры подписывают уже третье по счету за год уведомление о переходе на новую систему оплаты труда, до сих пор не представляя, какими же будут их новые оклады...суета и хаос...

Поначалу казалось, что целью слияния нескольких ЛПУ в одну структуру являлось уменьшение числа "нахлебников" - бухгалтеров, кадровиков и пр. околоначальственного состава. Однако на деле вышло все наоборот.

До реорганизации структура организации ЛПУ любого округа была простой и понятной. Управление здравоохранения округа - головная организация, ему подчиняются главврачи поликлиник. Теперь вместо Управления в каждом округе создали Дирекцию, в состав которой входят поликлиники и больницы округа (раньше подчинявшиеся напрямую городскому ДЗ, минуя уровень округа). Поликлиники округа объединены в амбулаторный центр; поликлиника, на базе которой создан этот центр, является поликлиникой 2-го уровня, в то время как остальным присвоен 1-ый, наинизший уровень (читай, сельская амбулатория). Уровень оснащения поликлиники 2-го уровня, также как и уровень квалификации ее врачей, не всегда самый лучший в округе. Есть случаи, когда в качестве головной поликлиники выбирали самую худшую, рекордсмена по количеству жалоб от пациентов, с наименее квалифицированными специалистами. Парадокс заключается в том, что врач поликлиники 1-го уровня не имеет права посылать пациента куда-либо на консультацию (на профильную кафедру медвуза, в профильный НИИ) без предварительной консультации со специалистом головной поликлиники . Какую дополнительную информацию можно получить от в лучшем случае равного по объему знаний врача (а в худшем - от врача меньшей квалификации), зачем искусственно затягивать время до по-настоящему квалифицированной консультации? Более того, предлагать больным получить второе, квалифицированное мнение "на стороне" теперь для поликлиники становится еще и финансово невыгодно , т.к. в этом случае деньги, перечисляемые страховой компанией за этого больного, пойдут не поликлинике, а тому лечебному учреждению, где будет проводиться консультация .

Надежды на сокращение "вспомогательных" структур также не оправдались. Да, всех кадровиков, бухгалтеров, экономистов вывели из поликлиник и включили в состав Дирекции. Однако ни один из них не был сокращен. Более того, были сохранениы ВСЕ должности главбухов и над ними введена еще одна должность - главный над главными (!). Должности главных врачей каждой поликлиники, их замов - остались неприкосновенными. ПОменялись названия: главврач теперь зав.поликлиникой, его зам - методист. Но суть осталась прежней. Ни одной управленческой должности сокращено не было (!)

Переход на новую систему оплаты труда, похоже не сулит ничего хорошего. В приказе № 531 определен минимальный уровень зарплаты (к слову, ниже, чем был при старой системе ЕТС) и повышающие коэффициенты. Однако, механизм назначения повышающих коэффициентов остается загадкой. Будут ли они присуждаться в соответствии с квалификационными категориями (про надбавки за которые в приказе ни слова) или их назначение целиком будет зависеть от отношения начальства к врачу, вне зависимости от его профессиональных качеств - тайна, покрытая мраком неизвестности. Не менее интересен вопрос с оплатой ночных часов. В приказе оговорен лишь общий принцип - не менее 20% от часовой ставки, но ничего не сказано о дополнительной оплате за работу в ночное время для тех категорий врачей и медсестер, которые получали до 100% (хирурги, анестезиологи, врачи Скорой, операционные сестры, сестры-анестезисты и палатные сестры отделений реанимации). По предварительным расчетам, если оправдаются худшие прогнозы, мы можем потерять до 30% зарплаты. Это существенно.

Таким образом, проводимая "реформа" не принесет пользы ни врачам, ни пациентам. Так кому же она выгодна?

Рассказать друзьям